ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Эксперименты с похищением: дело экс-главы Минстроя Дагестана

В Верховном суде Дагестана в течение месяца шли допросы свидетелей по делу о похищении бывшего министра строительства РД Ибрагима Казибекова. Большая часть из них проходила в закрытом режиме, так как выступали оперативные сотрудники Главного управления МВД по СКФО и участники оперативной инсценировки похищения, которым якобы родственники подсудимого угрожали. На скамье подсудимых двое – экс-начальник охраны администрации Белого дома РД Магомед Омаров и его родственник Яхья Алискантов.

Магомеда Омарова содержат в одиночной камере в спецблоке «Г» СИЗО-1 Махачкалы. На суде он заявил, что это сделано с целью оказания на него давления.

Значимым был допрос старшего оперуполномоченного по особо важным делам Главного управления МВД по СКФО Евгения Гриценко. Он рассказал, что в июне 2017 года к нему поступила оперативная информация о том, что в Дагестане действует преступная группа, один из участников ранее судим за покушение на убийство людей.

«14 июня 2017 года мы прибыли в Дагестан. Встретились с Шамилём Богатырёвым, который ранее сообщил, что Залкип Алискантов готовит покушение на двух лиц с последующим выкупом. Богатырёв согласился участвовать в оперативном мероприятии, он созвонился с Алискантовым и договорился о встрече. Нами осуществлялось наблюдение. 15 июня они вновь встретились на пр. Р. Гамзатова с Хабибом Азизовым, где стало ясно, что необходимо похитить Ибрагима Казибекова. Они проехали на пр. Шамиля, Алискантов показал им место работы Казибекова – Министерство строительства РД, затем направились в СНТ «Зерновой», куда нужно было отвезти министра для дальнейшего удержания», – пояснил Гриценко.

По его словам, Алискантов обещал им предоставить полицейский УАЗ, форму, рации, регистрационные номера и оружие. 7 июля он передал Богатырёву пистолет «ТТ» и ключи от дачи. 15 июля Залкип обещал ему и другим участникам 30% от суммы выкупа, 30% оставлял себе и брату, 30% – заказчику и 10% – на остальные расходы.

Гриценко отметил, что со слов Богатырёва заказчиком похищения являлся высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов. При этом оперативник уверял суд, что информация по Магомеду Омарову у него была с самого начала.

Однако Гриценко не смог ответить на вопрос подсудимого и адвоката Константина Мудунова, есть ли документальное подтверждение того, что Залкип Алискантов действовал по заказу Омарова, какие из его поручений выполнял, а также почему не были проведены оперативные мероприятия в отношении заказчика, тем более что один из участников ОРМ Хабиб Азизов был вхож в его дом, а также почему сотрудники МВД не дали возможности Алискантову передать причитающиеся 30% от суммы выкупа Омарову?

Он ответил, что нет документально зафиксированной информации по Омарову, только показания Алискантова. А дальше он пытался выкрутиться, ссылаясь на то, что действовал согласно полученной информации и не хотел забегать вперёд.

Представитель гособвинения своим уточняющим вопросом подсказал ответ оперативнику. В итоге Гриценко стал говорить, что был не в курсе о знакомстве и контактах Азизова и Омарова. Также он не знал, что общественные представители (понятые) являлись на момент ОРМ водителем и охранником Казибекова.

Более того, сотрудники МВД не изъяли запись с видеокамер, установленных в доме Омарова, в материалах дела нет аудиозаписи и видеозаписи, которую должны были производить во время оперативного эксперимента похищения. Это ставит под сомнение и саму инсценировку. Получается, нет фактов, доказывающих, что Казибекова реально вывезли на дачу, держали привязанным и вымогали выкуп. Гриценко ответил, что «видимо, было принято такое решение» и нужно спрашивать у сотрудников ФСБ. Однако они не указаны в числе свидетелей со стороны обвинения.
 
