ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

На примере защитников Самурского леса дагестанцы убедились, что можно защищать свои права

На примере защитников Самурского леса дагестанцы убедились, что можно защищать свои права 
Эдуард Уразаев, дагестанский журналист и политолог
Врио главы Дагестана Владимир Васильев уже более двух месяцев у руля республики, и уже можно давать первые промежуточные характеристики его правления. Сам Владимир Васильев ещё не принял ни одного серьёзного решения, если не считать смену руководителя Администрации Главы и Правительства Дагестана.

Председатель Народного собрания Хизри Шихсаидов 9 декабря на конференции Дагестанского отделения партии «Единая Россия», правда, заявил, что под руководством врио главы республики уже удалось сделать многое и, прежде всего, принять бюджет на 2018-2020 годы. Но проект соответствующего закона принят лишь в первом чтении, и его дорабатывают, в том числе и из-за оживившихся после ухода Рамазана Абдулатипова лоббистов в лице депутатов. Зато изменения произошли в самой атмосфере и стиле работы чиновников. Оказалось, что в республике органы власти и общественность могут работать и даже что-то создавать не по инициативе или по поручению Абдулатипова.

А то, что Васильев всех членов правительства Дагестана посадил на испытательный срок, вынудило их самостоятельно думать и выполнять свои обязанности по государственной службе в большой степени. И это уже хорошо. Но вместе с тем, этого мало, поскольку ни предпринимательский класс, ни общественники не могут доверять старой команде, которая себя дискредитировала вместе с экс-главой.

 Врио главы Дагестана привел с собой в республику ряд людей из Москвы, что дало повод говорить о возможной «варягизации» и других региональных ведомств. «Варягизация», как вы выразились, пока ограниченная. На ноябрьской сессии Народного собрания РД Васильев уже заявил, что будет опираться на местные кадры, хотя ранее предупреждал, что национальность при назначениях учитываться не будет, и приоритетом станет профессионализм.

Но из разных источников просочилась информация, что Васильеву не рекомендовали назначить председателем правительства республики варяга, которого он хотел. В контексте борьбы с коррупцией назначения варягов можно ожидать разве что в контрольных и правоохранительных органах. На остальных должностях руководители в основном выполняют технические и управленческие функции, с которыми могут справиться квалифицированные дагестанцы. А задача варягов - обеспечить общую политику и добиваться работы коллег в рамках закона.

Вместе с тем, многие оценивают активизацию премьера Гамидова и особенно спикера НС Шихсаидова началом заочной борьбы за кресло председателя правительства. И действительно, Шихсаидов и Гамидов резко активизировались после ухода Абдулатипова. Складывается впечатление, что слова Васильева о том, что при прежнем руководителе чиновники не могли в полной мере раскрыться, связаны с жалобами, в том числе, спикера и премьер-министра. Поэтому теперь они, так сказать, раскрываются. Положение у Шихсаидова более устойчивое, так как он депутат и смещать его с должности спикера гораздо сложнее. Хочет ли он стать председателем правительства вновь – сомневаюсь. Хлопотная и не очень благодарная должность, тем более в сложившихся условиях. Проще сохраниться в роли председателя парламента и проявить себя как мудрый и благородный политический деятель. Но он может претендовать на должность главы республики и, возможно, его активность связана именно с этим.

Новый председатель правительства республики, судя по активизации правоохранительных органов, всё же будет назначен. Но кто им станет - ещё вопрос. Претенденты из прежней обоймы, судя по затягиванию вопроса, не совсем удовлетворяют врио главы Дагестана и Администрацию Президента России. На ком остановятся - сказать трудно. Говоря о возможных перестановках, мне представляется целесообразным смена, прежде всего, руководителей тех министерств и ведомств, через которые проходят наибольшие финансовые потоки бюджетных средств. Тем более, что с ними связано и наибольшее количество скандалов и возбуждённых уголовных дел. Есть также руководители, которые назначены недавно и у которых нет соответствующего опыта, квалификации, и они не прошли стадии карьерного роста. Их лоббировали по причинам внеслужебного характера. Менять таких надо, несмотря на повышение их активности в работе, которой они добиваются за счёт мобилизации своих подчинённых.

Дело ещё и в том, что смена такого рода руководителей оздоровит моральную обстановку в коллективах министерств и ведомств, которая подорвана такими несправедливыми, а порой издевательскими назначениями прежнего главы Дагестана. Министра образования и науки республики Владимир Абдуалиевич уже пообещал сменить, намекнув, что пост займёт женщина, но что-то тянет. Вероятно, что кандидатура не прошла согласования с правоохранительными органами.
 
С министром здравоохранения – ходили слухи, что он подал заявление почти сразу после ухода Абдулатипова, но потом пошли разговоры, будто все члены правительства сначала должны отчитаться. Тогда получается, что Ибрагимов ведёт себя как большинство чиновников, которые всецело полагаются и подчиняются воле начальника. Учитывая множество скандалов и количество жалоб на него, он скорее будет сменён. Кроме того, есть вопросы у правоохранительных органов, которые могут ускорить процесс замены министров. Но если будет принят курс на сохранение прежней команды до завершения выборов на должность Президента России, то все кадровые изменения начнут происходить после марта 2018 года.

Со времен Абдулатипова врио главы республики досталась и нерешенная проблема водозабора из Самурского леса. Дагестанские чиновники упорствуют по этому вопросу, во-первых, из-за того, что могут понести ответственность за использование бюджетных средств без должных на то оснований. Во-вторых, как я понял, местные эксперты считают, что водозабор из-под Самурского леса будет происходить из большого резервуара, лежащего на глубине более 100 метров и он не пересекается с пластами воды, располагающимися на глубинах порядка 10 метров. И чтобы убедиться в этом, было предложено компромиссное экспериментальное решение - на год-полтора начать водозабор и посмотреть, будут ли негативные экологические последствия. Что касается протестов местного населения и общественников из Махачкалы, Москвы и других городов, то да – это стало не только точкой роста гражданского общества, но и мощным фактором роста гражданского самосознания всех дагестанцев, которые на этом примере убедились, что можно защитить свои права.

Основным лейтмотивом ближайших четырёх месяцев поневоле станет агитация за кандидатуру Владимира Путина под лозунгами особого отношения Президента России к Дагестану и его постоянной поддержки республики в виде финансовой помощи из федерального бюджета. Основная миссия Васильева – снять накопившееся недовольство дагестанцев правлением Абдулатипова путём некоторого оздоровления чиновной среды и повышением зарплат ряду категорий работников бюджетной сферы. Это должно обеспечить массовое голосование за кандидатуру Путина. Затем, судя по итогам поездки в Дагестан и.о. секретаря генерального совета партии «Единая Россия» Андрея Турчака, планируется готовить выдвижение кандидатуры Васильева на должность главы Дагестана к выборам, которые должны состояться в сентябре 2018 года путём голосования депутатов Народного собрания РД.

.

ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

На примере защитников Самурского леса дагестанцы убедились, что можно защищ ...

Снять недовольство Абдулатиповым

Владимир Васильев: «Абдусамад Гамидов должен взять на себя ответственность»

Васильев отправил в отставку правительство Дагестана

Партии определились с кандидатами в главы Ингушетии и Дагестана

Комментарии (0)