ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

С большой дороги… Зачистка дагестанских элит не остановится на Магомедрасуле Омарове

Уже почти год Дагестан прочно удерживает лидерство по поставкам «посадочного материала» для силовых структур. Во вторник, 4 сентября, в Махачкале был задержан руководитель дагестанского филиала ФКУ Упрдор «Каспий» Магомедрасул Омаров. За что его взяли и мог ли он избежать участи уже десятков арестованных влиятельных дагестанских политиков и чиновников, разбирался «Черновик».

С момента начала крупномасштабной антикоррупционной борьбы в Дагестане Магомедрасул Омаров был одним из тех, про кого обыватели говорили как о фигуре, за которой рано или поздно «придут». Впрочем, он, разумеется, далеко не единственный, которого рядовой дагестанец стандартно «отправляет в камеру».

Операция по захвату Омарова (а его задержание больше напоминало именно захват) была проведена сотрудниками УФСБ по Дагестану в первой половине дня. Прибыв на место, бойцы спецгруппы мгновенно просочились в здание Упрдор «Каспий», где, кстати, располагается и офис регионального отделения политической партии «Родина», которым также руководит Омаров. Пройдя беспрепятственно на второй этаж, предварительно нейтрализовав его охрану (некоторые из них, по слухам, потеряли сознание, увидев людей в камуфляже), оперативники наткнулись на неожиданное препятствие – закрытые двери в кабинет чиновника. По всей видимости, Магомедрасул Омаров заметил готовящихся к штурму вооружённых людей в камеры видеонаблюдения и заблаговременно закрыл двери изнутри.

Однако забаррикадироваться ему не пришлось. Бойцы начали ломать двери, после чего он решил открыть замок. Происходившее далее и правда могло ввергнуть в шок даже самого неизбалованного человека с крепкими нервами. Как только вошли, один из спецназовцев крикнул: «Всем развернуться», – видимо, полагая, что внутри могут находиться ещё люди, а один из бойцов в это время подбивал ноги уже стоявшего лицом к стене хозяина здания: Омаров растерянно говорил, что кроме него там никого нет, однако ситуация развивалась только по сценарию сотрудников ФСБ. Следом за штурмовиками в фойе офиса Упрдора вошли представители следствия и, надо признать, излишне не церемонились: не было привычного в таких случаях озвучивания первичных претензий и причин задержания. Вместо этого один из силовиков, устно удостоверившись, что перед ним действительно стоит Омаров, жёстко бросил ему «Поедете с нами». Затем прозвучало требование к Магомедрасулу Омарову взять документы. Начинавший заметно терять хладнокровие и самообладание, чиновник подошёл к рабочему столу и взял первую попавшуюся папку с бумагами. «Я говорю о ваших личных документах», – грубовато отреагировал на это эфэсбэшник.
Забрав чиновника и несколько архивных папок с документами, силовики покинули здание, однако на этом события не завершились. Вторая группа бойцов спецслужб в это время уже находилась в Акушинском районе, в особняке, расположенном в Верхнем Кавкамахи Магомедрасула Омарова (см. фото). После проведённых обысков в откровенно внушительном особняке, включавшем в себя собственное футбольное поле, силовики слили небольшой фото- и видеоархив с видами дома и автопарком Омарова, в том числе из раритетных отечественных и импортных автомобилей.

Практически до вечера строились предположения и версии задержания Омарова. Под вечер прокуратура Дагестана обнародовала причины задержания. По данным надзорного ведомства, Магомедрасул Омаров ввёл в заблуждение генерального директора одной из коммерческих организаций (данные гендиректора и организации не раскрываются) о наличии у него возможности повлиять на полную и своевременную оплату государственного контракта на строительство и реконструкцию автомобильной дороги на сумму 2,7 млрд руб., заключённого с головной организацией ФКУ Упрдор «Каспий» в Астрахани.

По данным силовиков, Омаров, обещая решить вопрос, намеревался завладеть денежными средствами в сумме 680 млн руб. в виде «откатов».

«Реализуя свой преступный умысел, в декабре 2017 и феврале 2018 годов руководитель филиала получил от предпринимателя денежные средства в общей сумме 60 млн рублей, в последующем его незаконные действия были пресечены сотрудниками правоохранительных органов», – добавили в прокуратуре. Материалы проверки она направила в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании. По результатам их рассмотрения, Следственной частью СУ МВД по РД возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).
 
