ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng Az Lz

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Стенограмма международной конференции «Проблемы лезгинского и аварского народов, разделенных государственной границей между РФ и АР и пути их решения»

Часть 2

г. Москва, 18 июня 2012 г.

Ариф Керимов: Слово предоставляется Саркарову Амилю Забитовичу. Прошу участников конференции строго соблюдать регламент и не повторять те вопросы, которые были уже подняты предыдущими докладчиками.
 

Стенограмма международной конференции «Проблемы лезгинского и аварского народов, разделенных государственной границей между РФ и АР и пути их решения»
Саркаров А.З.

Амиль Саркаров,  руководитель департамента ФЛНКА по взаимодействию с региональными организациями:

Здравствуйте, уважаемые гости и участники конференции! Спасибо Ариф Пашаевич, что предупредили меня. В принципе, я, наверное, буду заострять внимание на тех проблемах, по вопросам по которым прошлись краем. Прежде всего, я хотел бы чуть внимательнее рассмотреть вопрос о численности лезгин и родственных им народов в Азербайджане. Потому что мы утверждаем какие-то числа, каждый утверждает какие-то цифры, а насколько они достоверны- это вопрос.

Вот вы можете наблюдать таблицу, где даны разные оценки. Самая маленькая численность – это данные переписи. По меньшей мере в 400 тысяч человек по минимальным оценкам оценивается численность лезгин в Азербайджане.

Самая высокая численность - это в докладе Министерства юстиции США за 1993 год «Азербайджан: статус армян, русских, евреев и других меньшинств» озвучивается цифра в 800 тысяч и более, полученная из неофициальных источников. Наши подсчеты (ФЛНКА) показывают, что численность лезгин в Азербайджане составляют не менее 700 тысяч.

В 1926 году, согласно первой советской переписи лезгин насчитывалось менее 38 тысяч, хотя в 1897 году лезгин, составляющей нынешний Азербайджан их насчитали 64-66 тысячи или 3,6-3,8%.

Вообще ни одну из советских и постсоветских переписей нельзя считать достоверной с точки зрения отражения этнического состава Азербайджана. Так, в упомянутой переписи 1926 года почти 32 тысячи носителей лезгинского языка (названного там кюринцами) отнесли к тюркам.

Если в Геокчайском уезде таковых оказалось 800 человек, то в Кубинском уезде – 28,5 тысячи. Из них в дайре Кусары 2400 человек. Из всего населения численностью в 20,7 тысячи человек дайры Хазра, где находятся только лезгинские селения, 14,7 тысячи, или 84%, были зафиксированы как тюрки, а 3,3 тысячи, или 16% – как лезгины. В то же время почти 100% населения в качестве родного указали лезгинский язык, а тюркский – всего шесть человек! В дайре Хачмас из более чем 2 тысяч носителей лезгинского языка только 800 указаны как лезгины. А в дайре Худат согласно этой переписи и вовсе не было ни одного лезгина, зато зафиксировано 7,5 тысячи людей, назвавших родным лезгинский язык, т.е. больше половины населения. В Нухинском уезде 2,3 тысячи носителей лезгинского языка были записаны тюрками. Из них в дайре Нидж – 600 человек, уменьшив тем самым число лезгин до 100 с небольшим человек. А в дайре Куткашен 1,6 тысячи человек, то есть всех носителей лезгинского языка кроме 5 человек отнесли к тюркам. С учетом этих искажений скорректированная численность лезгин составляла 69,3 тысяч человек. А на самом деле их должно было быть никак не меньше 100 тысяч или 4%.

В Баку лезгинские рабочие, занятые в основном на нефтепромыслах, составляли существенный процент трудящегося населения (не менее 20%) и представляли собой отдельную политическую силу, а в 1906 году собственными силами лезгины создали в Баку свой театр. Весь советский период лезгины, проживающие в Дагестане, массово переселялись в Азербайджанскую ССР в свои отселки и кутанные земли, города, особенно в Баку. Кстати, Махачкала до самого последнего времени не была таким центром притяжения лезгинского населения. По данным переписи 2009 года – в Баку лезгин якобы всего 25 тысяч или чуть больше 1 процента, хотя в столице и ее окрестностях лезгины на самом деле составляют 10-15% населения.

