ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng Az Lz

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

«Ни денег, ни развития»

Маир Пашаев о перспективах экономики Дагестана и последних кадровых перестановках

Несмотря на постоянные заверения дагестанских властей о росте экономики, население республики особых изменений к лучшему пока не почувствовало. Определенное недоверие простых людей к декларируемому тезису о выходе региона из кризиса вызвано еще и кадровыми перестановками, которые происходят в правительстве Дагестана с пугающей частотой. Действительно ли устойчивая тенденция к оздоровлению экономики наметилась и, если да, то когда мы сможем оценить реальные плоды этого процесса? С таким вопросом мы обратились к известному лезгинскому экономисту Маиру Пашаеву.

Каких-либо новых тенденций нет. Экономическая политика Рамазана Абдулатипова изначально была выстроена строго на основе федеральных программ, денег и заказов. Но принятые ранее в качестве кредита доверия главе республики решения исчерпаны еще на стыке 2015-2016 годов. Такие, как празднование юбилея Дербента и создание ОЭЗ, туристического кластера успешно им провалены, а «особая» программа ускоренного развития Дагестана, продавленная Абдулатиповым, оказалась большим мыльным пузырем. Теперь он пытается вытянуть из центра деньги под проект строительства нового морского порта. Якобы на принципах софинансирования. Но у республиканского бюджета на это денег точно нет, крупные частные инвесторы в Дагестан свои капиталы отказываются инвестировать.
 
Что сулит республике нашумевший проект введения в строй Комплекса по переработке и хранению нефтепродуктов? Обещают сотни новых рабочих мест и серьезные налоговые отчисления. Какие, на Ваш взгляд, у проекта перспективы?
 
Проект НПЗ, возможно, был актуален в свое время, на фоне скорой приватизации и реконструкции Махачкалинского морского порта. Завод давно построен и даже работает года два, но без разрешительной документации. Есть версия, что сами собственники сознательно тянут с вводом объекта в эксплуатацию. Перспектива завода могла быть связана с добычей нефти в Дагестане, освоением новых месторождений. Но и с большой помпой созданная Абдулатиповым три года назад Дагестанская нефтегазовая компания оказалась карманной конторой: теперь ей поручена продажа неликвидных газовых сетей. В такой ситуации находятся все отрасли Дагестана: какие-то сегменты иногда показывают определенный рост, зачастую взрывной, но тут же затухают, так как перспектив развития нет.
Реализуются ли в Дагестане другие крупные инвестиционные проекты и какие из них, на Ваш взгляд, дадут реальную отдачу в будущем?

Единственным крупным инвестором республики является Сулейман Керимов. Именно он реализовал несколько крупных проектов: строительство КЗЛС, клуб «Анжи», теперь строит крупный логистический терминал в аэропорту.
В последнее время мы наблюдаем новый этап кадровой чехарды в Дагестане: смены министров, глав районов и т.д. Не так давно был снят с должности министр сельского хозяйства и продовольствия Мусафенди Велимурадов и на его место назначен Керимхан Абасов. О чем, на Ваш взгляд, говорит данная перестановка?

К сожалению, все чаще занятия дагестанских власть имущих сводятся к манипулированию людьми и поиску личной выгоды. При этом, они не могут или не очень хотят прогнозировать результат работы в долгосрочном периоде и слабо контролируют возможные последствия своих действий. И кадровая чехарда – результат в первую очередь того, что руководители республики потеряли связь с объективной реальностью.

Что касается сельского хозяйства, то там повестка была практически исчерпана еще до назначения Велимурадова министром – его скорую отставку прогнозировали уже при назначении. Достаточно напомнить, что Абдулатипов пытался отправить его в отставку после года работы на должности министра. Не было ни новых программ, ни проектов, ни новых перспектив отрасли. Хотя потенциал огромный.
Что ожидает Дагестан и его экономику во втором полугодии 2017 года?

Ухудшение бюджетной ситуации и генерирование новых запредельных политических рисков, коррупция, которая за период правления Абдулатипова выросла в разы – все это  стало барьером для инвестиций и развития. Четыре с лишним года назад я дал политике Абдулатипова по отношению к республике следующее определение: ни мира, ни войны, ни денег, ни развития. Так и получилось в итоге. Он за 2013-2014 годы вышел на определенную для себя зону комфорта, а далее, сохраняя статус-кво, в этой зоне пребывал. Новых перспектив при нем точно не стоит ожидать: он все предыдущие четыре года был занят удержанием власти, а теперь озабочен выбором преемника на свой пост. 

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Абдулатипов уволил Мусафенди Велимурадова с должности министра сельского хо ...

Мусафенди Велимурадов: объем сельхозпроизводства в Дагестане в I квартале 2 ...

«Нужна стратегия высокого порядка»

О причинах кризиса экономики Южного Дагестана

Судьба миллиардов Керимова

Комментарии (0)