ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Для чего Москва позволяет Китаю закрепляться на Кавказе?

Для чего Москва позволяет Китаю закрепляться на Кавказе?

При растущей экономической и политической мощи Китая, все большее внимание уделяют эксперты о воздействии внешней политики Пекина на ситуацию в Евразии, а также на Южном и Северном Кавказе.

При этом растет количество исследований о том, что Китай склонен больше оказывать положительное и стабилизирующее влияние на политические процессы в огромном евразийском регионе.

Шелковый путь

Евразийская политика Пекина может оказать положительный эффект, потому что ему на самом деле нужны стабильность и мир для формирования нового «Шелкового пути», - пишет Le Huffington Post.

«Я полагаю, что, вслед за соглашением, которое в мае подписали Россия и Китайская Народная Республика, конечно, должна быть конкретная работа, определяющая точки соприкосновения, конкретные проекты, которые могли бы реализовать Россия и Китай.

Именно поэтому формулировка «Сопряжение ЕЭС и Шелкового пути», которая в Китае звучит, как «Один путь, один пояс», мне кажется, должна быть конвертирована в какие-то конкретные вещи», - отмечал ранее крупный дагестанский бизнесмен Зиявудин Магомедов.

Проект представляет собой несколько экономических и транспортных коридоров из Шанхая в Берлин, которые пересекают Китай, Монголию, Россию, Белоруссию и Германию. Сеть инфраструктурных проектов стоимостью 21 триллион долларов покроет площадь с населением в 4,4 миллиарда человек.

Россия уже не раз подтвердила свое намерение участвовать в проекте, несмотря на кризис. При этом все документы, которые могли бы послужить началом развития экономических отношений в рамках данного проекта, уже есть

Китай не заинтересован в дестабилизации Кавказа

В отличие от западных держав, Китай действует без идеологических и геополитических предрассудков или желания вытеснить кого бы то ни было. Первая искомая цель — это процветание, которого легче добиться, когда выгоду для себя извлекает целый регион, - отмечает издание.

Однако, что данная стратегия Пекина может принести Северному Кавказу, где Москва практически все пост-советские годы пытается обуздать сепаратистские и исламские политические движения?

При этом, на примере вооруженных конфликтов в Грузии, Украине и Сирии наглядно видно, как мировые державы пытаются использовать кавказский фактор для эскалации конфликтной ситуации. В то время, как Москва пытается противостоять этим попыткам.

Пекин в данной ситуации не стремится к участию в этом противостоянию с Россией на кавказском поле и с использованием кавказского фактора. Поскольку с момента окончания Холодной войны Москва традиционно была союзницей Пекина.

А Китай всегда знал, как показать свою верность самым своим надежным попутчикам. Отчасти Китай именно поэтому расширяет присутствие на Северном Кавказе. В первую и главную очередь инвестициями.

«Джентльменское соглашение» между Москвой и Пекином

Как легко догадаться, этот регион — не самый простой для инвестиций в России. Однако такие шаги представляют собой часть «джентльменского соглашения» между российским и китайским руководством.
Если китайцы хотят получить доступ к интересующим их рынкам на всей территории России, им нужно помочь с финансированием Северному Кавказу. Несмотря на некоторое сохраняющуюся у Москвы настороженность по поводу прихода внешних игроков на Северный Кавказ, очевидно одно.

Активизация китайских инвесторов на Северном Кавказе свидетельствует о возникшем в Москве понимании касательно всего евразийского пространства: логика «Нового шелкового пути» и внешняя политика Пекина на постсоветском пространстве принесет России реальную выгоду.

Традиционной великой державе вроде России непросто приучиться к сосуществованию с другими державами. Однако факты упрямы, и им постепенно удается убедить существующие вокруг Кремля силы, хотя препятствия все еще остаются, - пишет французский автор Дидье Шоде.

Вложения Китая в Северный Кавказ

Несмотря на сохраняющиеся трудности, Китай сегодня является одним из главных торговых партнеров Северного Кавказа. А Поднебесная вновь подтверждает стремление работать в регионе.
И если два года назад международное сообщество подняло на смех предложение России о превращении Северного Кавказа в туристический центр, китайские инвесторы проявили интерес к крупному проекту «Курорты Северного Кавказа».

В начале мая 2015 года правительство Кабардино-Балкарии получило 400 миллионов долларов китайских инвестиций: в первую очередь это касалось сельскохозяйственных проектов и возобновления работы старых нефтяных скважин благодаря новым технологиям.

Реализуется Соглашение между Республикой Дагестан и провинцией Гуандун Китайской Народной Республики о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве. В Ингушетии идет подготовка к строительству Российско-Китайской зоны торгово-экономического сотрудничества.

Далее, за строительство скоростной автомобильной дороги под Кавказским хребтом из Кабардино-Балкарии через Кубанское ущелье Карачаево-Черкесии в Кодорское ущелье в Абхазии взялась китайская корпорация China Railway совместно с российской компанией «Региональные Проекты».

В такой перспективе китайская власть становится ценным союзником России, у которой нет средств для столь масштабных инвестиций в неспокойном регионе. Разумеется, этот интерес носит и политический характер.

Политический интерес Китая

Для Китая, который является не просто азиатской, но евразийской державой, стабилизация напряженной ситуации в Средней Азии, а также на Южном и Северном Кавказе более, чем актуальной задачей.
Дополнительную актуальность эта проблема для Китая приобретает в свете вооруженного конфликта в Сирии, где идет плотное взаимодействие уйгурских, среднеазиатских и кавказских боевиков.

Кроме того, Китай сам, подобно России на Северном Кавказе, пытается обуздать сепаратистские устремление одного из своих самых неспокойных регионов – Синьцзян-Уйгурского автономного округа.
Оттого логика регионального евразийского процветания становится для Китая определяющей. Поскольку от стабильности и поступательного развития евразийских территорий зависит гарантированный рост спроса на продукцию китайского производителя, нуждающегося в новых емких рынках.

Именно с этим связан тот факт, что политика Китая не нацелена на краткосрочную выгоду, - пишут российские и западные эксперты, предлагая заменить страхи перед китайской экспансией на анализ долгосрочных выгод от китайской политики в регионе.

Так, например, для получивших психологическую травму после захвата заложников в Беслане детей регулярно устраивались реабилитационные программы в Китае, что глубоко тронуло местное население и даже Кремль.

Тот, кстати, выразил благодарность жителям провинции Сычуань, которые принимали особенно активное участие в этом проекте. Еще одним примером стало сотрудничество Чечни и Кабардино-Балкарии с Китаем в области реабилитации детей с ДЦП.

Разумеется, гуманитарные программы играют и политическую роль: они помогают восстановить доверие между народами и государствами. Пекин всячески стремится показать Москве, что не ведет с ней или кем-то еще антагонистическую игру, на Северном Кавказе или в Евразии.

Содействия стабильности и процветанию в Евразии уже достаточно для обеспечения национальных интересов Китая. Пока Москва продолжает подозревать Запад в попытках взорвать Северный Кавказ и ситуацию в самой России, Пекин может наращивать доверие в своих далеко идущих отношениях с Кремлем.

 

.

On Kavkaz

.

Возможно Вам будут интересны:

Грузия и Китай договорились о "кратчайшем пути из Азии в Европу"

Поднебесная забирает долю на Южном Кавказе. Россия теряет влияние в регионе ...

Россия отдает Китаю шельф Арктики

Иран, Китай и оборонная специфика шелкового пути в третьем тысячелетии

Китай, судьба Сибири

Комментарии (0)