Таким образом, доля лезгин в населении Азербайджана в настоящее время должна была достигнуть 8%.

Выяснение численности лезгинского народа в Азербайджане как уже было сказано носит принципиальный характер. Несоответствие предполагаемой численности результатам переписи может иметь две причины. Первая причина – успешная политика насильственной ассимиляции и выдавливания лезгин со своей этнической территории. Вторая причина – фальсификация результатов переписи. Какая из этих причин ни была бы основной или единственной, существующая разница свидетельствует о том, что в Азербайджане лезгины и другие народы, проживающих там, подвергаются дискриминации.

Безусловно, что определенные ассимиляционные процессы затронули лезгинское население (это ряд селений Кубинского района, южного склона Большого Кавказского хребта, а также лезгины, проживающие в крупных городах – несколько десятков тысяч человек), но в основном имело место сознательное уменьшение их численности.

Такие же несоответствия наблюдается у всех других народов Азербайджана, кроме самих азербайджанцев. Нельзя хотя бы кратко не обрисовать этнодемографическую ситуацию у лезгинских народов, два из которых рутульцы и цахуры также разделены госграницей. Численность цахуров в 1926 году составляла 15,6 тысячи человек (на самом деле их было 20-25 тысяч), а в 2009 – 12,3, хотя сейчас их должно быть 80-100 тысяч, из них от трети до половины ассимилировалось. Рутульцев в 1926 году насчитали 162 человека, а в 2009 их не обнаружилось в Азербайджане. Их свыше 20 тысяч, но многие ассимилированы, небольшая часть указана как лезгины. Что касается других лезгинских народов: крызов, будугцев и хиналугцев, то их в середине 19 века было учтено 16 тысяч, а в 1926 году – 8 тысяч, включая тюрок с родным крызским, будухским или хиналугским. В 2009 году крызы и хиналугцы снова попали в материалы переписи, их насчитали 4400 и 2200 человек соответственно. Совокупная численность данных народов на сегодняшний день, как и цахуров составляет до 100 тысяч, но большинство их ассимилировалось – от половины до двух третей. Удин в 1926 году было 2,4 тысячи, в 2009 – 3,8 тысячи. Многие за последние два с половиной десятилетия мигрировали в Россию, хотя все равно их должно быть по крайней мере 5 тысяч. Удивительно, но перепись Азербайджана ни одного представителя этих народов не обнаружила в городе Баку.

Для того, чтобы иллюстрация была полной рассмотрим этнодемографическую картину в соседнем Дагестане. Там численность данных народов не упала, хотя у некоторых сокращалась доля. Доля лезгин в населении республики с 1926 по 2010 год увеличилась, хотя очень сильно: с 11,8% до 13,2%, а в первые десятилетия даже падала, но это связано с их переселением на территорию АзССР. Численность рутульцев, агулов и цахуров увеличилась в 2,5 – 4 раза, их удельный вес в Дагестане, правда, снизился, но в связи с тем, что значительная их часть мигрировала в другие регионы России. Следует сказать, что доля азербайджанцев в Дагестане с 1926 по 2010 год постоянно росла за весь период, увеличившись в полтора раза – до 4,5%, а численность увеличилась почти в 6 раз! Хотя и тут имело место фальсификация – в Дербентском районе их численность искусственно завышалась за счет табасаранцев, лезгин, даргинцев и агулов.

Резюмируя можно сказать, что у лезгинских народов наблюдается разная демографическая история в Азербайджане и Дагестане и, наоборот, у азербайджанцев схожая в тех же регионах. Это связано исключительно с политикой, направленной на искажение численности и ассимиляцию лезгинских народов в Азербайджане.

