ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

«Экономику определяет политика»

Х.-М. Абашилов о «выгодной» статистике Абдулатипова на фоне отсутствия политической воли

«Экономику определяет политика»

Предлагаем вниманию читателей полную версию экспертного доклада «О социально-экономическом положении Республики Дагестан» кандидата экономических наук Хаджи-Мурада Абашилова, представленного на Форуме «Дагестан-2017. Взгляд из Москвы».

Мы с вами практически уже прожили насыщенный многими событиями 2017 год. Он сложился очень неоднозначно, но в рамках года произошли ключевые изменения, которые, надеюсь, раскроют перспективы республики.

Прошлогодний доклад, посвященный оценке социально-экономического положения республики, был посвящен конкретным цифрам, показателям, которые были достигнуты или, как минимум, опубликованы в официальных источниках. Буквально малейшее сомнение в их достоверности, указание на полнейшую зависимость цифр от политической воли, а не экономических процессов, вызвало тогда непонятную бурную негативную реакцию.

Но уже буквально пару недель назад публичное предъявление полнейшего несоответствия нарисованных показателей реальной динамике экономики на конференции в ИСЭИ ДНЦ РАН воспринималось ответственными лицами как маленькая шалость, с легкой ухмылкой. Спасибо нашим коллегам (Шамилю Хадулаеву, Расулу Кадиеву и др.) за эти острые вопросы, позволяющие нам понять всю эфемерность публичных отчетов уполномоченных органов исполнительной власти.

В надутии пузырей убедился в этом году и сам лично на базе министерства сельского хозяйства и продовольствия РД. Количество приписок по поголовью скота в животноводстве и завышения сумм расходов к возмещению по растениеводству не поддается даже ревизорскому исчислению. Но для себя выявил один очень странный феномен – в рамках нынешнего финансово-бюджетного устройства именно такие «свободные художества» с цифрами являются основой развития, финансовой базой функционирования отрасли. К великому нашему сожалению. Однажды запущенный конвейер по небольшому завышению показателей с целью отчетного представления о достижении плановых критериев разросся в сложнейший механизм, управлять которым без определенной чиновничьей сноровки не получится. И управление отраслями, министерствами сводится не к достижению новых высот, а к эквилибристике цифрами и освоению бюджетов.

Этот механизм не починить. Его можно только сломать, разорвав все порочные связи внутри оного. Мы можем оценить это на примере столицы. Сложнейшая система управления городом под руководством Саида Амирова, завязанная на личных связях и коррупционном механизме, сразу дала критические сбои по всем направлениям – системы жизнеобеспечения, финансово-бюджетная сфера, коммунальная, транспортная сфера не раз попадали в коллапс. И до сих пор экономика города, его хозяйственные связи не восстановлены – потому что из механизма вынули приводящий вал, заменив его другим, но не поменяли саму суть.

На сегодняшний день исходить мы можем лишь из того, будут ли менять отдельные части скрипучей государственно-административной системы республики или все же будут выстраивать новый механизм? Что день грядущий нам готовит?

И мы опять приходим к тому, что экономикой управляет политика. 2017 год ознаменовался важнейшим политическим шагом, который резко изменил диспозицию. Представляется не столь важным проводить анализ тех самых публичных отчетов с бездоказательными цифрами и искать в них очередные несоответствия, сколько окинуть взглядом в целом и оценить – что из себя представляет экономика Дагестана и в каком направлении ей надо двигаться.

Классический постулат – благополучие базируется на развитии экономики. Если довериться официальной статистике, то она гласит о том, что за 10 месяцев текущего года относительно показателей прошлого года практически по всем направлениям наблюдается рост. ВРП растет, обороты организаций по отдельным отраслям увеличиваются, но ощущения говорят об обратном. Ощущения к цифрам не притянешь, но инвестиционный климат и общее качество жизни — показатели не абсолютные, а относительные.

На чем же базируется республика в последние годы.

Сельское хозяйство — 15,5 % валового регионального продукта. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) показывает рост 118%, по сальдированному финансовому результату (за январь-сентябрь 2017 г.) без учета субъектов малого предпринимательства — рост 173%.

Добыча полезных ископаемых — 0,4 % ВРП с отрицательной динамикой в его структуре. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - рост 108,5%, по сальдированному финансовому результату (за январь-август 2017 г.) динамика нулевая.

Обрабатывающее производство — 3,9 % ВРП. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - рост 112,7%, по сальдированному финансовому результату (за январь-август 2017 г.) — рост 104,4%.

Энергетика — 2,0% ВРП. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - рост 104,8%, по сальдированному финансовому результату (за январь-август 2017 г.) — рост 102,1%.

Строительство — 15,8% ВРП. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - рост 112,6%, по сальдированному финансовому результату (за январь-август 2017 г.) — рост 116,5%.

