ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

«Это моя вечная любовь»

Седагет Керимова о своем творческом пути, неразрывном с лезгинской культурой

Редакция ФЛНКА к 65-летнему юбилею выдающегося деятеля лезгинской культуры Седагет Керимовой предлагает Вашему вниманию интервью, в котором наша многоуважаемая юбиляр рассказывает о своем творческом пути, своих приоритетах и целях.
 
Представляем Вам фрагмент этой интересной беседы, которую провел Мурад Шихахмедов.
 
Как человек, одаренный многими талантами, реализовавший себя в самых разных областях – вы получили признание как писатель, поэт, режиссер, музыкант, драматург и популяризатор лезгинской культуры.
 
Оглядываясь назад – на Ваше многогранное творчество, давайте попробуем вспомнить наиболее значимые этапы и моменты.
 
С чего началось Ваше увлечение лезгинской культурой?
 
Это не увлечение. Ведь увлечение может быть проходящим, непостоянным. А к пропаганде родной культуры я шла всю жизнь, это моя вечная любовь.
 
Я выросла в настоящей лезгинской семье. Моя мама была одним из первых учителей лезгинского языка в Кусарах. Она любила лезгинские баяды, обожала народные песни и часто их напевала. Папа – агроном по профессии, был великолепным сказочником. Часто он нам рассказывал лезгинские сказки, которые я нигде в последующем не встречала. Может он сам их и сочинял.
 
В школьные годы я танцевала в кусарском районном ансамбле «Лезгинка» под руководством Гани Ганиева. И, кстати, неплохо танцевала. Но в 7-ом классе родители наложили запрет на мое увлечение, объяснив это тем, что я уже не ребенок. Это было невыносимо больно. Я не могла представить себя без ансамбля.
 
Эта боль долгие годы молча жила во мне, пока вновь не напомнила о себе в 1995 году. Тогда я баллотировалась в депутаты от Кусарского района. Во время предвыборный борьбы, которая длилась два месяца, я объездила все села района, поближе познакомилась с людьми, у меня была возможность как следует узнать наш фольклор, народные песни и танцы.
 
Мои встречи с избирателями начинались каждый день в 9 утра, а заканчивались не ранее 10 вечера. Для своей самой ответственной встречи, которая должна была состоятся в ДК, я подготовила литературно-художественное представление.
 
Помню, как мы с местными музыкантами репетировали, параллельно объясняя скептически настроенным членам команды, не понимавшим как вяжутся с выборами наши репетиции, что иногда одна песня может заменить однодневную пропаганду. И не ошиблась. Люди в зале с невероятной теплотой восприняли мои песни «Лезгинкадал илига», «Самурдин вацI», «Са дертни авачиз».
 
Тот вечер действительно помог мне одержать победу. Но, несмотря на яркую победу в выборах, я не смогла стать депутатом. Эта была очень тяжелая пора моей жизни: боль «поражения», то количество пакостей, с которыми пришлось столкнуться в своем родном районе, чувство ответственности перед людьми, которые верили в меня, отдавали свои голоса...
 
Три месяца я не выходила из дома. Все это время я, можно сказать, не жила, только существовала. Спустя какое-то время чувство опустошенности сменилось другим. Во мне проснулось чувство безграничной благодарности к моему простому и щедрому, честному и трудолюбивому, порой беззащитному народу. Я думала о том, как же я смогу отплатить ему? Тогда впервые и пришла мысль создать ансамбль, посредством которого я могла бы передать свою любовь к народу.
 
Как происходило становление Вас как творческой личности? Были ли люди, на которых Вы ориентировались, с кого брали пример? Кто оказал на Вас влияние, кто помог?
 
Моими первыми учителями были книги. С тех пор, как я научилась читать, они стали моими неразлучными друзьями. Они, безусловно, меняли меня. А сколько было любимых героев! И на каждого хотелось походить.
 
Моим учителем музыки в школе был композитор Фетуллах Рагимханов. Это был удивительный человек широкой души. В Кусарах им был создан первый трехголосый хор, в котором я и сама пела.
 
Друзьями с ним мы стали в 1995 году. Когда я узнала, что он, в уже почтенном возрасте, объездил почти все лезгинские села и собрал свыше 100 народных мелодий. Похоронив троих своих взрослых сыновей, он жил одной только любовью к родному искусству.
 
Я привязалась к нему, как к родному отцу. Он был первым слушателем моих песен. Я часто бывала у него дома, где царила материальная беднота и духовное богатство. Они, с тетей Изафе, всегда ждали меня. Мы могли беседовать часами. Фетуллах муаллим смог передать мне свою безмерную любовь к народным мелодиям. Он играл на таре и напевал забытые наши песни.
 