Быстроходный Бастрыкин
 
Уже на следующий день в Дагестан экстренно прилетел председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин. В официальном отчёте ведомства, правда, не стали связывать цель его визита с задержанием Омарова.

Бастрыкин встретился с врио главы РД Владимиром Васильевым, а затем провёл оперативное совещание с участием заместителей председателя СК России Бориса Карнаухова и Игоря Краснова, руководства главка по СКФО и Следственного управления СКР по Республике Дагестан.

В ходе совещания глава СКР заслушал доклады о результатах деятельности подразделений за прошедший период 2018 года, но вторым вопросом всё же коснулся темы громких задержаний в республике и хода их расследования.

В частности, его интересовали результаты расследования отдельных резонансных уголовных дел, в том числе – возбуждённые в отношении бывшего руководителя регионального Фонда обязательного медицинского страхования Магомеда Сулейманова; бывшего руководителя бюро медико-социальной экспертизы Минтруда России по РД Магомеда Махачева по факту получения им взяток; исполнявшего обязанности премьера правительства Дагестана Абдусамада Гамидова и двух его заместителей, Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова, а также бывшего министра образования республики Шахабаса Шахова, обвиняемых в хищении бюджетных средств. Конкретно о задержании Магомедрасула Омарова на совещании, по крайней мере, в открытой его части, не говорилось, однако, по нашим данным, Бастрыкин очень деятельно разбирался в деталях этого дела и, по всей видимости, будет максимально вкладываться для того, чтобы роль СКР в этом деле не уступала ни МВД (в чьём ведении сегодня находится уголовное дело), ни прокуратуре, ни ФСБ.
 
Взлёт
 
Уроженец с. Бургимака Акушинского района Дагестана Магомедрасул Омаров имеет довольно богатую биографию. В ней есть и годы учёбы в Балашовском пушно-меховом техникуме, позволявшие потом пойти в систему потребительской кооперации (это же учреждение окончил, к примеру, экс-руководитель ТФОМС Дагестана Магомед Сулейманов). Потом, в 1988 году, Омаров попадает в орбиту влияния Саида Амирова (тогда он ещё не был вице-премьером или мэром Махачкалы). На это указывает его работа в качестве товароведа в АО «Адам интернешнл», де-факто принадлежащем Амирову. Годы работы на брутального начальника, возможно, сделали своё дело, сформировав из него довольно амбициозного, жёсткого, с внутренней дисциплиной начинающего политика. Жизнь показала, что он видит себя не под началом Амирова, а по меньшей мере, рядом с ним, на одном уровне.

К 1994 году Омаров пытался существенно повлиять на жизнь родного Акушинского района. Однако не всё прошло гладко: конфликт между Омаровыми – однофамильцами из одного села – привёл к тому, что пролилась кровь. Вот что рассказывала корреспонденту «Черновика» в 2005 году Джаният Омарова, уроженка с. Бургимака: «В 1994 году друг моего сына и Магомедрасул Омаров по каким-то причинам повздорили, подрались между собой. Во время драки присутствовали с обеих сторон 2–3 человека. После драки они уже расходились, как вдруг Магомедрасул взял и выстрелил в спину тому самому другу моего сына. По этому факту тоже было возбуждено уголовное дело. Мой зять, который там присутствовал, тоже дал показания, как на самом деле всё происходило. В ходе расследования почти целый месяц к нему приходили сами работники прокуратуры, МВД и другие чиновники, уговаривали изменить показания» («Vendetta по-акушински», «ЧК» №23 от 17.06.2005 г.). В последующем погибло ещё несколько членов семьи Омаровых – однофамильцев Магомедрасула Омарова. Неизвестно, чем завершились возбуждённые по фактам гибели людей уголовные дела, но, судя по всему, претензий к Магомедрасулу Омарову у силового блока не возникло…
Каким путём осуществлялось восхождение Омарова к успеху, определённо сказать трудно. Тем не менее архивы газеты «КоммерсантЪ» приводят сведения, что в октябре 1996 года сотрудники оперативно-разыскного отдела ГУВД Москвы и московского УГРО задержали Магомедрасула Омарова как лицо, находящееся в федеральном розыске по подозрению в теракте, в ходе которого погиб министр финансов Дагестана Гамид Гамидов и находящиеся рядом пять человек, ещё 18 были ранены.