Транспорт и связь — 7,5% ВРП. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - данные отсутствуют, по сальдированному финансовому результату (за январь-август 2017 г.) — снижение до 92,1%.

Сектор госуправления — 6,4% ВРП. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - рост 116,6%, по сальдированному финансовому результату данный сектор нет смысла оценивать.

И наконец Торговля — 28,5% ВРП. По обороту организаций (за январь-октябрь 2017 г.) - рост 103,5%, по сальдированному финансовому результату (за январь-август 2017 г.) — снижение до 92,8%.

«Экономику определяет политика»

Что это значит. Дагестан — это сельскохозяйственная, торгово-ориентированная республика с небольшим промышленно-производственным потенциалом, в основном, в сфере строительства и энергетики.

По отчетным показателям динамика по всем статистическим направлениям в 2017 году составляет в среднем 108 % относительно показателей прошлого года, что говорит о невероятных успехах!

А теперь абзац из раздела «Финансовые результаты деятельности организаций» ТУ Росстата по РД. « В январе-августе 2017 года сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых и бюджетных организации) в действующих ценах составил –3048,9  млн. рублей убытка. За этот же период предыдущего года, сальдированный результат составлял – 2855,5  млн. рублей убытка.»

Организации массово в убытке. Субъекты малого предпринимательства (ключевой сектор в нашей республике) даже не оцениваются — они только усугубляют статистику.

Статистика в очередной раз играет цифрами, а экономика не растет.

Почему?!

На наш взгляд, есть несколько тому причин, лежащих в глубине и на поверхности.

1. Это тот самый инвестиционный климат, который сложился за последние 4 года. Классический период, в рамках которого оцениваются результаты работы выборного руководства. Они отрицательные. Инвестиционный спрос натянут государственными инвестициями и госгарантиями приближенным к руководству организациям. Весь внутренний спрос настроен не на долгосрочное инвестирование, а на получение субсидий и льгот от государства, что отлично показывает, например, сельское хозяйство. Весь прирост объемов сельского хозяйства обусловлен чуть ли не кратным приростом субсидий по конкретным направлениям деятельности — виноградарство, животноводство, по которым действуют одновременно несколько направлений государственного субсидирования. Все, что касается собственных инвестиций без участия государство — мертво.

2.​ Дефицитность собственных финансов республики. Ежегодное муссирование темы межбюджетных трансфертов приводит к очередному перетягиванию каната между субъектами РФ в борьбе за дотации. 75% республиканского бюджета сверстано за счет субвенций, субсидий и, самое главное, дотаций. Порядка 23 млрд. собственных доходов из практически 100 млрд. расходов с реально положительной динамикой увеличения налоговых доходов и сборов — это истинный показатель сбалансированности бюджета. Мы держимся на краю пропасти одной рукой, все остальное — за счет внешней силы. Республика совершенно не обладает маневренностью капитала, очень ограничена в ресурсах, не имеет точек воздействия на частный капитал.

В Дагестане просто порушена конкурентная банковская среда, утоплены значимые республиканские банки — и весь рынок представлен Сбербанком и Россельхозбанком. Да,конечно, присутствуют «Инвестторгбанк», непонятные пришлые «Воронеж» и «Восточный» и так далее. Реально их нет на рынке. Нет рекламы, нет борьбы за клиента, нет специализированных условий. Инвестторгбанк поучаствовал в различных схемах государственного финансирования, Сбербанк и Россельхозбанк действуют по своей налаженной схеме, притом Сбербанк вообще оставил только представительство филиала на территории с более чем трехмиллионным населением! Чем занимаются остальные банки — мы узнаем через год-два, когда Центробанк в очередной раз нам объявит, что «данная кредитная организация не выполняла требования по капиталу и проводила сомнительные необоснованные финансовые операции».
 
Отсутствие финансового обеспечения для финансирования экономики, хозяйствующих субъектов определяет отсутствие реальных рычагов воздействия на экономику.

Огромный долг, который искусственно повешен на ключевые элементы топливно-энергетического комплекса республики. Долги газовиков и энергетиков будут кочевать из года в год в пугающей арифметической прогрессии с невменяемыми цифрами в 35 млрд. руб. по состоянию уже на 2017 год. Ежегодный прирост долга в более чем на 10% требует неукоснительного политического вмешательства руководства республики и жесткой позиции по урегулированию долговых обязательств.

