ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Дагестан: возвращение к феодализму

В республике не работают никакие нормальные механизмы отбора кадров

Дагестан: возвращение к феодализму

В 2017 году исполнилось четыре года, как у руля Дагестана встал Рамазан Абдулатипов.

Из его личных политических успехов за годы правления можно выделить настойчивость в расширении прав на координацию действий территориальных органов федеральных министерств и ведомств в Дагестане, которое вылилось в почти его единоличное доминирование во всех властных институтах.

Апеллируя к имени Президента России Владимира Путина и пугая местных "федералов" тем, что он будет жаловаться их начальству, а тех, в свою очередь, возможными обращениями к главе государства, он сумел если не подмять всех под себя, то хотя бы заставить  играть под его дудку из опасений нежелательных разборок.

На руку сыграло и возбуждение уголовных дел по статьям о терроризме против экс-мэра Махачкалы Саида Амирова и управляющего отделением Пенсионного фонда России по Дагестану Сагида Муртазалиева. Ему не по форме, а фактически удалось распространить вертикаль исполнительной власти также и на муниципалитеты.
Благодаря своей медиаактивности в федеральных СМИ и перестройке республиканских информационных ресурсов на режим пропаганды успехов и улучшений под его руководством, Абдулатипов обеспечил видимость бурной и эффективной деятельности и часто попадал на хорошие места во всевозможных рейтингах. Это же позволило ему почти загасить протесты против административного давления и фальсификаций на выборах депутатов в Госдуму ФС РФ и Народное собрание РД в 2016 году и сформировать "под себя"  их составы. Так что в личном плане у него всё хорошо.

В общественном же плане установление авторитарного управления позволило Абдулатипову с помощью административного ресурса добиться инвентаризации, упорядочения и регистрации значительной части государственного и муниципального имущества, некоторого улучшения  сбора налогов.

Что касается упущений, то тут приходиться говорить о системных недостатках правления Абдулатипова. Это громогласные, но не выполненные обещания о привлечении 300 млрд рублей инвестиций, мощной финансовой поддержке республики из федерального бюджета. Это и заявления об обновлении и очищении дагестанской власти, которые обернулись лишь ротацией старых кадров. Это и, сначала, обвинения бывших глав республики в том, что они довели республику до катастрофы, а затем хвалебные речи в их адрес и вручение им орденов. Это и многократные изменения структур министерств и комитетов, частые смены министров, почти ежемесячные изменения в республиканском бюджете. Это и неэффективные траты на многочисленные форумы, фестивали и поездки.

Это и неудачные попытки перестроить работу республиканских и муниципальных чиновников под проектное управление и использование так называемых приоритетных проектов республики как ширмы для саморекламы. Это и приписывание себе успехов там, где его заслуг нет.

Например, улучшение в сфере безопасности связано с работой правоохранительных органов, а что касается профилактики террористических проявлений, за которую отвечает дагестанская власть, отмечается рост преступлений террористического характера и десятки тысяч поставлены на профилактический учёт.

Успехи в цифрах роста промышленности связаны с жарким, но одновременно дождливым летом, обеспечившим полноводность рек и, следовательно, рост выработки электроэнергии на каскаде ГЭС, а также долгожданным выполнением оборонзаказов несколькими предприятиями.

В сельском хозяйстве более 70% продукции дают личные подсобные хозяйства, которые не пользуются государственной поддержкой, и ещё порядка 15% - крестьянско-фермерские хозяйства, которые пользуются незначительной поддержкой государства. В строительстве около 90% - это индивидуальное жилищное строительство, где помощь государства весьма незначительна. Поэтому роли государственных органов власти в росте объёмов производства тут почти нет.
В Послании Народному собранию РД 6 февраля глава Дагестана заявил, что экономика Дагестана стала за четыре года более эффективной. Сомнительно, поскольку несколько новых средних предприятий не принесли существенной добавки. А номинальный рост валового регионального продукта, в основном, связан с ростом цен или благоприятной погодой.

Абдулатипов хвалится тем, что денег в бюджет республики стали собирать больше, чем в 2012 году. Но номинальный рост доходов в бюджет связан с ростом цен, зарплат, тарифов и в реальном исчислении с учётом инфляции несущественен.

Он утверждает, что дороги стали лучше. Да, на автодороги были направлены большие средства из бюджета, но улучшив их в некоторых горных районах, Абдулатипов оставил без финансирования дороги в городах и сёлах. Пусть проедет по улицам Махачкалы! Глава Дагестана утверждает, что стало меньше взяток и поборов. Как это он установил? Судя по откликам в интернете - это не так!