В принятом в 1992 году законе «Об образовании» в пункте 2 статьи 6 утверждается, что «соответственно потребностям общества по желанию граждан и учредителей образовательных учреждений, на базе определенных учебно-воспитательных учреждений, в рамках государственных стандартов может вестись обучение и на языках малочисленных народов, а также на иностранных языках с обязательным преподаванием азербайджанского языка, истории Азербайджана, азербайджанской литературы и географии Азербайджана». И указывается (в пункте 3), что «право на выбор языка обучения обеспечивается в соответствующем порядке путем развертывания классов, групп и создания условий для их функционирования». Но непонятно, кого относить к малочисленным народам и как быть с противоречащим данному «праву» пунктом 1 этой статьи, однозначно устанавливающим, что «в образовательных учреждениях Азербайджанской Республики языком обучения является азербайджанский язык».

В отличие от соседнего Дагестана, где в начальной школе местные народы обучаются на родном языке и азербайджанцы тоже, в самом Азербайджане лезгины и другие коренные народы не имеют такой возможности. Нет ни одного учебного заведения, где когда-либо хотя бы в первом классе велось обучение на лезгинском языке. А уроки родного языка все больше превращаются в пустую формальность. По нашим сведениям во многих лезгинских селениях (в городах кроме города Кусары и этнически смешанных населенных пунктах лезгинский язык вообще не преподается) лезгинские дети уже не изучают родной язык, а в большинстве остальных образовательный эффект от таких уроков весьма низкий, дети не овладевают литературным лезгинским языком, с трудом могут читать на лезгинском, а писать на лезгинском для них – это реальная проблема. Только проведение среза знаний специалистами – методистами по родному языку из Дагестана сможет показать истинное положение дел в этой сфере.

Министерство Азербайджана подходит к этому вопросу крайне формально. Об этом свидетельствует позиция чиновников министерства образования Азербайджана. Один из них – заведующий отделом учебников и издательств Фаик Шахбазов так объясняет проблему нехватки авторов, пишущих учебники на языках нацменьшинств: «в большинстве случаев предложение для издания книги на языках нацменьшинств приходит от очень малого количества людей, в основном от учителей школ, которые живут в этих регионах. Их предложения иногда не соответствуют принятым нормам и стандартам». Со слов чиновника получается, что учебники и учебно-методические пособия для нацменьшинств не должны разрабатываться и утверждаться в соответствующих научных учреждениях министерства образования квалифицированными специалистами. Все отдается на откуп учителям-энтузиастам, которых еще и обвиняют в том, что их разработки не соответствуют стандартам.

В то же время Министерство образования Азербайджана запретило использовать российские учебники в учебном процессе. В результате этого лезгинские дети лишились возможности полноценно изучать родной язык по качественным учебникам. Подготовка педагогов лезгинского языка и литературы в Азербайджане оказалась свернута, так как был закрыт бакинский филиал ДГУ, в котором функционировал факультет дагестанской филологии. Правительство Азербайджана намеренно загнала ситуацию в тупик и ничего не делает для решения созданной им проблемы. В то же время Баку в результате сомнительных задержек по поставке учебников для азербайджанцев, проживающих в Грузии готов раздувать скандал. Особый цинизм этим обстоятельствам придает тот факт, что новости, посвященные им, были опубликованы друг за другом в одном из азербайджанских информационных агентств – «The First News» в течение 2 дней.

Лезгины, как и другие нетюркские народы почти не упоминаются в школьных и вузовских учебниках, их историческое прошлое и культурное наследие умалчивается. Несмотря на достижения современной исторической науки и найденные на Синайском полуострове палимпсесты, Кавказская Албания продолжает считаться в Азербайджане государством тюркских народов, а албанский язык – тюркским. А событиям в научном мире, каковым в частности был международный научный симпозиум «Кавказская Албания и лезгинские народы: историко-культурное наследие и современность», проведенный в 2008 году, официальный Баку через подконтрольные ему СМИ и академию наук дает крайне негативную оценку, будучи не в силах защитить свои политические мифологемы от справедливой критики академической науки. Создаваемые в Азербайджане исторические фальсификации наносят сильный урон самосознанию, чувству национальной гордости нетюркских народов, в том числе лезгин, которых они лишают исторического прошлого.