«Экономику определяет политика»

3.​ Отсутствие развитого промышленного производства. Азимут, Авиаагрегат, Электросигнал, КЭМЗ и регулярно фактически дотируемый оборонзаказом Дагдизель. Это флагманы республиканской экономики, которых даже на российском рынке не видно абсолютно. Отсутствие собственной производственной базы формирует зависимость от внешних производителей по самым мелким даже номенклатурам деталей для остальных отраслей — и сельского хозяйства, и строительства, и даже торговли. Это влечет за собой валютные риски для них, а также дополнительные транспортно-логистические расходы, особенно проявившиеся с внедрением «Платона». Ждем достижения перспективных целей Каспстекло и Мараби — для ключевой сферы строительства и их потуги будут уместны. Но в целом, республика должна дать себе отчет — инвестиции в конкурентное промышленное производство на данном этапе крайне неэффектины и неконкурентоспособны по сравнению с тем же сельским хозяйством. Да просто обратите внимание на официальную страницу ТУ Росстата по РД — там даже нет для этой сферы отдельной строки!

4.​ Высокая теневая составляющая экономики. Эта сфера не может быть определена, но поддается оценке, хотя и довольно приблизительной. Например, по итогам целого комплекса проверок, инициированных руководством города совместно с налоговиками, было выявлено более 3000 предпринимателей, осуществлявших свою деятельность без постановки на учет. Но «вчерную» уже мало кто работает — весь бизнес, в основном, сосредоточен на «серых схемах». Ужесточение административного контроля и постоянное повышение ставок налогов, сборов, взносов только стимулируют к уходу «в тень», что особенно характерно для субъектов малого предпринимательства. Например, сектор гостиничных услуг, который осваивает рекордные (для постсоветского периода) показатели туризма, формирует менее 1% ВВП, что наводит на мысль о массовом уклонении от статистического учета и «серых» налоговых схемах функционирования.

5.​ Административно-правоохранительный пресс. Это самый сложнооцениваемый показатель, который прямо коррелирует с первым пунктом и обратно ему пропорционален. Он запределен. Количество и объем проверок различных контрольных органов, инициация уголовных дел по малейшему поводу с квалификацией «мошенничество». Интересный факт — в 2017 год в отдельный период времени, например, в Минсельхозпроде РД сидело одновременно 5 (пять!) контролирующих организаций на проверке. И это, скажем, административно не самое слабое звено, уполномоченное заниматься развитием ключевой отраслью республики. Понимаю, что в каждом отдельном органе, в каждой организации всегда бывают те или иные нарушения случайного или намеренного характера, но бесконечный проверочный процесс дестабилизирует работу любого учреждения и нивелирует смысл его деятельности.

Мы опять возвращаемся к тому, что экономику определяет политика, политическая воля. В руководстве республики новые лица. Публично объявлено о четком настрое на смену парадигмы — не «работать чуть-чуть на себя», а строгое следование закону, в особенности в части антикоррупционного законодательства. Для экономики очень важны правила, соблюдение этих правил. И если сегодня запускать экономические процессы, основываясь на политической воле в их воплощении, то следует выбрать ключевые направления и сосредточиться исключительно на них, не распыляясь.

1.​ Решение вопроса с газовыми и энергетическими долгами. Республика не может выходить на рынок производства электроэнергии, с инвестиционными площадками по добыче и реализации полезных ископаемых с отрицательной репутацией фактически банкрота. Проведение переговоров с ключевыми кредиторами, фиксация обязательств республики с реальным дисконтированием, выставление жесткого графика погашения на срок до 5 лет с предельным объемом платежей не выше 1% ВРП в год.

2.​ Создание регионального банка. Это именно политический вопрос решения финансово-экономической проблемы, лежащий в сфере надзора ЦБ РФ и под неукоснительным наблюдением Минфина России. Без оперирования внебюджетными источниками финансирования любые шаги региональной власти имеют слабые шансы в реализации оных. Опыт взаимодействия по итогам инвестиционных проектов со Сбербанком России, Инвестторгбанком и др. показывает, что исключительно коммерческие интересы внешних банков в период становления проектов на ноги хоронят эти самые проекты. Региональный банк не может быть создан непосредственно органами государственной власти республики, поэтому это форма должна быть разработана совместно с руководством вышеупомянутых федеральных органов. Либо под чутким руководством ТУ ЦБ РФ по РД проведена консолидация оставшихся региональных банков с целью формирования такого коммерческого банка регионального значения. Работа с данным банком может быть поставлена аналогично работе ЦБ РФ с системно значимыми банками в рамках страны — со специальными условиями надзор и контроля, но и одновременно пониженным объемом проверок и административно-правоохранительного пресса.

