ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Дагестан в точке бифуркации: кризис идей и кризис стратегий

Маир Пашаев Исполнительный директор Ассоциации Предпринимателей «Южный Дагестан»

Маир Пашаев вновь и вновь задает вопросы о том, насколько эффективно работает правительство. Констатирует, что в условиях глобального кризиса, пронизывающего Дагестан вдоль и поперек, правительство не предпринимает стратегически важных решений. Что делает руководство Дагестана, чтобы от клановой коррупционной экономики перейти к экономике плановой конкурентной?

Жесткая оценка со стороны Рамазана Абдулатипова хода исполнения в Дагестане майских указов Президента В.В.Путина в очередной раз подтверждает остроту двух фундаментальных проблем: нехватки финансовых ресурсов и сбоя работы в управленческом аппарате.

Президентские указы, по словам Рамазана Абдулатипова, придется выполнять независимо от того, есть на то деньги или нет. И так на крайне напряженную ситуацию теперь накладывается необходимость выполнять жесткий график федерального центра по максимально широкому фронту.

Какую стратегию в такой ситуации республиканская власть должна выстроить и придерживаться, возможна ли эффективная реализация экономической политики, социально-экономического развития в целом? Как и за счет чего добиться результата, что принесет успех? Ведь речь идет не просто о выполнении указов В.В.Путина. Закладывается вектор развития Дагестана, по крайней мере, на ближайшие 10 лет.

Отец современной стратегии Карл фон Клаузевиц учил: для выработки стратегии необходимо определить тип войны, в которую вы погружаетесь. Французский теоретик Ж. Леваль считал, что «Политика – это опиум для стратегии; она ведет к бессилию.

Политика нанизывает заблуждения, ошибки, уклонения, подрывает решимость, сбивает с пути, заставляет нервничать». Оба определения были бы крайне полезны, чтобы разобраться в происходящем в Дагестане и постараться выработать стратегию действий. Если бы не одно но.

Дагестан сегодня представляет одну большую неопределенность: ни мира, ни войны, ни денег, ни развития. Классический пример кризиса элит и кризиса стратегий, кризиса ценностей и кризиса общества одновременно. Большой полигон и большая лаборатория, где могут происходить самые неожиданные, невероятные события, действия взрывного характера. Поэтому и разобраться в ситуации с помощью постулатов классиков и путем стандартных подходов невозможно.

Но что еще может и должно произойти, и что еще необходимо, чтобы федеральная власть приняла правильные и окончательные решения? Есть ли у федерального центра видение и эффективная стратегия вывода из кризиса столь важной для него территории? И возможно ли в сложившихся условиях отделить дагестанское правительство с экономикой от политики и выработать стратегию развития? Возможна ли в принципе постановка задач для этого правительства по стратегическим изменениям в сфере экономики?

Насколько можно судить по тенденциям последних месяцев, Дагестану в этой сфере предстоит один большой переход – от клановой коррупционной экономики к экономике плановой конкурентной. Что для этого предпринимается? Пока известно о планах новой индустриализации, приоритетных проектах президента и подготовке ФЦП по Дагестану.

Сами приоритетные проекты предполагают переформатирование института власти, модернизацию управленческого аппарата и качественное обновление кадров, плюс создание новых институтов развития.

Это третья за последние семь лет попытка «модернизации» республики. Предыдущие две попытки, как мы знаем, были не совсем удачными. Причины тоже знаем достаточно хорошо. Равно, видим и последствия. Но теперь и попытка №3 может потерпеть неудачу. Почему?

Нет самого «модернизационного проекта», который был бы предложен обществу в качестве альтернативы настоящего, который бы обсуждался всенародно, прошел бы экспертизу и получил всеобщее одобрение. Нет вовлеченности и сопричастности каждого гражданина, специалиста, каждой бизнес-единицы или муниципального образования. Есть только фрагментарные установки нового руководства, приоритетные проекты как «планы по разработке планов», возможно и желание улучшить настоящее.

