ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Дагестан под прицелом?

Эксперты рассказали о повышении террористической активности ИГ в Дагестане


Вторая половина декабря в Дагестане ознаменовалась трагическими и кровавыми событиями в крупных городах республики. В течение одного дня разрозненные ячейки незаконных вооруженных формирований, действующих в регионе, совершили ряд дерзких нападении на сотрудников силовых ведомств.

По данным различных информационных агентств, 25 декабря на трассе Махачкала-Каспийск при попытке остановить автомобиль для проверки документов, находящиеся в нем открыли огонь по сотрудникам полиции, в ходе нападения погибли два сотрудника. Вслед за ним в Кизилюрте был обстрелян контрольно-заградительный пост.

Данные террористические акции совершены лицами, действующие под «эгидой» так называемого Исламского Государства (признано в России террористической организацией), которое уже шестой раз берет на себя ответственность за кровавые акции на территории Дагестана.

Отметим, что за последнюю неделю страна пережила более масштабную трагедию, связанную с падением в районе Сочи Ту-154 Министерства обороны России, летевшего в Сирию.

Данные события в очередной раз привлекли внимание общественности к борьбе с террористическим подпольем, активность которого благодаря действиям сотрудников федеральных силовых ведомств была несколько снижена.

Но, тем не менее, уровень радикализации молодежи в регионе не спадает, а в ряде мест, например, в Дагестане, имеет тенденцию к росту.

Своим мнением о причинах сохраняющейся напряженности в регионе нашему сайту рассказали эксперты:

Милрад Фатуллаев, главный редактор издания РИА «Дербент»

На мой взгляд, существует ряд факторов, которые в совокупности привели к  количественному увеличению активных подпольщиков в регионе.

Во-первых, существует вероятность взаимосвязи последних событий  с тем, что определенная часть бойцов террористических группировок из Сирии возвращается обратно.

Во-вторых, часть подпольщиков, которые раньше имели возможность выезжать на территорию Сирии, сегодня лишены многих каналов.  Потому что основным мостом служила территория Турции, но сегодня у Турецкого правительства изменилась позиция по этому вопросу. В связи с этим маршруты для них перекрыты, в том числе, потому что Турция сама активно участвует в борьбе с ИГ (запрещенная в России террористическая организация).

Остаются другие маршруты, - через Ирак, либо Иорданию, но, по всей видимости, они по ряду причин не очень удобны.

В-третьих, увеличение количества подпольщиков в виду того, что в эту среду постоянно рекрутируется какое-то количество новых сторонников.

Активность подполья также связана с поступившими определенными заказами, которые исходят от лидеров террористических организаций. Далее, без активности подполье лишено возможности получать средства на свою деятельность от непосредственного руководства, соответственно периодическими вылазками они напоминают о себе.

Что касается причастности ИГ к последним вооруженным нападениям, то, на мой взгляд, не во всех террористических атаках они проявляли участие, вполне возможно, это были самостоятельные инициативы боевиков на Северном Кавказе.

Ахмет Ярлыкапов, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО

На сегодняшний день очевидно, что серьезное устойчивое террористическое подполье активными действиями силового блока в регионе подорвано. Подтверждением тому служит, тот факт, что после смерти одного из старейших лидеров Вилаята Кавказ Рустама Асильдерова заявлений о появлении новых лиц, которые бы сменили его, нет. У них точно такие же трудности, какие были у уже ушедшего на покой Имарата Кавказ.

Все это свидетельствует об отсутствии серьезного подполья, которое могло бы систематически производить продуманные террористические действия. И основная проблема - финансовая, плюс успехи силовиков в уничтожении подполья.

Мы имеем дело с тем, что сегодня на передний план выдвигаются те, кого называют одиночками, которые заявляют, что они действуют от имени террористического «бренда», в нашем случае, от так называемого ИГ (запрещенная в России террористическая организация). И совершают террористические акты без непосредственной организационной или финансовой связи с самой организацией, от имени которой они действуют.

Их появление также является признаком того, что подполье испытывает серьёзные проблемы.  
Надо ли нам успокаиваться? Не думаю. Террористические акты регулярно продолжаются, что свидетельствует о наличии определенных проблем, которые нуждаются в решении. И не в последнюю очередь это социально-экономические проблемы таких регионов, как Дагестан, требующие своего решения.

Насколько справедливо говорить, о причастности ИГ к совершенным актам? На самом деле, террористическая структура данной организации носит характер своеобразной сети. Она объединяет не только тех, кто непосредственно организационно и финансово связан с ИГ на Ближнем Востоке, но и тех, кто идеологически чувствует с ними родство, действует от их имени.

В широком смысле они есть неотъемлемая часть террористической сети.

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Значение смерти Рустама Асильдерова для вооруженного подполья вызвало диску ...

КТО наведет порядок?

Активность бандподполья в РД - следствие нерешенности проблем региона

КТО закончит с экстремизмом?

Эксперты: ИГ применяет тактику и опыт боевиков "Имарата Кавказ"

Комментарии (0)