Допрос без ответа
 
2 июля в качестве свидетеля выступал Залкип Алискантов, осуждённый 20 апреля 2018 года на 9 лет за похищение Казибекова. Напомним, он пошёл на сделку со следствием, дал признательные показания, на основе которых выдвинули обвинение Омарову и его брату. Дело рассматривалось в Верховном суде РД в особом порядке без оглашения доказательств. Несмотря на это, родственники Алискантова обжаловали приговор в расчёте на более мягкий приговор. Но апелляционная инстанция оставила вердикт без изменений. Но от дачи показаний Залкип отказался без объяснения причин. «Я ни на один вопрос отвечать не буду», – заявил он. Во время оглашения других показаний его адвокат Саида Абдуллаева попросила судью разрешить Алискантову присесть, так как у него головокружение от гриппа.

Так, исходя из того, что огласил гособвинитель Магомед Умариев, 22 июля 2017 года Алискантова задержали за похищение Казибекова.  25 июля, находясь в СИЗО-1, он написал явку с повинной, где указал на заказчика похищения Омарова. Из его показаний следует, что в феврале 2017 года он в разговоре с Омаровым узнал, что тот может посодействовать в получении гранта на развитие сельского хозяйства. Он отдал ему ксерокопии документов. Затем Омаров сказал, что у него есть к нему серьёзное предложение – похищение министра строительства, который занимается программой переселения из аварийного жилья по всему Дагестану и является состоятельным человеком. За его освобождение нужно было вымогать 100 млн рублей. Алискантов предложил своему знакомому Хабибу Азизову (тоже ранее судимый – «ЧК») принять участие в похищении и дал поручение найти подельников.

Так в этом деле появились Шамиль Богатырёв из Чечни, два Алиевых, Изиев, Сумароков и Карданов. Все они привлечены, по версии следствия, в оперативные мероприятия по инсценировке похищения. Правда, на суде 13 июня Азизов (при допросе ему исказили голос – «ЧК») отрицал, что знал об инсценировке, и до конца думал, что это реальное похищение. Тогда он должен быть не свидетелем, а обвиняемым. Более того, Хабиб не смог ответить на вопрос адвоката, почему он согласился на предложение участвовать в похищении, а 14 июня вместе с Богатырёвым обратился с заявлением о готовящемся преступлении в ГУ МВД по СКФО.

Из показаний Алискантова следует, что Омаров ему передал «Айфон-5» с клочком бумаги, на котором был записан пароль.

После этого Константин Мудунов высказал свои замечания: «Есть явные противоречия в показаниях Гриценко. Он говорил, что Залкип Алискантов обещал найти полицейский «Уазик», рацию и форму, а из оглашённых показаний становится ясно, что это была инициатива Богатырёва. Это затрагивает моего подзащитного, так как этот эпизод привязывают к Магомеду Омарову, якобы он  должен был оказывать содействие».

Мудунов заявил, что позиция свидетеля Алискантова говорит о вынужденном характере показаний, которых он не давал. Они слово в слово соответствуют акту об оперативном эксперименте похищения. «Его вынудили подписать протокол допроса и применяли незаконные меры воздействия. Кроме того, данные показания противоречат заключению экспертизы. Я докажу, что Омаров не давал телефон и записку с паролем Залкипу», – заявил адвокат. Алискантов это не отрицал.

Шамиль Богатырёв так и не явился в суд. По словам гособвинителя, он находится на лечении в Москве. Кроме него должны допросить ещё трёх свидетелей. Судебное разбирательство продолжится в августе. 

.

Черновик

Дайджест

Возможно Вам будут интересны:

Ключевой свидетель отказался давать показания о похищении Ибрагима Казибеко ...

Верховный суд Дагестана решил рассмотреть дело о похищении Ибрагима Казибек ...

Магомед Омаров согласился дать показания по делу о похищении министра

Похититель дагестанского министра предстанет перед судом

Коммерсант: похищение дагестанского министра организовал полковник Магомед ...

Комментарии (0)