Некоторые из них я успела записать на диктофон. Ему я посвятила несколько очерков и один рассказ. После его смерти один концерт ансамбля «Сувар» был полностью посвящен его памяти.
 
Как появились ансамбль «Сувар», газета «Самур» и другие ваши прекрасные проекты?
 
Я больна лезгинскими народными песнями и танцами, нашими прекрасными традициями. У меня всегда было огромное желание показать всю красоту нашей музыки. Ведь я выросла в Кусарах – с его фольклорно-этнографическим богатством.
 
Когда я заразилась идеей создания ансамбля к этой идее тогда многие отнеслись скептически. В Баку? Лезгинский ансамбль? Как? Для чего? Кто позволит? Зачем? Но я знала, чего хочу и приступила к поиску талантов.
 
Ровно год потребовался для того, чтобы собрать инструменталистов, певцов, создать репертуар. Надо сказать, очень трудно было работать с музыкантами, которые думали только лишь о деньгах. Изнурительные репетиции, перевоспитание сложившегося вкуса, работа с певцами, создание репертуара, записи в студиях…
 
Надо было тратить деньги из своего кармана, который большей частью бывал пуст. Долгие годы все песни для ансамбля записывались на мои личные средства. Было ли тяжело? Не то слово. Часто опускались руки оттого, что в ответ на старания, на труд приходилось слышать постоянные претензии, упреки.
 
И, все же, желание изменить вкус слушателей, которые тянулись к дешевым бессмысленным «песням-пустышкам», пересиливало весь этот негатив. У меня была четкая цель, к которой я и шла.
 
Сегодня я горда, что смогла претворить в жизнь некоторые из своих идей. Люди полюбили «Суваровский» репертуар. Я счастлива, что смогла воспитать молодых людей, влюбленных в музыкальную культуру своего народа, спокойна за судьбу своего детища, ведь сегодня «Суваром» руководит талантливый воспитанник ансамбля Завир Наджафов.
 
«Самур» – эта другая история. Когда в 1997 году мне предложили пост редактора, я работала в престижной газете. Помню как председатель ЛНЦ «Самур», профессор Али Мусаев позвонил мне. Он уговаривал, объяснял, что кроме меня некому доверить руководство газетой, и, если я не соглашусь, то, возможно, она закроется.
 
Его слова очень сильно меня задели: «Первая лезгинская газета Азербайджана, которая выходит с 1992 года, может закрыться из-за отсутствия кадров». Он обещал помочь, обнадежил. Конечно, я согласилась.
 
От меня, правда, скрыли, что на новой работе меня ожидают только лишь проблемы: куча долгов, отсутствие крыши над головой. Мало того, государство на тот момент прекратило спонсирование национальных центров и их газет. К посту редактора газеты прилагалась одна только печать и больше ничего: ни стола, ни стула – вообще ничего. Обо всем этом я узнала только после того, как ушла с прежней работы.
 
Пришлось строить все своими руками. Единственное, на что я могла надеяться, это поддержка замечательного писателя–журналиста Музаффара Меликмамедова и подписчиков – моего бывшего электората. Благодаря этим людям я начала выпускать газету. Спустя годы я с благодарностью вспоминаю тот звонок, с которого началась история с газетой Самур.
 
Что в своем творчестве Вы считаете наиболее важным? Какие значимые моменты Вы стремитесь донести до своего читателя и слушателя?
 
Для меня самое главное – это возрождение народного духа. Что я подразумеваю под этими словами? Это в первую очередь чувство гордости за свой народ. Если у человека отсутствует это чувство, он не может быть настоящим, искренним. Я ненавижу национализм в любом его проявлении, но бесконечно уважаю тех, кто отдаёт дань своему родному языку, традициям и обычаям. Мир прекрасен в своем многообразии. Никто из нас не выбирает национальность. Это дар свыше и мы должны принимать его с душой, дорожить им, гордиться
принадлежностью к своему этносу. Ведь это так естественно.
 
Вы добились большого успеха и признания в деле продвижения лезгинского языка и культуры в Азербайджане. Как Вам это удалось? Какие факторы помогли реализовать все, что Вы задумали?
 
Мне помогла и помогает только лишь любовь к своему народу. А любовь способна делать удивительные вещи. Она дает волю, силы, крылья, делает невозможное возможным.
 
На ваш взгляд, что следует предпринять для поддержания и развития лезгинского языка и культуры в настоящее время? На чем следует сосредоточиться лезгинской интеллигенции и деятелям культуры?
 