В Кусарском районе из-за вывески на лезгинском языке, размещенной на магазине, разгорелся скандал. В отношении предпринимателя был использован административный ресурс, что в итоге привело к тому, что он лишился своего бизнеса. Борец с вывесками – глава исполнительной власти Кусарского района АР Шаир Алхасов. Он также пригласил к себе директора Дома культуры, директоров школ и потребовал, чтобы те запретили в своих учреждениях разговаривать на родном лезгинском языке, иначе они лишатся работы. За такие, противоправные действия, подрывающие межнациональный мир в республике, и грубо нарушающие права лезгин – право на пользование родным языком Шаир Алхасов не был уволен и продолжает возглавлять Кусарский район. Еще один вопиющий пример – снятие таблички «Лезги мечеть» с памятника исторического наследия ЮНЕСКО. И в данном случае эту акцию хотели осуществить руками лезгин. Религиозной организации, зарегистрированной при «Лезги мечети», поставили ультиматум: ее перерегистрируют, если она изменит название с «Лезги мечеть» на «Ашурбекскую». Но члены общины не пошли на этот шаг, добавив, что помимо прочего не имеют таких полномочий. В итоге власти название мечети все равно сменили, объяснив свои действия тем, что возвратили ей историческое имя. Но это не соответствует действительности, так как подобные попытки, предпринятые в советское время, нашли противодействие в лице редакции журнала «Наука и религия» и Центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Общественный деятель Иззет Шерифов предоставил доказательства древности названия «Лезги мечеть» редакции журнала и обществу охраны памятников. Конфликт был исчерпан, но власть уже независимого Азербайджана через двадцать с лишним лет все равно сделала по-своему. Действия властей лезгинами расцениваются как сознательное уничтожение исторических свидетельств о лезгинах и их культурном наследии в Азербайджанской Республике.

На картах Музея истории Азербайджана в качестве азербайджанской территории отражаются земли вплоть до реки Сулак, с обязательным включением Дербента, хотя эти земли никогда не входили в состав исторического Азербайджана – Атропатены и не имеют отношения к временному государственному образованию, возникшему после революции – АДР, АзССР и нынешней Азербайджанской Республике.

В 60-е годы в Азербайджанском государственном музее ковра выставляемые в качестве экспонатов ковры, созданные лезгинскими мастерицами, подписывались как лезгинские. В настоящее время даже лезгинские сумахи касумкентской орнаментальной школы вместе со всеми остальными произведениями ковроделия и декоративно-прикладного искусства показываются как азербайджанские с дифференциацией на историко-географические зоны. Таким образом, все богатство многонациональной культуры Азербайджана, а это не только лезгинское, но и татское, талышское, аварское, удинское искусство и т.д. выдается как азербайджанское.

Меняется и искажается топонимика Азербайджана, связанная с наследием лезгинских народов. Куткашен превращен в Кабалу, точнее Габалу, хотя это разные поселения, и оба важны для местного населения. А Варташен вообще стал называться Огузом – это явное политическое решение призванное убрать дотюркскую топонимику и бороться с исторической памятью лезгинских и других народов Азербайджана. Устоявшиеся названия на русском языке искажаются и в таком виде вбрасываются в русское медийное пространство. Кусары стали Гусаром, Куба – Губой, Кахи – Гахом, Белоканы – Балакеном, гора Бармак – Бешбармаком и т.д. Но хуже всего, что и названия дагестанский населенных пунктов тоже обезображиваются: Магарамкент называют Магеррамкендом, Касумкент – Гасымкендом. Реакции на это безобразия со стороны официальных органов Российской Федерации – нет. А российские информационные агентства и отдельные издания бездумно копируют искаженные названия

Но ассимиляционные процессы и более дискриминационного характера происходили в советское время. Советская власть, не удовлетворила требование лезгин объединить территорию их проживания в составе одной республики. Но при этом в Азербайджане не была создана лезгинская автономия, аналогичная той, что имели южные осетины в Грузии. С 1936 года все достижения культурной жизни лезгин в Азербайджане были уничтожены. В том числе закрылся лезгинский театр в городе Баку, а лезгины, как и остальные нетитульные народы превратились в некоренное население, которое для сохранения своей этнической принадлежности в паспорте вынуждены были в паспорте написать азербайджанец, чтобы не платить налог при получении высшего и специального образования. В народе этот налог так и прозвали «лезги пулу». Эта противоправная политика продолжалась до 1956 года. Но и после этого, несмотря на отсутствие явных дискриминационных мер, ассимиляционная политика продолжалась. Лезгины Азербайджана не имели никаких прав на сохранение и развитие своего языка и культуры. Только в 80-е годы лезгины в Кусарском районе получили возможность в весьма ограниченном объеме изучать родной язык.