Омарова тогдашняя милиция задержала в Москве, в гостиничном номере, а затем доставила в изолятор. Там его осмотрел врач и обнаружил на теле девять шрамов от пулевых ранений. «Где и когда он был ранен, Омаров объяснять отказался», – пишет издание. Оно же приводит сведения, что задерживали Омарова по ордеру прокуратуры Махачкалы. К 1997 году правоохранительная система республики изменила о нём своё мнение: в том году Омаров официально стал заместителем директора стекольного завода в Дагестанских Огнях. По некоторым данным, Омарову вроде бы удалось убедить семью Гамидовых, что он не имеет причастности к гибели их родственника.

Через год Омаров перешёл, согласно официальной биографии, на должность заместителя председателя Госкомитета РД по статистике. Возможно, это было связано с тем, что в 1998 году на него было совершено два покушения: первое, когда под днищем его «Волги» сработало взрывное устройство, а второе, когда в нескольких метрах от машины, припаркованной у проходной завода, подорвался террорист-смертник.

Перейдя на более спокойную должность, Омаров амбиций подняться выше не потерял.

В 2000 году на него было совершено очередное покушение: под машиной нашли взрывное устройство, которое удалось обезвредить. В 2001 году Омаров возглавил «Дагестанавтодор», был депутатом НС РД, активно укреплялся в Акушинском районе. К этому времени он уже вышел (не без конфликта) из орбиты влияния Саида Амирова и с ним прочно ассоциировалось не только прикрепившееся прозвище Киллер, но и это предприятие, занятое дорожным хозяйством республики…

В 2002 году покушение на него повторилось: его, стоявшего у здания «Дагавтодора», обстреляли из автоматов четверо человек. В итоге три человека были убиты, ещё четверо ранены. Сам Омаров не пострадал, так как смог спрятаться за ограждение фонтана…

До 2010 года, по большому счёту, жизнь Омарова ничем особым не выделялась. В 2010 году к власти пришла команда Магомедсалама Магомедова, сменившая Муху Алиева. Омаров, вовремя поддержавший Магомедова, желал бонуса: он считал, что Махачкалинский морской торговый порт – это именно то место, где можно получить больше, чем в «Дагестанавтодоре». С боями (в буквальном смысле) команде Омарова, заручившейся поддержкой Сулеймана Керимова, пробившего назначение Омарова в руководители порта, удалось вытеснить из ММТП группу ставшего неожиданно экс-руководителем порта Абусупьяна Хархарова. Но жизнь в порту ему не понравилась: в его хозяйственной деятельности, запутанной Хархаровым, оказалось не так просто разобраться. Омаров отказался от порта в пользу друзей Керимова – братьев Гаджиевых (Ахмеда и Магомеда), и тут же потребовал от Магомедсалама Магомедова вернуть его обратно в «Дагестанавтодор». Но тут оказалось, что порт он отдал (бросил), а вот должность в «Дагестанавтодоре» уже занята другим человеком. Более того, Магомедов не поддержал желание Омарова видеть на тот момент главой Акушинского района его брата Камалудина. Это был удар для Омарова, но он оправился: привёл во власть в родном районе своего человека – Магомеда Исмаилова, а сам стал «искать варианты».

В конечном итоге он проявил себя как бизнесмен, затем как руководитель партии «Родина», а на нынешний момент он возглавлял дагестанский филиал Упрдор «Каспий».

