ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Сёла – «Призраки»

Сёла – «Призраки»

с. Маза (лезг. Мацар)

Наша прекрасная Страна гор изобилует памятниками культуры - наследием, доставшимся нам от давно минувших поколений. Как правило, это старинные башни, мечети, минареты, и многое другое. Здесь чуть ли не каждое ущелье - отдельный мир со своими особенностями. А сердце горского мира, его основная составляющая - село. Колоссальные перемены, произошедшие за последнее столетие в укладе жизни горского общества привели также и к запустению многих сёл. Речь идёт о заброшенных сёлах. По неофициальным данным, а следует отметить, что официальной статистики по заброшенным сёлам нет вообще, на территории муниципальных районов Южного Дагестана находится около ста заброшенных сёл.

Испокон веков горцы стремились селиться в труднодоступных местах. Это было вызвано соображениями безопасности. Равнинная и предгорная местность оставались слабозаселёнными, ввиду их доступности для завоевателей. С вхождением в состав Российской империи эпоха нескончаемых внешних агрессий закончилась, и ранее небезопасная для жизни равнина стала наглядно проявлять свои выгоды перед горной местностью – тут гораздо больше пахотных земель, к городам ближе, да и быт на плоской местности проще, чем в горах. Все эти привлекательные стороны не могли остаться незамеченными для горцев. Постепенно начали образовываться новые сёла, основанные переселенцами с гор. Следует отметить одно явление, ставшее катализатором массового переселения жителей с гор на равнину. В 1966 году в Южном Дагестане произошло сильнейшее землетрясение, разрушившее многие сёла. Власти решили строить пострадавшим новые дома не в горах, а на равнине. Таким образом, прекратили существование десятки сёл по всему Южному Дагестану.

Сёла – «Призраки»
с. Хал

Сёла – «Призраки»
с. Балуджа (лезг. КIурукIун)

Сёла – «Призраки»
с. Маза (лезг. Мацар)

Сёла – «Призраки»
с. Гра

Переселенческие сёла можно разделить на два вида. Первый вид – это когда жители высокогорного села спускаются поближе к какой-нибудь реке и основывают там новое село с прежним названием. Тем самым сельская община сохраняет свою среду обитания и самобытность. Второй вид – это когда жители покидают высокогорное село и обосновываются в равнинной части. Нередки случаи, когда жители расселиваются по разным городам и селениям. Так, в Докузпаринском районе всего одно заброшенное село. Но вот, в Курахском районе заброшенных сёл около десяти. Население района сильно уменьшилось из-за переселения многих жителей в Белиджи и другие населённые пункты. Вопреки расхожему мнению, в преимущественно предгорных Магарамкентском и Сулейман-Стальском районах больше заброшенных сёл, нежели в горных Курахском и Ахтынском районах. Однако, если в горной части преобладала тенденция перемещения населения на равнину, то в этих двух предгорных районах жители заброшенных сёл основывали новые селения рядом со старыми. Магарамкентский район, притягивая жителей горных районов, в то же время лишился 18 своих сёл. Это связано с тем, что после землетрясения 1966 года жители многих сёл, расположенных по гребню восточного конца Самурского хребта, решили строить себе новые дома прямо возле реки Самур. Таким образом и образовались новые сёла в Магарамкентском районе. В Ахтынском районе 17 заброшенных сёл, обстановка здесь характеризуется тем, что после того же землетрясения 1966 года сёла Муглахского ущелья, Самурского хребта, и прочие сёла, расположенные в глубоких ущельях, переселились в сёла Магарамкентского района и в другие города Дагестана и Азербайджана. На сегодняшний день в районе осталось 19 сёл – то есть чуть больше половины. Удивляет большое количество заброшенных сёл в Сулейман-Стальском районе, их там 23. Но жители большинства из этих сёл образовали новые, неподалёку от старых.

Далеко не всегда население переселялось добровольно. Касательно Дагестана у раннесоветской партноменклатуры существовала точка зрения о невозможности полноценного развития общества в условиях горной местности, в связи с чем многие горцы были спущены на равнину в принудительном порядке. И даже не всегда это было оправдано с экономической точки зрения. К примеру, совершенно непонятно, чем руководствовались власти, переселяя богатейшее животноводческое селение Куруш на плоскость в Хасавюртовский район. Курушцы были лишены своих сочных лугов и поселены на солончаках, долго и мучительно им приходилось культивировать эти безжизненные просторы. Также непонятно, чем они руководствовались, переселяя их так далеко от ареала лезгинского народа.