3.​ Определение сельского хозяйства в качестве локомотивной отрасли экономики и полное сосредоточение на максимальное решение сопутствующих проблем, связанных со сбором, хранением, сортировкой и транспортировкой урожая, формированию условий для круглогодичного цикла большинства подотраслей. При этом предлагаем отказаться от формы государственных гарантий конкретно по данному направлению, так как это формирует нездоровую конкуренцию между крупными и мелкими производителями. Как показывает опыт виноградарства и садоводства, хватает правил обязательного финансирования в виде субсидирования определенной части расходов (для того, чтобы исключить возможности бюрократии в принятии решений о необходимости или отсутствия необходимости финансирования данных расходов). В республике, с учетом действующей Госпрограммы развития сельского хозяйства и устанавливаемых правил распределения субсидий, наработана отличная практика по данному направлению.

Именно в данной сфере сработает экономический мультипликатор за счет расширения строительства большого количества сопутствующих элементов — складов, сортировочных центров, овощехранилищ, мини-консервных заводов и так далее.

Здесь же остро стоит вопрос сельскохозяйственного кредитования, в рамках которого Россельхозбанк так и не стал гарантом воплощения государственной политики в агросфере, что требует однозначно специальных программ регионального банка.

4.​ Полнейший отказ от прямого финансирования и предоставления государственных гарантий в любом инвестиционном проекте, не связанном с сельским хозяйством. Запредельные оценки и нереальные перспективы каждого отдельного проекта во всех случаях обернулись пшиком. Да и в сельском хозяйстве далеко не все так радужно с инвестпроектами, но хотя бы частично виден результат. Но в рамках жестких бюджетных параметров необходимо по минимуму соблюсти политес в отношении промышленного производства, которое в действительности является далеко не лучшим мультипликатором, но зато очень оперативно реагирует на изменения в экономике, что сразу отражается и на его показателях. Промышленное производство в Дагестане не является драйвером прогресса, а является как раз отличным зеркалом экономической действительности (в оценке без учета государственных инвестиций, конечно). Отказ от государственного финансирования приводит к снижению административной нагрузки на данную сферу, что может также подтолкнуть к инновационным решениям без боязни квалификации этих действий как нецелевое использование бюджетных инвестиций (как это практиковалось ранее).

5.​ Определение точек роста экономики лежит не только в выборе конкретной сферы, но и в секвестировании бюджетных расходов именно в части расходов на госуправление. С учетом карт-бланш, выданного врио Главы республики, довольно безболезненно можно провести процедуру оптимизации муниципалитетов, муниципальных районов республики с целью сокращения огромного количества неэффективного управленческого аппарата. Расходы бюджетов поселений на зарплаты руководителям (притом вовсе не большие зарплаты!) составляют иногда больше половины всего бюджета, что ломает весь смысл существования этих бюджетов. То же касается и бюджетов районов, которые необходимо объединить под конкретные количественные параметры с учетом, конечно, национально-исторического аспекта. Это даст существенную экономию бюджетных средств, высвобождающуюся под социальные либо инвестиционные расходы.

Здесь же считаем необходимым вновь вернуться к вопросу развития столицы республики в агломерацию, прообраз современного мегаполиса. Объединение в рамках одного муниципалитета Махачкалы и Каспийска с одновременным добавлением территории под промышленное и жилищное строительство позволит сформировать инвестиционный потенциал для прорывного развития столицы как мощного образовательного, промышленного и финансового центра. К сожалению, одним из основных источников финансовых ресурсов муниципалитета является фактически продажа земли, реализация под инвестиционные проекты, что и формирует необходимость предоставления городу дополнительных объемов прилежащих земель. Но данный вопрос требует очень тонкого решения и возмещения тем или иным образом соседним районам (Кумторкалинскому, Карабухдахкентскому) выводимых земель, так как население трепетно относится к такого рода решениям, особенно в условиях дефицитности равнинных сельскохозяйственных земель. Столице республики нуждается практически не просто в преобразовании, а в трансформации — в новой транспортной парадигме, новом территориальном планировании и зонировании, расширении бюджетного потенциала на порядок выше с целью формирования ключевой базы развития республики, ее центральной финансовой, кадровой и организационной составляющей. Эффект масштаба в данном случае сыграет огромную роль, хотя о конкретных цифрах говорить рано. Вопрос стоит именно в стратегическом решении данной проблемы, которую простой оптимизацией расходов или борьбой за увеличение доходов не снять.

Здесь вновь перед нами встает вопрос качества государственного аппарата и уровня должностных лиц, о чем и было сказано в самом начале.
Любое экономическое решение в республике будет иметь эффект только при наличии политической воли и эффективной, настроенной команды.

.

Пресс-служба ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

В Дагестане отмечается положительная динамика темпов основных экономических ...

Фантом роста: что скрывается за ударными темпами роста дагестанской промышл ...

Мнимые успехи дагестанской экономики. Экономическая статистика Дагестана ра ...

Социально-экономическое развитие Дагестана: реалии и перспективы

На социально-экономическое развитие горных территорий Дагестана выделят 23, ...

Комментарии (0)