ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Медикаментозная стратегия. Почему с лекарственным обеспечением в Дагестане всё так плохо?

Во вторник, 17 июля, в Советском районном суде состоялись три процесса по искам пациентов, своевременно не получающих от Минздрава РД необходимые для лечения хронических заболеваний медицинские препараты. Истинные причины проблем с лекарственным обеспечением выяснились на стратегической сессии развития здравоохранения Дагестана до 2035 года, которая состоялась 14 июля в биологическом корпусе ДГМУ под председательством премьера республики Артёма Здунова.

В суде интересы жителей Дагестана представляет общественная организация «Монитор пациента». Судья Михраб Адзиев поддержал иск пациентки Загригат Тажудиновой об обязании Минздрава РД выдать семь наименований лекарственных препаратов для лечения хронического пиелонефрита. Иски инвалида 1-й группы Имангусейна Мустапаева с хроническим гломерулонефритом и Гасана Шарипова, страдающего эпилепсией, рассматривал судья Эльдар Атаев.

Представитель Минздрава РД уверяла, что министерство уже заключило контракты на 635 млн рублей по медикаментам и не отказывается обеспечивать лекарствами согласно заявкам поликлиники. Более того, ответчик считает, что истцам выдаются лекарства, например, Шарипову – 2 упаковки «Тапомакска», а ранее – 5 упаковок других препаратов.

Руководитель «Монитор пациента» Зияутдин Увайсов настаивал на том, что пациент должен получить 10 упаковок, а значит нельзя говорить о полном обеспечении. Судья Атаев перенёс заседание на 20 июля, так как представитель Минздрава РД не подготовила возражение по одному из исков. По данным Увайсова, всего к Минздраву РД было подано более 30 исков, 26 из них выиграно.
 
От монетизации до дженериков
 
Лекарственное обеспечение стало одной из самых горячо обсуждаемых тем в рамках стратегической сессии. Выяснилось, в 2017 году этот сегмент финансировался до 11%, а в этом году финансирование выросло до 50%. Но эту долю забирают судебные издержки по обеспечению препаратами пациентов с орфанными (редкими) заболеваниям. Так, из выделенных свыше 600 млн рублей более 300 млн уходит на эти цели. «Помимо этого, есть расходы на медикаменты для онкобольных, и другие дорогостоящие препараты. Самая главная проблема – то, что отказываются от соцпакета. Нужно поставить вопрос в Госдуме об отмене монетизации. Эти деньги должны уходить на помощь больным, которые нуждаются в них. Больной ложится в больницу, чтобы получить необходимые медикаменты, но стационар не потянет их стоимость», – заявили на обсуждении медики.

Представители медицинского сообщества вспомнили, что в 2011 году Минздрав РД обратился через правительство в экспертный совет Госдумы, чтобы отменили закон «О монетизации», но это предложение не было поддержано. Между тем, если по официальной статистике в республике около 300 тыс. инвалидов, то в денежном выражении это почти 2,5 млрд рублей, которые могли бы пойти на лекарственное обеспечение и решили бы проблемы онкологических и орфанных больных. Сейчас из 300 тыс. инвалидов реально получают медикаменты только 30%.

Заведующая отделением онкогематологии ДРКБ и главный внештатный детский специалист-эксперт, онколог Минздрава РД Индира Юнусова добавила, что программа «Семь нозологий» финансируется хорошо из федерального бюджета, а программа орфанных заболеваний финансируется республикой, поэтому нужно добиться, чтобы она тоже стала федеральной. Она также отметила проблему с госзакупками: «Мы делаем заявки октябре-ноябре, отдаём их в аптекоуправление, потом разыгрываются торги. То, что мы заказали, получаем только в апреле-мае. Первые три месяца вообще никаких торгов нет. Сидим на запасах, которые успели заложить в ноябре-декабре. От кого это зависит? Тендерные комиссии очень медленно работают. На сегодня онкологические больные не получают никаких лекарств с амбулаторно-поликлинической службы. Поэтому у нас поток просьб в благотворительные фонды».

Заместитель главврача РКБ Написат Исалова обозначила ещё одну проблему. По её словам, необходимо создать формуляр (региональный перечень) жизненно необходимых лекарств, что позволяет рационально использовать медикаменты. С другой стороны, когда РКБ составили свой формуляр, снизилось финансирование. Исалова считает, что необходимо проводить мониторинг правильности составления перечня, а также подготовить клинических фармакологов, которые должны входить в состав комиссии и готовить этот формуляр. Он должен состоять на 80% из федерального списка ЖНЛП, при этом ориентироваться на то, какое финансирование имеется, и на то, какие препараты действительно нужны.

Представитель Минздрава РД подтвердила, что в Дагестане нет регионального перечня, и за это министерство из года в год получает замечание. Кроме того, с 2014 года медучреждения сами решают, какие лекарства закупать, и планируют самостоятельно свои расходы. Исалова заметила, что из этого 75% бюджета уходит на заработную плату, 20% – на прочие налоги, а оставшиеся – на медикаменты и питание. Но представитель Минздрава РД её поправила: «Показатели находятся на уровне 15–17% от общего госзадания, а в РКБ – 25%».