Данные сёла имеют чрезвычайно важное значение для нашей истории и культуры. Никто не знает точно, сколько там осталось мечетей, ремесленных строений и других сооружений, представляющих историческую ценность. Несомненно, раскопки на территории заброшенных сёл обогатят запас артефактов и расширят знания о нашем же народе. Краеведческие музеи пополнятся новыми, интересными экспонатами. А ведь до сих пор не изучены в должной мере говоры этих сёл. Вероятно, с рассеиванием их жителей лезгины потеряли многие архаические лексемы, законсервировавшиеся лишь в заброшенных селениях. Языковеды пока ещё могут собрать материал у носителей этих говоров, ныне расселенных в равнинной и предгорной зоне, и выявить у них наличие исконной лексики, отсутствующей в литературном языке.

Лезгинская общественность почти не интересуется своими заброшенными сёлами, несмотря на их историко-культурное значение, даже не систематизирована информация о них. Иногда в печатных изданиях могут упомянуть о том или ином селе, но этим всё и ограничивается. Отдельной благодарности за свой труд заслуживает Фонд «Лезгины», исследующий этот вопрос и ведущий трудную, но весьма интересную работу по сбору и систематизации информации о селениях. В этом русле предпринимает некоторые усилия Администрация Ахтынского района. Так, на официальном сайте муниципального района размещена отдельная информация о заброшенных сёлах района. Для добровольно вернувшихся жителей селения Маза построен мост, чем администрация способствует улучшению условий мазинцев. Но тут стоит отметить, что властям района не помешало бы обратить внимание на селение Ухул, которое находится под угрозой полного исчезновения. Село, располагаясь на уровне высоты 2220 метров, испытывает значительный отток населения.

В некоторых из заброшенных сёл и сейчас проживают по несколько человек. Например, в селе Гра совсем одна живёт пожилая женщина. Мотивирует свой отказ покидать родовое селение тем, что не может покинуть могилы предков. Тут нечего добавить… В селе Ялджух проживают две семьи; а также, в селении Маза находится пара хозяйств. Несомненно, Администрации Ахтынского района следует оказать особое внимание добровольцам, не дающим угаснуть древним лезгинским селениям. К сожалению, за районными властями Юждага не прослеживается целенаправленных действий по возрождению сёл. Многие переселенцы тоскуют по своим родовым гнёздам, и даже были бы согласны вернуться обратно, если бы в этом направлении существовала какая-то поддержка со стороны властей.

Заброшенные селения разрушаются. Буквально каждый день работает против них, стены строений постепенно обваливаются, некогда крупные мечети и дома превращаются в груды камней. Необходимо создавать в муниципальных районах музеи, посвящённые заброшенным сёлам. Нужно обязательно фиксировать историко-культурное наследие этих сёл для будущих поколений. Сотрудники музеев вполне могли бы этим заниматься. Этот вопрос должен находиться под особым вниманием комитетов культуры администраций муниципальных районов. Если есть возможность, следует возрождать некоторые из заброшенных сёл, наиболее жизнеспособные из них. Ведь, как объясняют свой энтузиазм вернувшиеся мазинцы, «на равнине тоже нет работы, не лучше ли воссоздать своё хозяйство здесь, в горах?!». О более масштабных мероприятиях говорить пока не приходится. Но мы должны всеми возможными способами стараться хранить нашу историю, в которой и так хватает белых пятен.

Ильяс Букаров

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Надоблачный Гдым

Орлиные гнёзда Муглаха

Лезгины, как «перекати-поле»

Новый Куруш живет в сложном национальном и религиозном окружении

Островок религиозного мира в Южном Дагестане

Комментарии (2)
Комментарий #2, дата: 30 ноября 2012 01:20
!

Цитировать          
Комментарий #1, дата: 29 ноября 2012 15:31
Проблема заброшенных сел актуально не только в Дагестане, но и по всей России идет тенденция упорного уничтожения сел и деревень, уклада жизни сельских жителей. Между тем если подумать, сегодня в век электронных средств массовой информации, сельский уклад жизни ни чем не уступит укладу жизни городов и иных мегаполисов. Политика и экономический уклад жизни страны в целом рано или поздно будет привязан к производству продуктов питания который в полной мере мог и должен обеспечить производителей промышленности. К великому сожалению сегодня сырьевой статус всего государства не востребовал сельского жителя на производство и обеспечение продовольствием промышленные районы страны. Наши правители напрочь забыли о таком понятии как продовольственная безопасность народа, общества и государства в целом. Полная зависимость от импорта продовольствия, ни что иное как предательство интересов собственного народа и родины в целом. Никакая политическая и экономическая целесообразность такой независимости оправдан быть не может, поскольку не предвиденный сбой снабжения из вне неминуемо приведет к голодным бунтам или смерти. Даже те кто считает себя миллионерами и миллиардерами неминуемо вымрут рано или поздно. Возрождение сел, деревень и сельскохозяйственного производства, производства продуктов первой необходимости должно быт возведено в ранг первостепенейщих задач общества и отдельного гражданина.

Цитировать