В силу чего не происходит консолидация элит всего общества как первоначальное условие и платформа будущей модернизации. Долго ли элиты, да и молодежь, как наиболее пассионарная и активная ее часть, готовы довольствоваться тем, что предложено? Общественное доверие, поддержка общества не измеряется опросами и процентами. Есть ли понимание новой идеологии, сопереживание каждого новому курсу, поддержка конкретных людей, инициатив, проектов? Все ли группы интересов и лидеры мнения поддерживают новые инициативы?

Вместо мобилизации внутренних ресурсов и поиска собственных источников капитала развития ставка делается на федеральную составляющую, внешние факторы и ресурсы, по которым не мы принимаем решения. Возникает еще одна неопределенность в этой важнейшей для развития сфере. Нетрудно подсчитать: всего лишь с учетом поправки на инфляцию республиканский бюджет до 2025 года должен увеличиться вдвое.

В таком случае, если мы хотим выйти из зоны риска внешнего управления, собственные доходы должны составить не менее 70 млрд. рублей. Те масштабы и усилия, тенденции, которые мы видим сегодня, вряд ли способны обеспечить подобный рост.

Для решения другой системной проблемы – безработицы, с учетом роста населения необходимо до 2025 года создать 500 тысяч рабочих мест. Стоимость создания одного рабочего места не менее 1 млн. рублей. Соответственно, только в целях решения данной проблемы необходимы инвестиции порядка 500 млрд. рублей.

Призыв производить больше и собственно достижение роста производства не может стать ключом к развитию. Если ваше производство неэффективно, тем более убыточно, чем больше вы производите, тем больше имеете убытка. Несколько тысяч дагестанских ГУПов и МУПов ждут очередной дозы «господдержки». Платформа современного эффективного производства, его ключевые инструменты – институт частной собственности, новые технологии и маркетинг в Дагестане фактически отсутствуют.

Модернизация не только видение будущего, воля и способность к изменениям. Необходимы еще исследования, системный и инвестиционный анализ, проектирование будущего и технология реализации изменений. Пока их нет.

Кроме того, в приоритетных проектах президента я не увидел общереспубликанского масштаба и планов масштабирования экономики, новой модели экономики и нового места в экономической системе страны, которые обеспечат нам доминирование. В частности, создается корпорация развития «Новый Дагестан», вместо того, чтобы весь Дагестан спроектировать в качестве одной большой корпорации.

Планируется торговый дом «Новый Дагестан» вместо того, чтобы создать цивилизованную систему торговли и услуг на всей территории республики. Создается Инвестиционный Фонд для реализации десятка проектов, когда есть возможность всю республику превратить в федеральную инвестиционную площадку. В то время, когда как минимум сотни проектов должны быть предложены в каждой отрасли и в каждом муниципальном образовании.

Ничуть не сомневаюсь, что и эти новые институты развития будут отданы очередным чиновникам-отставникам в качестве бонусов. «Золотые парашюты» уже вручаются на наших глазах. Вряд ли нужно полагаться только на опыт чиновников. Они на основании своего бюрократического опыта эффективно воспроизводят вчерашний день, неэффективную экономику прошлого. А в экономике будущего выживут только эффективные и конкурентоспособные бизнес-единицы.

Пока не разрабатываются проекты десятка отраслевых кластеров, кластеров малого бизнеса и нескольких агломераций, которые проявляются в республике. Мы не ищем место в экономике для гор, моря, морского побережья, эффективное использование которых может открыть для нас совершенно новые возможности. В республиканском правительстве чуть ли не каждый второй с ученой степенью, почему бы им не включить свои мозги и воображение?

Внутренние стимулы, пружины, которые должны распрямиться, ключи к развитию республики в целом не найдены. Одного беспокойства за будущее Дагестана недостаточно, необходимо понимание Дагестана будущего. И что Дагестан является субъектом федерации более высокого порядка и, соответственно, нуждается в стратегии более высокого порядка.

Кавказская политика

Дайджест

Возможно Вам будут интересны:

Рабочая встреча Президента России с врио Главы Дагестана Рамазаном Абдулати ...

Дагестан: мобилизация без модернизации

Рамзан Абдулатипов съездил в Чечню и с тех пор его не узнать

Маир Пашаев: о возможных ловушках и угрозах для дагестанского правительства

Что ждет Северный Кавказ до 2025 года

Комментарии (0)