Не способствовали его авторитету и частые неосторожные оскорбительные выражения в адрес оппонентов, содержательные противоречия и ошибки в публичных выступлениях, особенно по экономическим и религиозным вопросам. Видео- и аудиозаписи по этому поводу гуляют в интернете и по смартфонам.

Список можно продолжить, но достаточно сказать, что по опросу дагестанцев, проведённому Федеральной службой охраны и спецсвязи РФ в ноябре 2016 года, положительно и скорее положительно оценивают деятельность Абдулатипова лишь 10,5% населения, а отрицательно и скорее отрицательно - более 70%! Это последнее, 85-е место среди глав регионов России.

Что касается осуществленных в последнее время назначений, то они имеют разные причины. Хотя то, что Абдулатипов произвёл их целый каскад, вызывает подозрения.

Некоторые журналисты объясняют это очередным «аукционом», но я думаю, что часть назначений вызвана взятыми прежде перед сильными мира сего обязательствами. Например, назначение москвички Екатерины Толстиковой вице-премьером правительства Дагестана скорее связано с просьбой трудоустроить её каким-то опекуном из Москвы. Перемещение Магомеда Исаева в руководители управления Пенсионного фонда РФ по РД было обещано ещё осенью 2015 года, когда уволили Сагида Муртазалиева, объявленного в международный розыск.
Без аукциона, уверен, прошла и смена министра печати и информации РД. Это уже четвёртый за четыре года руководитель ведомства, которое издавна служит громоотводом, точно так же, как устоявшаяся привычка чиновников во всех бедах обвинять журналистов. Денег там мало, а ответственности и сложностей много.

А вот смена руководства в комитете по госзакупкам, министерствах по туризму и народным художественным промыслам, а также министерстве труда и социальному развитию объяснимы  с трудом, поскольку в первом случае человек выстроил работу новообразованной структуры и получил похвалу от министерства экономического развития России, а в двух остальных случаях у назначенцев нет профильного опыта и образования.

Но  за кажущейся чехардой, есть своя логика. В случае с главами Ленинского и Советского районов Махачкалы, например, Абдулатипов находит в их лице стрелочников по поводу коммунальных безобразий, дошедших до Москвы, и одновременно трудоустраивает человека из своей охраны, а также протеже руководящего чиновника из своей команды. В других назначениях я тоже не вижу лиц, подобранных для решения новых задач, поскольку у них нет соответствующей квалификации и опыта. 

В государстве, где работа оценивается по результату и есть персональный спрос, профессиональные качества, опыт и номенклатурный авторитет чиновника  играют важную роль в служебной карьере. 

Но в современном Дагестане, где сложились полуфеодальные порядки, эти правила не работают, так как должным образом не работают ни рыночные, ни демократические, ни административные механизмы, не происходит отбор лучших руководителей. 

В Дагестане жулики, аферисты и криминальные авторитеты рассчитывают, что сложную государственную работу они возложат на умного интеллигентного специалиста, а сами будут только следить за финансовыми и имущественными вопросами и снимать "пенку" в свой карман.

Эдуард Уразаев, экс-министр по национальной политике, информации и внешним связям РД

.

.

Возможно Вам будут интересны:

Кадровая чехарда: продолжение

Эдуард Уразаев: есть ли логика в кадровой политике главы Дагестана?

Глава Дагестана положительно оценил работу правительства республики

Дагестанский бюджет: лучше меньше, да лучше?

Дагестанские особенности федерализма

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 15 февраля 2017 19:52

Ну сколько же можно? Плохой АРГ.Все проблемы в нем.Философ- уйдет,теософ- придет и пипл окажется в раю.Не окажется.Рай должны заслужить. Каждодневным трудом.И АРГ не в состоянии помешать жителям Магьарамхуьр р-на строить парники и откормочные цеха. Да,лучше было бы,если республикой управлял состоявшиеся в бизнесе человек,но это выбор президента РФ. P.S. Все экономисты (и либералы ,и консерваторы) согласны в одном-нужны реформы:Административно-территориальные,экономические,политические,судебной системы.Нужно ликвидировать районы, на базе 6-7 районов создать округа,власть делигировать в местные муниципалитеты.Главы населенных пунктов избрать каждый год прямым,всеобщим,открытим голосованием.Эта система многие века практиковалась в ИНКСКОЙ империи,до появления еврепейцев на Американском континенте. А мы который год повторяем-абдулатипов,абдулатипов...!


Цитировать