В то же время у азербайджанцев в Дагестане никогда не было проблем в этом отношении. Они имеют права равные с лезгинами и другими «титульными» народами Дагестана. В начальной школе языком обучения в населенных пунктах, в которых проживают лезгины и азербайджанцы, является родной язык. Дети учатся на родном языке, а не просто изучают его, как это происходит в Азербайджане, к тому же формально. Родной язык и литература преподаются в старших классах и в смешанных населенных пунктах. В Азербайджане этого нет вовсе. В Дагестане разрабатывается учебно-методическая литература для школ. Ведется подготовка учителей по родному языку и литературе и специалистов лезгинского и азербайджанского языков. В Азербайджане такие возможности для лезгин отсутствуют. За счет бюджета на лезгинском и азербайджанском языках ведется телерадиовещание, выходят республиканские газеты: «Лезги газет» и «Дербент». За государственный счет работают учреждения культуры, творческие коллективы, Азербайджанский государственный драматический театр и Лезгинский государственный музыкально-драматический театр.

В Азербайджане же нет телерадиовещания на лезгинском, блокируются попытки создания частных лезгинских телерадиоканалов. Об этом свидетельствует их отсутствие. Отсутствует газета на лезгинском языке, которая издавалась бы за счет госбюджета. Лезгинский театр в Баку не восстановлен, создан драматический театр в городе Кусары, который не имеет отношение к лезгинской культуре и практически не функционирует. Еще хуже ситуация обстоит с другими лезгинскими народами.

Азербайджанская Республика обязана обеспечить лезгинским народам возможности и гарантии аналогичные тем, что имеют дагестанские азербайджанцы, иначе ее бездействие можно рассматривать как продолжение политики ассимиляции национальных меньшинств.

При таком раздутом бюджете и огромных суммах, которые ежегодно тратятся в военной сфере, почти ничего не направляется на поддержание языков и культур автохтонных народов Азербайджана. Но постоянно и очень громко декларируется многонациональность Азербайджана, толерантность и уважение ко всем культурам, правда, обычно там, где это следует обязательно озвучивать. А когда происходило событие мирового масштаба, весьма значимое для Азербайджана – конкурс Евровидения, то среди обилия клипов, демонстрирующих богатство Азербайджана в самых разных сферах, не нашлось даже одного, показывающего многонациональность республики. Создалось такое впечатление, что на время Евровидения Азербайджан превратился в страну, где проживают исключительно тюрки-азербайджанцы.

Но Азербайджан взял на себя еще международные обязательства. Он подписал рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств, подписал, хотя и не ратифицировал Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств. Но официальный Баку подписал данные договоры, потому что это было нужно. На деле же права национальных меньшинств и региональных общностей грубо нарушаются. В этом отношении надо требовать ратификации Азербайджаном хартии региональных языков, в которой обязательство страны по поддержанию и развитию региональных языков очень подробно прописаны и должен проводится регулярный мониторинг, в котором изучается как страна выполняет принятые на себя обязательства.