Участие в выборах республиканские власти в период Рамазана Абдулатипова ему всячески ограничивали. Амбициозный, самостоятельный политик, сумевший в 2013–2015 годы позиционировать себя как «новый Амиров» – брутальный даргинский лидер, имеющий собственное мнение, способный это мнение отстаивать – в Народном собрании нового, абдулатиповского формата, был не нужен. Ошибки, допущенные Омаровым на стадии формирования списка кандидатов в депутаты НС РД в 2016 году, а также успешные действия республиканских властей, сумевших – где угрозами, где уговорами – снять его кандидатов с выборов, привели к тому, что на выборы он не попал…
 
Технология ухода
 
На произошедшее в своём Facebook отреагировал и политтехнолог Александр Ларенков. В 2016 году он, по заказу администрации тогдашнего главы РД Рамазана Абдулатипова, занимался республиканскими выборами и, судя по его откровениям, добился определённого успеха. Или же хочет продемонстрировать этот успех…

Приводим его откровение, опубликованное в соцсетях, полностью (сканы публикации находятся в распоряжении редакции):

«В Дагестане задержали руководителя республиканского филиала Управления федеральных автомобильных дорог «Каспий» Магомедрасула Омарова. Об этом сообщил РИА «Новости» источник в правоохранительных органах. Так получилось, что в 2016 году Омаров возглавлял список партии «Родина» на выборах в Народное собрание РД и ГД РФ. Примечательно, что 75% списка составляли лица, причастные к существовавшей с начала 90-х банде этого самого Омарова по прозвищу Киллер. Банда занималась рэкетом, разбоем, контролировала торговлю оружием и наркотиками в Дагестане.

Местные силовики дали мне тогда почитать интереснейшее досье на всех этих «кандидатов», там одних убийств на их руках были десятки, не считая изнасилований, грабежей и отъёма собственности. При этом в судах люди Омарова, как правило, выигрывали и выходили сухими из воды. (Дагестанские суды – это вообще отдельная тема, думаю, что в Аду для судей из этого региона котлы греют сильнее, чем для других служителей российской Фемиды).

От фактов, перечисленных в досье, волосы дыбом вставали. Силовики, естественно, были резко настроены против участия Омарова и его прекрасных «однопартийцев» в выборах. Перед республиканской администрацией также стояла задача не допустить до выборов явных представителей криминала, у которых руки по локоть в крови, включая тех, которых годами оправдывали продажные судьи.

В итоге технологически мы с коллегами смогли решить эту задачу, не нарушая при этом российского законодательства. Всех «незамаранных» кандидатов убедили, что идти в одной команде с Омаровым на выборы крайне токсично, даже людей, связанных с его бандой, уговорили снять свои кандидатуры. Тут и сам Омаров не выдержал, когда ему предъявили тексты статей, подготовленных нами для публикаций в прессе, где подробно были изложены факты тяжких преступлений многих «кандидатов» «Родины» во главе с самим Омаровым.

В результате «Родина» сняла свой список с выборов в Дагестане, а статьи так и не вышли. Дальше в республике было много пересудов, что Магомедрасулу Омарову обещали должность главы Пенсионного фонда взамен на снятие списка, но этого и близко не было. А вот как этот человек занял должность руководителя республиканского филиала Управления федеральных автомобильных дорог «Каспий» – для меня большой вопрос, но это случилось уже после завершения нашего контракта в Дагестане.

Одно радует: на выборах 2016 года впервые за всю историю Дагестана не случилось ни одного трупа, связанного с политическим противостоянием. Хотя бы только ради этого стоило работать в регионе».

Отметим, что в указанный период Ларенков публично отрицал, что работает в команде технологов Абдулатипова. Более того, участвуя в пресс-конференции в «Черновике», на которой оценивались итоги избирательной кампании 2016 года (прошла 20 сентября 2016 г.), он представлялся членом партии «ПАРНАС», а также скромным представителем Агентства стратегических коммуникаций, занимающимся изучением электоральных предпочтений дагестанцев.

Тогда, оценивая прошедшие выборы, Ларенков заявил, что в целом выборная кампания в Дагестане была открытой, а со стороны администрации главы республики не было давления. «Единая Россия», по его мнению, получила наибольшее количество голосов только потому, что оппозиция работает слабо. «Дагестан отличается от других представителей Северного Кавказа наличием независимых СМИ. Здесь я не видел особого давления на прессу. На мой взгляд, у людей был выбор: или более, или менее коррумпированная власть в виде «Единой России», или сюда придёт ИГИЛ (запрещённая в РФ террористическая организация) и устроит то, что есть в Сирии», – сказал Ларенков.

