ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Все противоречиво и неопределенно

Амиль Саркаров об итогах 2018 года и основных проблемах Южного Дагестана

Редакция сайта ФЛНКА предлагает вашему вниманию интервью с вице-президентом Лезгинской Автономии, заместителем директора РИА «Дербент», заместителем директора Фонда «Дербент» Амилем Саркаровым.

Каким выдался ушедший год в жизни Юждага?

В целом, прошедший год можно назвать если не благополучным, то оставившим положительные впечатления. Новое руководство республики равноудалено от этнических кланов, и это обстоятельство сразу отразилось на положении Юждага, на проблемы которого начали обращать внимание. Это касается в первую очередь строительства дорог и другой инфраструктуры, социальных объектов. В данном случае я не подразумеваю, что к Юждагу стали по-особенному относиться. Изменения связаны именно с выравниванием ситуации, ведь раньше до юга республики очередь всегда доходила последней, а решение самых злободневных вопросов постоянно откладывалось.

Как вы оцениваете прогресс республики под руководством Владимира Васильева?

Однозначно можно сказать, что порядка стало больше. Самым главным достижением Владимира Васильева я считаю изменения в сознании людей. В Дагестане люди уже привыкли к тому, что от них ничего не зависит и добиться чего-либо от государства не получается. Но сейчас отношение население к власти стало меняться в лучшую сторону, равно как и готовность отстаивать свои права. Правда, сильно обольщаться по этому поводу не стоит, так как изменения не столь значительны, а в целом по России ситуация весьма тяжелая.

 
Сокращается ли отставание Юждага от остальной республики?

За такой короткий срок наверно сложно дать оценку. Но тренд положительный. Если ровное отношение к Юждагу сохранится, то регион догонит остальную республику. Тут есть еще над чем поработать.
 
Регион из-за отсутствия рабочих мест является трудоизбыточным, вследствие этого происходит сильный отток населения, а сезонная трудовая миграция наверное превышает масштабы отходничества 100-150-летней давности. Причем это касается не только сельских районов, но и гораздо более благополучного на их фоне города Дербента
 

Можно ли считать «храхубинский вопрос» полностью закрытым?
 
Я не считаю его полностью закрытым. Если смотреть на него без радужных очков, то можно сказать, что государство приняло минимальное участие в судьбе храхубинцев. Но и на том спасибо.
 
По-настоящему власти обязаны были разъяснить ситуацию с передачей российских эксклавов Азербайджанской Республике. МИДовская отписка об «арендных пастбищных землях» не выдерживает никакой критики. Россияне, особенно храхубинцы и урьянубинцы, должны были понять: почему страна пошла на такой шаг и что получила взамен?
 
Кроме того, раз приняли такое решение, то вначале должны были построить под ключ новые села со всей инфраструктурой, а потом уже переселять жителей с насиженных мест, которые их предки благоустроили неимоверным трудом, выкорчевывая вековые деревья. Но их на семь лет (!) бросили на произвол судьбы.
 
Почему огромная держава не смогла сделать то, что без лишних проблем удалось сделать АР (я имею в виду возведение на землях Храх-Убы в кратчайшие сроки коттеджного поселка Палыдлы) понять сложно, оправдать невозможно.
 
Также нельзя понять, почему нельзя было оставить жителей эксклавных сел пожить на прежнем месте до тех пор, пока не решится их вопрос с благоустройством, ведь со всех трибун постоянно утверждается, что между РФ и АР дружеские отношения? Какая это дружба? Такое забыть нельзя.
 
Сами сельчане об этом могут и не говорить, тем более что, наученные горьким опытом, они надеются самостоятельно возродить единое село на тех землях, которые им выделили в Магарамхюрском районе.

 
Как развивается ситуация вокруг т.н. «самурского водозабора»?
 
Очень противоречиво. Все слишком непрозрачно. Вроде принято решение использовать альтернативный способ обеспечить водой Дербент, не прибегая к откачке артезианских вод в дельте Самура, но строительные работы время-от времени возобновляются. Кстати, часть экспертов утверждает, что возведение водохранилища Шурдере не решит принципиальный вопрос подачи воды в Дербент и сохранения Самурского леса.

В Дербенте заявили, что нашли альтернативные источники воды. Значит ли это, что защитники Самурского леса могут вздохнуть с облегчением?

Я бы не стал ставить точку в этом вопросе. Рациональное водопотребление может сильно снизить потребности Дербента в воде, но дополнительные источники нужны будут. Скорее всего ресурсов подземного месторождения под Дербентом будет недостаточно, хотя я могу ошибаться.
 
По-настоящему крупный источник – это Самур. Необходимо зарегулировать сток Самура, чтобы рациональнее использовать его ресурс в период половодья и паводков. Имеется очень интересная частная инициатива по возведению гибридных гидро-солнечных электростанций в среднем течении Самура, которая могла бы решить эти многие другие проблемы региона.

 
Как бы Вы оценили перемены, происходящие в Дербенте? Удастся ли Сулейману Керимову и его команде реализовать намеченное?
 
Этот вопрос очень сложный. Я на него не могу ответить. Могу сказать, что положительные изменения имеются и они видны. К сожалению, я не знаю действительно прорывные проекты Сулеймана Керимова в Дагестане. Многие из них внушали воодушевление поначалу, но потом возникали проблемы, причем проблемы внешнего характера.
 
Чтобы по-настоящему преобразить Дербент придется много и долго работать, потратить огромное количество денег, и чтобы никто не мешал. Если все это будет соблюдаться, то хороший результат несомненно можно будет ожидать.
Что можно сказать об итогах работы ФЛНКА?
 
События в культурной жизни, безусловно, важны, но на мой взгляд они в первую очередь должны быть заботой региональных лезгинских НКА. Мы это видим даже в Москве, когда ФЛНКА, по сути, зачастую дублирует работу РЛНКА из-за слабой активности последней. Главными же достижениями ФЛНКА я считаю продолжение работы на международной арене.

К сожалению, все ее достижения на площадках FUEN, UNPO и ООН пока не проявляются в должной мере, они лишь ожидают своего часа. Активность на местном уровне слаба, а именно она должна поддерживать эти достижения. Но в АР нет сил, которые отстаивали бы интересы лезгинского народа и вряд ли они появятся в ближайшее время.

Негативно влияет на ситуацию в этой стране и продолжающийся отход от принципов федерализма в России. В общем, на фоне ухудшающихся политических условий ФЛНКА старается и дальше поднимать и озвучивать важные вопросы, касающиеся лезгинского народа.

Возможно, ФЛНКА стоило бы усилить работу в регионах России, но тут все в первую очередь зависит от местных лезгинских сообществ: если они не проявляют должной активности, то даже поддержка их самоорганизации не будет играть роли.

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Самур: спокойно, но сложно

Народы Дагестана не должны становиться жертвами двойных стандартов

«Нужно учиться консолидировать усилия»

Что везет Махачкала на Cход жителей Самура?

Шурдере - спасение Юждага?

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 23 января 2019 19:25

не знаю почему ,но прямо скажем так трезво никто не оценивал деятельность флнка и обстановка юждаге . такое чувство ,что Пашаевич увлекся внешнеполитич.  деятельность а внутренню политику  и оценка событий на местах отдано тем кто зашищает кланы и группы,сплетникам ..... . Самур вопрос не решен и больше россия будет зашищать свои интересы  тем больше провокаций   ожидаем от азербайджана


Цитировать