Огромная безработица охватывает пограничные районы Азербайджана и России. В обеих странах на границе (пограничная служба, таможня) служит большое количество людей, в основном не являющихся местными. Тем самым еще сильнее обостряется ситуация в этой зоне. А местные жители, традиционно отдающие предпочтение военной службе, прекрасно знающие окружающую местность, остаются невостребованными. Это бы и улучшило обстановку в регионе: повысило бы качество работы этих органов, т.к. местное население само заинтересовано в этом, снизило безработицу, и повысило профилактику в борьбе с радикальными и экстремистскими группировками, т.к. множество молодых людей будет уходить не в лес, а на госслужбу. В этой связи учитывая, что на конференции присутствует представитель Федеральной пограничной службы РФ, хотелось бы обратиться с просьбой к нему, выделить квоты в академии погранслужбы для лезгин, которые по окончании вуза несли бы службу на границе с Азербайджаном. А также надеяться на то, что и азербайджанская сторона услышит этот призыв.

Резюмируя я хотел бы сказать, что в наш информационный век, дискриминационная политика находит достойный отпор. Мы это наблюдали во многих странах от Туниса до Бахрейна. И нежелание выполнять законные требования определенной части своего населения ставит государство в очень непростое положение, в котором не совсем ясна его дальнейшая судьба, как и судьба его политической элиты. Я считаю, что у Азербайджанской Республики имеются все возможности и политические и финансовые, чтобы гармонизировать ситуацию на своей территории, снять напряжение в межэтнической сфере, дать почувствовать всем народам, проживающим на его территории равноправными гражданами своей страны и обеспечить все культурно-языковые и политические потребности. Это позволит укрепить Азербайджанскую Республику и улучшить связи с Российской Федерацией. Но это надо делать уже сейчас. А пока мы наблюдаем весьма провокационные акции в местах расселения лезгин, которые могут заложить основу полномасштабного конфликта.

Буквально несколько дней назад к нам пришло письмо от жителей селения Дуруджа и Куьснет, проживающих в Габалинском районе Азербайджанской республики.

«Уважаемый Ариф Пашаевич, сообщаем Вам, что мы, жители сёл Дуруджа и Кюснет, для решения своих проблем обращались почти ко всем соответствующим государственным органам, даже президенту Республики Азербайджан. Но все наши обращения остались без должного внимания и ответа.

Наши села расположены в живописном уголке у подножья гор в северной части Кабалинского района. Наши предки веками жили на этих землях. Наш народ с уважением относится к своей древней истории, этнографии и до сегодняшних дней сохраняет традиции и адаты своих предков и дорожит ими. Население наших сёл занималось кузнецким, гончарным и прочими кустарным ремеслами, а также земледелием и животноводством.

После распада Советского Союза мы хотели официально зарегистрировать свои дома и земли, которые нам достались от предков. Во всех сёлах республики земли разделены были по паям. Но у нас эта процедура не проводилась. Жители, не получив земельные участки, вынуждены были их купить. Однако, в регистрации выкупленных участков нам отказывают. Вместе с тем, потом эти земли незаконно были проданы другим лицам, которые в данный момент ведут строительство разных объектов неизвестного назначения. Строительные работы осуществляются и в заповедных лесах вокруг села Дуруджа, они сопровождаются вырубкой деревьев: многовековых дубов, буков, лип в огромном количестве.

В наших сёлах нет образовательных учреждений, в этой связи часть населения была вынуждена переехать в другие населенные пункты. Ни у одного из детей и молодёжи до 20-25 лет, проживающих в селе Кюснет, нет даже начального образования, что способствовало безграмотности населения.

Государство, вместо того, чтобы создать благоприятные условия для проживания и заботиться о коренных народах, хочет разрушить наши дома, кладбища, мечети, переселяя нас в другие населенные пункты, ассимилировать и уничтожить нас как этнос.

С аналогичными проблемами сталкиваются соседние лезгинские села – Лаза и Камарван, где расположены боевые части пограничных войск, которые мешают хозяйственной деятельности населения этих сёл.

Проблемы, затрагивающие наши права и интересы не единичны, поэтому просим Вас оказать нам необходимую помощь, используя свои полномочия, для решения этих вопросов и защиты наших прав и интересов.

Заранее Вас благодарим от имени всех жителей наших сёл».

Я специально от лица ФЛНКА прочитал это письмо, так как здесь присутствуют представители от азербайджанских СМИ и надеюсь, что это письмо не будет расцениваться как дополнительный способ шантажа жителей этих сел, а будут приняты меры, которые наоборот улучшат ситуацию, законные требования жителей этих сел будут удовлетворены.

