ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng Az Lz

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Похищение невест

Стоит ли криминализировать древний кавказский обычай?

Временами в повестку общественной жизни Кавказа возвращается дискуссия по поводу кражи невест. Казалось бы, тема избитая, добавить здесь уже нечего. Но покуда сама традиция продолжает практиковаться, она будет временами всплывать. В конце апреля Народное собрание Ингушетии внесло на рассмотрение Государственной Думы законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за похищение человека с целью вступления в брак.

Ингушские законодатели самые активные борцы с хищением невест. В 2005 году они вносили на рассмотрение Госдумы аналогичный законопроект, а точнее, поправки к существующей статье 126 Уголовного Кодекса РФ о похищении человека. Тогда законопроект пролежал три года под сукном, после чего, в 2008 году нижняя палата федерального собрания отвергла поправки, ссылаясь на то, что в практике хищения невесты отсутствует состав преступления.

Дело в том, что согласно закону, а именно статье 126 УК РФ, если похититель добровольно отпускает жертву на свободу, то с него снимается уголовная ответственность за содеянное, если в его действиях при этом не было другого состава преступления. Это, вероятно, было сделано для того, чтобы побудить похитителей отпускать своих жертв - ведь тогда они смогут избежать наказания. Но в случае с кражей невест именно эта оговорка в законодательстве делает невозможной уголовное преследование похитителей невест. Ведь похищение невест в любом случае подразумевает, что со временем жених, то есть похититель, непременно отпустит свою жертву, то есть похищенную невесту - независимо от того, добившись своей цели, или нет.

Этим и объясняется позиция сторонников криминализации брака по умыканию. Они хотят вывести кражу невесту за рамки обычного похищения человека, чтобы рассматривать такие случаи в отдельном порядке, а не наряду с остальными видами похищений. Поэтому и было предложено дополнить Уголовный кодекс новым пунктом 126.1 — «Похищение человека с целью вступления в брак».

Несмотря на то, что популярность традиции уже не такая, как в стародавние времена, она все же находит своих последователей. Причины постепенного спада разные - отказ общества от калыма, изменение нравов, отношения к самому воровству, риск затяжного конфликта с родственниками невесты, отместка со стороны родных и т.д. Да и, как отмечают девушки, мужчины стали менее пылкими в амурных делах, потому и прилагают все меньше усилий для завоевания понравившейся девушки. А воровство невесты, надо признать, шаг серьезный и рискованный.

Поднятая ингушскими законодателями инициатива актуальна к обсуждению и в Дагестане - ведь уголовное право входит в компетенцию федерального правового регулирования. А значит, все поправки и нормы, так же как и криминализация воровства невесты, будут действовать на территории всей страны без исключений.

Примечательно, что глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров выступает против инициативы ингушских законодателей. Свою позицию он объясняет тем, что существует общая уголовная ответственность за похищение человека, независимо от того, невеста это или бизнесмен. В такой постановке вопроса есть здравое зерно, однако любое законодательство призвано решать существующие в обществе проблемы. Между тем, правовая неурегулированность умыкания невест создает эти проблемы - в той же Ингушетии это приводит к насилию, перестрелкам.

Как минимум, это конфликтогенный фактор. Это, наверное, один из редких случаев по стране, когда законодательное собрание и глава региона противоречат друг другу и соблюдается принцип независимости ветвей власти. Уместно отметить, что Юнус-бек Евкуров выступает против криминализации похищения невест даже несмотря на то, что иногда ему приходитсялично вмешиваться в разрешение конфликта между женихом и стороной невесты.

Известно, что раньше в горских обществах была распространена традиция выплаты калыма за невесту. Размер калыма мог быть очень высоким - нужно было одарить ценными подарками практически весь тухум невесты. Это большое состояние, не подъемное для каждого юноши. А учитывая извечные материальные трудности прошлых поколений, женитьба становилась действительно сложным мероприятием, и не каждый мог себе ее позволить. Тогда молодые люди вынужденно шли на похищение возлюбленной - ведь после того как ты находился вместе с девушкой более суток, пусть даже не прикоснувшись к ней, то это практически равнозначно интимной близости?! Именно поэтому родня девушки после ее воровства была согласна ее выдать и без калыма. Наличие этой платы позволяет характеризовать похищение невесты как положительное социальное явление. Но теперь, когда калым практически исчез из практики, воровство невест потеряло свое самое весомое оправдание.

В одних случаях воровство бывает реальным, насильственным. А в других, это совершается по сговору с невестой. Разумеется, первый сценарий не может найти поддержки среди адекватных людей. Свою поддержку эта традиция находит в лице тех, кто хочет оставить разрешенным второй сценарий "воровства". Но бывает очень сложно определить, действительно ли девушка давала согласие на свое похищение.

Согласно неофициальной статистике, 80% случаев хищений заканчивается браком. Теоретически это могло бы значить, что чаще всего парни идут на воровство невесты, предварительно договорившись с ней - то есть все идет на добровольной основе. Но такое предположение опровергает уполномоченный по правам человека в Ингушетии Джамбулат Оздоев.  По его словам, в Ингушетии девушки, ставшие жертвами похитителя, как правило, не хотят с ними «воевать». Если дело доходит до разбирательства в правоохранительных органах, они не признают себя потерпевшими. Нередко парни используют психологическую слабость девушек, подавляют их волю и добиваются своей цели. Добровольным назвать такое воровство нельзя. Оздоев также рассказал о том, как после отказа Госдумы в 2008 году от криминализации хищения невест, в Ингушетии решили проблему на региональном уровне - "Мы привлекли к этому республиканский муфтият. Наши священники не венчали (не совершали никях) молодую пару, если узнавали, что невесту украли" - сказал он.

В дореволюционный период царская администрация негативно относилась к хищению невесты, так как это становилось причиной кровопролития в горских обществах и нарушало спокойствие. В советское время отношение к этой традиции стало еще более решительным. В Уголовном Кодексе 1960 года существовала глава «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев», в которую входила статья 233. Она наказывала лишением свободы на срок до двух лет за похищение женщины для принуждения к вступлению в брак.

Вопрос в том, найдут ли в современной России правовой механизм, который позволил бы допускать воровство невесты по сговору и при этом эффективно боролся бы против насильственного похищения с целью принуждения к браку. Специалистам в области права есть над чем тут работать. Но очевидно, что пока механизм не будет найден, не будет и общественного консенсуса по этому поводу.

Сулейман Джафаров

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Свадебная реформа Кадырова. Как в Чечне выполняют наказ главы Чечни о перех ...

Юнус-Бек Евкуров: примирение тейпов спасает людей от трагедий

Прокуратура: в Дагестане за 2013 год поступило 215 сообщений о похищениях л ...

Торжеству адата - закон не писан

Глава Ингушетии указал на опасность прямых выборов губернаторов

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 11 мая 2017 19:52

Нет в исламе понятия воровать невест и нет такого в социуме РФ тоесть воровать это дико, а в наше время это происходит так: парень и девушка начинают с начала встречаться затем вступают в близкие отношения, после появляется новоявленный жених, найденный родственниками для этой девушки и тут возникает казус - заканчивается это якобы похищением невесты.


Цитировать