Для этого нужна самая малость: сплоченность лезгинской интеллигенции и молодежи, умение признавать ошибки, и, самое главное, желание слышать друг друга.
 
Как Вы оцениваете уровень возможностей, предоставляемых национальным меньшинствам в Азербайджане в части реализации своих этнокультурных прав и запросов?
 
Я бы вопрос поставила иначе. На каком уровне самосознание нацменов, например, лезгин республики? И ответила бы: на крайне невысоком. К примеру, читающих свою родную газету лезгин менее 3 тысяч человек, в республике, где проживают сотни тысяч лезгин. А ведь это считается одним из показателей интеллигентности этноса. К огромному сожалению, читающих на родном языке газету не много. Все мои старания направлены на то, чтобы увеличить число читающих.
 
Часто с горечью вспоминаю великого азербайджанского просветителя Гасанбека Зардаби. Всю свою жизнь он посвятил служению своему народу. Он был издателем и редактором первой азербайджанской газеты «Экинчи». Всю свою душу, всё состояние он вложил в это благородное, порой неблагодарное дело.
 
Я же являюсь редактором первой лезгинской газеты Азербайджана. Газеты, которая не финансируется государством, а мизерные пожертвования наших небезразличных читателей не в состоянии покрыть и малую часть расходов редакции.
 
С тем, с чем столкнулся Гасанбек Зардаби 143 года назад, я сталкиваюсь сегодня. Я пишу, зову, молю земляков любить свой народ, беречь свой язык. Увы, многие наши соотечественники уже давно и безвозвратно потеряли национальные чувства. Но все эти трудности не убивают во мне желания издавать газету, лелеять родной язык, культуру и историю нашего народа.
 
Безусловно, Вы воплотили в жизнь далеко не все свои творческие замыслы. Не могли бы Вы поделиться с нами теми из них, над которыми работаете в настоящее время?
 
Мама в детстве меня часто голубила со словами «чан зи зуракIди», моя половинчатая. Наверное, потому, что я всегда занималась несколькими делами одновременно. В детства я коллекционировала всякую всячину. В нашем доме, где росли шестеро детей, только для меня был выделен большой стенной шкаф, где на разных полках у меня хранились коллекции речных камней интересных форм, фантиков, почтовых марок, открыток с изображениями цветов и т.д.
 
С детства я чувствовала нехватку времени. Ходила в драмкружок, на танцы, пела в хоре, посещала фотокружок, кружок натуралиста, где училась ухаживать за растениями. Все эти навыки пригодились мне в жизни. Хор и танцы вот уже свыше 23 лет являются моими неразлучными друзьями и помогают в работе с ансамблем. Я стала неплохим фоторепортером-любителем. Обожаю возиться в саду. Что касается моих театральных увлечений, то, сейчас, в процессе подготовки к съемкам художественного фильма на лезгинском языке, очень часто вспоминаю школьный драмкружок.
 
Я не меняюсь. У меня все та же катастрофическая нехватка времени, уйма дел. Очень много идей, и все их очень хочется реализовать. На первом месте – мои книги. На следующей неделе отдаю в печать книгу «Потерянный дневник» переведенную на русский язык. Одновременно готовлю сборник стихов на лезгинском языке. Работаю над документальной книгой «Яргун», посвященной моему родному селу. С 2000 года с перерывами работаю над книгой «Почему я не стала депутатом».
 
Но, самое главное, что занимает все мои мысли, время – это фильм. На днях хочу, наконец, приступить к работе вопреки всем материальным трудностям. В этом фильме всю черновую работу придется выполнять самой, хотя, конечно, хотелось бы прибегнуть к услугам профессионалов. Но я на все согласна, лишь бы эта мечта сбылась. Уж очень хочется на примере одного фильма показать всю красоту лезгинского языка, необъятные просторы этнографической культуры нашего народа, рассказать о его богатом духовном мире. 
 
Уважаемая Седагет Каинбековна, спасибо Вам большое за интересное интервью, за Ваши откровения и за Вашу гражданскую позицию. Федеральная лезгинская национально-культурная автономия и я лично искренне, от всего сердца поздравляем Вас с юбилеем. Желаем Вам крепкого здоровья, долгих лет жизни в счастье и радости.

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

«Лезгия» теперь и в Турции

Великая миссия - объединение народов

Гордость лезгинской культуры

Интервью с главредом журнала Алам

Газете «Самур» - 20 лет

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 13 апреля 2018 22:47

Эта великая женщина заслуживает памятник из бронзы самом видном месте в центре Лезгистана.  


Цитировать