Спасибо за внимание!

Ариф Керимов: Спасибо, Амиль Забитович! Слово представляется Алиеву Магомеду Исмаиловичу, главному редактору газеты «Миллат».

Стенограмма международной конференции «Проблемы лезгинского и аварского народов, разделенных государственной границей между РФ и АР и пути их решения»
Алиев М.И.

Алиев Магомед, главный редактор газеты «Миллат», Республика Дагестан:

Добрый день, уважаемые участники конференции!

Прежде всего, хочу поблагодарить всех организаторов и участников этого важного и нужного мероприятия за организацию конференции. Проблема разделенных народов является наиболее острой проблемой после распада СССР.

Здесь ученые, эксперты сделают более глубокий и основательный анализ о состоянии дел наших соотечественников в Азербайджане. Поэтому я бы хотел обратить внимание всех участников на проблему транспортной связи нагорной части Дагестана с Белоканским, Закатальским, Кахским , Шекинским и Кабалинским районами Азербайджана.

В советское время мы из Тляратинского района за полдня добирались до Азербайджана, Белоканов. После установления государственной границы нам приходится через Махачкалу, через весь Дагестан, Самур и через весь Азербайджан в течение нескольких дней добираться до земляков, которые в 25 километрах за большим Кавказским хребтом. У нас уходит три дня. Это приграничные проблемы.

В конце 80-х годов из Белокана до границы Тляратинского района была автомобильная дорога. И весь Нагорный Дагестан туда шел через наш район. Эту дорогу делал дагестанский бизнесмен, директор соко-лимонадного завода в Белоканах Али Анцовский. Он был выходцем из Тляратинского района и неформальным лидером этих трех районов, всегда выступал в защиту интересов аварского народа в этом регионе. Был депутатом Мили Межлиса.

Как сказал докладчик Марко Шахбанов, в 1997 году в центре Баку перед зданием Парламента Анцовский был расстрелян. И эта дорога осталась так же не завершенной. Я бы хотел в нашей резолютивной части обозначить проблему открытия летнего контрольно-пропускного пункта с приграничными с Азербайджаном районах Дагестана. Надеюсь, благодаря нашим усилиям, обозначить эту проблему на межгосударственном уровне. При грамотной разумной политике России в этом регионе проблема разделенных народов и проблема дагестанских азербайджанцев – это лучший инструмент российской политики Азербайджана.

Для этого нам всем вместе необходимо выработать концепцию в защиту интересов наших земляков в Азербайджане. Ариф Пашаевич, чтобы сэкономить время для более авторитетных специалистов, я завершу свое выступление. Желаю всем плодотворной работы. Да будет наше настоящее лучше прошедшего, и будущее лучше настоящего! Спасибо за внимание!

Ариф Керимов: Спасибо Магомед Исмаилович! Слово представляется Герееву Руслану Маликовичу, руководителю группы мониторинга молодежной среды республики Дагестан.

Стенограмма международной конференции «Проблемы лезгинского и аварского народов, разделенных государственной границей между РФ и АР и пути их решения»
Гереев Р.М.

Руслан Гереев, руководитель группы мониторинга молодежной среды республики Дагестан:

Ас-салам алейкум, уважаемые коллеги, собратья, уважаемые гости!

Позвольте мне приветствовать вас, выразить огромную благодарность организаторам сегодняшнего меропрития, лично Председателю ФЛНКА Керимову Арифу Пашаевичу. Тема моего доклада – Положение суннитских общин в Северном Азербайджане.

Ислам в Азербайджане специфичен не только главенством шиизма, но и сосуществованием с другими религиозными направлениями. На 2012 год в Азербайджане действует более 2000 мечетей, а Ислам является основной религией и около 99,2 % населения страны составляют мусульмане. Большинство населения Азербайджана принадлежит к шиитской ветви ислама (джафаритскому мазхабу), а меньшинство к суннитской (в основном ханафитскому мазхабу). Приблизительно 80 % населения Азербайджана являются мусульманами-шиитами и 20 % мусульман-суннитов.