На вопрос журналистов, слушал ли он аудиозапись совещания, на котором республиканские чиновники прямо призывают обеспечить голоса только «Единой России», он ответил, что «получасовой разговор непонятно с кем» не может служить доказательством. В зале пронёсся смех и реплика «‘‘ПАРНАС’’ поцеловалась с властью». («Поцелуй с властью», «ЧК» №37 от 23.09.2016 г.)

Близкие к силовикам источники «Черновика» продвигают свою, в том числе по вопросам задержания Магомедрасула Омарова, версию происходящих событий. По их данным, в Дагестан прибыла специально сформированная в Москве группа сотрудников ФСБ, которая получила все полномочия на проведение мероприятий в отношении высокопоставленных чиновников, а также глав муниципальных образований. (Заметим, что официальные представители этой службы в республике данную информацию не подтверждают, уверяя, что всё, что им необходимо знать, они знают, но пока они сконцентрированы на других проблемах.)

Источник, комментируя задержание Омарова, сообщает, что у силовиков есть вопросы и к другому известному дагестанскому дорожнику – экс-руководителю Агентства по дорожному хозяйству РД Загиду Хучбарову. Силовики, уверен близкий к ним источник, располагают данными о том, что выявленный силами ФАС России в августе этого года картельный сговор между ООО «Дорстройотряд-99», НПО «Дормост», «Бурбау», ИПТС – «Транспроект» и АО «Мостоотряд-99» (организациями, близкими к Хучбарову) может вывести на экс-главу Дагестана Рамазана Абдулатипова как на возможного выгодоприобретателя. Картельный сговор, как тогда сообщала прокуратура Дагестана, позволила заработать её участникам с 2016 по 2018 год 17 млрд рублей.
 
После выборов…
 
Помимо чиновников республиканского уровня и картельных сговоров, силовики обратят внимание на глав муниципальных образований. Как обещает близкий к силовикам источник газеты (мы приводим его данные как возможную версию развития событий), после выборов 9 сентября, когда Дагестан определится не только с главой РД, но и с депутатскими корпусами в Дербенте, Избербаше, Кизилюрте и Хасавюрте, а также в ряде сельских муниципалитетов, силовики примутся «зачищать» север республики.

«Ко всем руководителям районов северной части Дагестана есть вопросы, в том числе и бывшим. Силовики будут действовать, реализуя мероприятия по розыску и расследованию деятельности ОПС, связанной с разыскиваемым экс-руководителем отделения Пенсионного фонда Сагидом Муртазалиевым. Будут отрабатывать его связи…» – уверяет источник. Помимо тех глав районов, кто гордился (и гордится) своей дружбой с Муртазалиевым, в число особого внимания могут попасть и прочие политики. В зоне внимания Южно-Сухокумск, Ногайский район Дагестана, Бабаюртовский, Хасавюртовский и Тарумовский районы. На вопрос о том, почему в зону интересов силовиков не вошёл Хасавюрт, источник сообщает, что этот город, а также его бывший руководитель министр Сайгидпаша Умаханов рассматриваются центром как единственный противовес политическому влиянию соседней Чечни.

«Есть понимание, что политики соседней республики заинтересованы переориентировать на себя местные власти, а в вопросах, к примеру, укрупнения субъектов страны, в частности, пересмотра границ Северного Кавказа, они находят определённую поддержку в администрации президента России», – предполагает источник «ЧК».

Отдельно можно отметить, что в п. Дубки (Казбековский район) может обостриться ситуация, связанная с выборами главы этого муниципалитета. Как сообщают местные жители, на днях к ним приехали члены конкурсной комиссии из АГП и совместно с местными членами конкурсной комиссии (она формируется наполовину из представителей главы РД, на другую – из представителей МО) приняли решение об исключении из числа кандидатур, подлежащих рассмотрению местным собранием депутатов, Шамиля Ибрагимова (ранее работал в администрации посёлка) и Шамиля Курбанова (начальника ПОМ Казбековского РОВД). Предполагается, что такое отсеивание кандидатов вызовет возмущение местных депутатов и населения, основная масса которых поддерживает Ибрагимова и Курбанова. Обратившиеся в редакцию сторонники отстранённых от конкурсных процедур кандидатов уверяют, что прибывшие в Дубки члены конкурсной комиссии (представители от главы РД) ссылались на то, что это чуть ли не распоряжение руководителя АГП Владимира Иванова. Но, по их данным, вопрос о снятии их кандидатов решался на уровне соответствующих управлений…
Своего рода косвенным подтверждением вышесказанному можно назвать речь врио главы РД Владимира Васильева, произнесённую им в стенах Народного собрания Дагестана 5 сентября. В тот день, как того требует регламент Народного собрания РД, кандидаты в главы республики – Васильев, лидер КПРФ Махмуд Махмудов и лидер справедливороссов Камил Давдиев – встречались с депутатами фракций. Как сообщили официальные медиа-ресурсы, «в ходе встреч кандидаты изложили своё видение социально-экономического развития республики и ответили на вопросы депутатов». Кроме этой скупой строчки, в эфир ничего не вышло, однако, как рассказывают очевидцы события, основным выступающим во фракциях кандидатом был Васильев. Его всюду сопровождал спикер НС РД Хизри Шихсаидов. Другие кандидаты отнеслись к встрече с депутатами во фракциях крайне формально.