Заведующая аптечным управлением Перихан Гусейнова подняла тему оптимизации аптек в республике. «В республике более 900 аптек. Но их надо в три раза уменьшить, этого количества хватило бы. Сегодня аптека является учреждением торговли, то есть должна приносить прибыль. С 900 аптеками прибыли быть не может. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что любой антибиотик можем купить в каждой аптеке без рецепта. Возникает проблема самолечения, которая неизвестно к чему может привести. В целях доступности медикаментов сельскому населению правительство Дагестана разрешило во многих районах, где нет аптек, открыть пункты в ФАПах. Но в нашей республике эта программа не сработала, хотя обучили 250 специалистов», – пояснила она.

Индиру Юнусову интересовала прозрачность тарифа на 1 койко-день и почему клиники заполнены дженериками. Представитель Минздрава РД ответила, что такая задача поставлена государством и министром здравоохранения РФ.

«А может, потому что в Госдуме лоббируют интересы фармакологических компаний, чтобы именно их препараты вошли в список ЖНЛП? – не сдержалась Юнусова. – Да, у врача есть выбор, и он может выписать импортный оригинальный препарат. Но резервный фонд главврача маленький, его надо повысить».

На обсуждении также рассказали о нововведениях в здравоохранении, стартующих с 2019 года. Во-первых, маркировка каждого препарата, то есть отпадёт вопрос безопасности. Во-вторых, появится лекарственное страхование. В программе дополнительного лекарственного обеспечения предусмотрено бесплатное получение медикаментов не только для льготников, но и всего населения. При этом дженерик оплачивается через ТФОМС по РД на 100%, а импортный с торговым наименованием – на 50%.
 
Без онкологии, но с ВМП
 
Удивительно, что на стратегической сессии каждая секция, в которых определяли основные цели для развития здравоохранения Дагестана, говорила о важности вопроса онкологической службы. Но в итоге это направление осталось за бортом подробного обсуждения плюсов, минусов, рисков и возможностей. В заключительный список попало 7 направлений здравоохранения: высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП), подготовка кадров, частные инвестиции, первичная медико-санитарная помощь, информатизация здравоохранения, развитие лекарственного обеспечения, детская кардиология.

При этом главврач Республиканской клинической больницы (РКБ) Ибрагим Уцимиев (2 секция) утверждал, что для страны развитие ВМП (попала в заключительный список) – 15% позитива. «Громадные ресурсы отпущены на лечение малого количества людей. Из-за этого огромное количество людей лечение недополучили. 90% ВМП оказывается в Москве и Питере, остальные 10% – по всей России. Исходя из этого развитие высокотехнологичной медицинской помощи в Дагестане не имеет никакого большого значения. Она должна быть, но не основной целью здравоохранения республики», – пояснил Уцимиев.

Бывшие Председатель Правительства РД Абдусамад Гамидов и министр здравоохранения Танка Ибрагимов ставили себе в заслугу развитие ВМП и увеличение объёмов. Так, по отчётам чиновников, в Дагестане в 2017 году получили ВМП более 4,1 тыс. человек, что на 30% больше по сравнению с прошлым годом. А в 2018 году планировалось увеличение охвата ВМП до более 5,5 тыс. пациентов.

По данным Министерства здравоохранения РД, сейчас около 20 государственных и частных медорганизаций в республике имеют лицензию на оказание высокотехнологичной медицинской помощи.

Врио главы ТФОМС по РД Рафик Бутаев, не согласившись с главврачом РКБ, напомнил, что огромное количество пациентов уезжают лечиться за пределы республики.

Представитель «Монитор пациента» Халид Омаров отметил, что за пределы уезжают и за получением качественной диагностики. «У нас десятки дел по несоблюдению прав пациента на качественную диагностику. Два томографа работает на весь город, а ещё четыре стоят и не задействованы полностью. А очередь в диагностических центрах надо ждать 2 месяца. Если мы поднимем качество именно диагностических услуг, думаю, будет какое-нибудь продвижение», – сказал он.

Депутат Кировского района Махачкалы Эльмира Абиева заявила, что нужно поднять проблему доступности медицинских учреждений для населения республики. Например, по её подсчётам, десятки тысяч людей от Махачкалы до района реки Сулак не состоят на медицинском учёте, выпали из медицинского обслуживания, так как не во всех пригородных посёлках есть ФАПы.

Представитель Минздрава РД объяснила происходящее дефицитом бюджета в 8 млрд рублей, когда из необходимых 13 млрд выделяют 3,5.

.

Черновик

Дайджест

Возможно Вам будут интересны:

Глава Минздрава РД: «Для кадровых решений нам нужна скамейка запасных, чтоб ...

Дагестан в 2018 году получит около 300 млн рублей для развития детских поли ...

Минздрав Дагестана счел справедливой критику жителей

Замглавы Минздрава Дагестана подозревают в хищении 105 млн рублей

Медведев проведет в Пятигорске совещание по развитию Северного Кавказа

Комментарии (0)