Известно, что встреча Васильева с депутатами фракции «Единая Россия» продлилась почти два часа, в ходе которой врио главы республики довольно откровенно оценивал происходящие в Дагестане процессы, комментировал задержания чиновников, а также делился планами на будущее.

В частности, говоря об арестованных коллегах из правительства республики, Васильев высказался в том духе, что на первоначальном этапе он был готов с ними работать, но «метастазы зашли так далеко, что без зачистки в высших эшелонах власти стало нельзя». Работать, как признавался Васильев, он был готов и с главами муниципальных образований Дагестана. Он обратил внимание на то, что пока «не тронули ни одного главу района», но заверил, что «работа с муниципалитетами будет выстроена после 9 сентября».

«Со мной скучно не будет, работать будем, работы будет много, будет интересно. Я отдаю себе отчёт, что я вошёл в конфликт с элитами. Не ради конфликта, а ради дела и достижения результата. И у элит сейчас есть возможность сохранить своё лицо», – пообещал народным избранникам Васильев.

Вывод о том, что конфликт с элитами будет нешуточный, можно было сделать, анализируя слова Васильева, обещавшего превратить в мифы разговоры о необходимости оставлять 2% от суммы в неких федеральных ведомствах, занимающихся переводом средств по обязательствам заказчиков перед подрядчиками. Там же была дана (с небольшими ошибками) оценка деятельности Управления федерального казначейства по Дагестану… Васильев избавление от этих практик видит в проекте «Безналичный мир», который продвигает глава Сбербанка Герман Греф.

Васильев обещает, что очищение в органах власти будет продолжаться, а на место тех, к кому возникли претензии силовиков, будут приходить новые люди. В частности, те, кто участвовал в конкурсе «Мой Дагестан». В целом, повышение эффективности дагестанского менеджмента, занятого в госсекторе, возьмут на себя специалисты «Росатома» (бывшая вотчина Сергея Кириенко), которые взяли на себя реализацию ФЦП «Повышение производительности труда и поддержки занятости» в регионах и продвигающих идею «бережливого производства». (То есть культуру бережливого производства и системы непрерывного совершенствования процессов для обеспечения конкурентных преимуществ на мировом уровне.)

Сказав о том, как будет реализовываться проект строительства инфраструктуры для Каспийской флотилии, Васильев заявил и об интересе к республике «гражданского сектора»: о том, что у людей с крупным капиталом возник интерес вкладываться в Дагестан, в частности, в нефтяные шельфы Каспия.

Там же, в среде депутатов, Васильев дал понять, что он человек закрытый. Объяснил он это тем, что последовал совету некоего «активного блогера» никого (из подхалимов) не принимать. «Я последовал этому совету. Не принимал даже бывших своих коллег. Было много звонков и просьб о трудоустройстве, было много обиженных», – рассказал Васильев.

.

Черновик

Дайджест

Возможно Вам будут интересны:

Руководителя филиала Упрдор "Каспий" в Дагестане подозревают в мошенничес ...

В Дагестане задержан глава Упрдор «Каспий» Магомедрасул Омаров

В Дагестане высокопоставленный чиновник задержан по делу о похищении минист ...

«Родина» откланялась Дагестану

Выдвинут список партии «РОДИНА» в Народное Собрание Дагестана

Комментарии (0)