В религиозной среде Азербайджана имеются специфические проблемы, наиболее опасной из которых являются попытки различных государств использовать религию в политических целях.

То, что происходит сейчас в регионе, является не войной различных мусульманских течений, а политическим конфликтом, развязанным в угоду отдельным интересам. Очаги так называемого сепаратизма по заявлениям официального Азербайджана находятся в северных районах Азербайджана в Кусарском, Кубинском, Хачмазском, Сиязаньском, Балакенском, где якобы создаются радикально настроенные джамааты.

Хочу заметить, что и с той и с этой стороны существуют призывы к фундаментальным действиям, прежде всего на религиозной и националистической почве.

Проблема в том, что нами никак не используются потенциал лезгинских, аварских, талышских и других диаспоральных организаций по обе стороны государственной границы. Мы должны четко осознавать, что настало время дипломатических действий, только путем внедрения технологий двустороннего и взаимовыгодного общения мы сможем добиться реальных результатов.

Во взаимных упреках стороны не слышат друг друга. Не услышана и азербайджанская сторона, я не говорю, что надо идти на какие-либо политические и гражданские уступки, но диалог должен состоятся. И диалог должен состояться посредством именно общественных организаций.

Салафизация южных территорий, а, следовательно, также территорий северного Азербайджана ставит перед общественностью принципиально иные механизмы взаимодействия, где религиозный фактор станет доминирующим.

Ситуация вокруг функционирования суннитских религиозных общин в Северном Азербайджане сложная. Со стороны официального духовенства и госорганов по делам религий идут попытки искусственно расширить влияния шиизма в регионе. Оказывается всяческая поддержка шиитских организаций на государственном уровне, а положение шиитских религиозных общин ставится выше и приоритетнее по отношению к суннитским.

Существуют определенные препятствия (своего рода не гласные указания) для регистрации не шиитских общин в структурах юстиции Азербайджанской республики. Проблемы также возникают и при лицензировании исламских образовательных учреждений суннитского толка.

Здесь положение сродни тому, что творится в Дагестане, когда для регистрации религиозной организации требуются не прописанные в законодательстве действия и одобрения официального духовенства.

Эти все действия направлены на то, чтобы расширить границы шиизма, при этом постепенно возрастают требования к функционированию религиозных не шиитских организаций.

Вопрос в том, что если народы на этих территориях Азербайджана имеют статус коренных и они признаны государством как граждане своей страны, то, следовательно, Конституция Азербайджана гарантирует им равные права, в том числе и в вопросах вероисповедания.

В тоже время, надо признать, что существуют попытки со стороны «третьих лиц» придать всему, что происходит в Азербайджане межконфессиональную и межнациональную окраску.

Взять, к примеру, историю о закрытие в Баку крупной мечети Абу-Бакр, по причине того, что там собираются ваххабиты, и данная мечеть используется радикальными мусульманами для пропаганды ваххабизма. Подобная критика в основном идет со стороны дагестанского мусульманского сообщества, но те же события когда происходят у нас в Дагестане, почему-то столь громко это не озвучивается. И никто не говорит, что большинство мечетей в Азербайджане являются историческими и архитектурными памятниками, охраняемыми как государством, так и международными законами.

Очень часто и в прессе и в быту приводят в пример о том, что мечети закрывают, иногда говорят даже о повальном закрытии мечетей. Конечно же в реальности такого нет.

Очевидно, что исламский фундаментализм, и в целом тема борьбы с терроризмом становится объектом повышенного политического интереса. Действия вокруг неугодных режиму лиц идет по тому же общеизвестному сценарию, то есть официальной причиной дознаний и обысков среди активистов лезгинской и аварской молодежи называется поиск оружия и террористов. И здесь надо отметить, что экстремист, террорист, ваххабист стали определенными ярлыками, которые с легкостью приклеиваются к представителям свободомыслящей молодежи. Идут манипуляции вокруг того, что люди, получившие светское образование не в Азербайджане называются диссидентами, а религиозное образование – эмиссарами, то есть людьми, не имеющими доверия со стороны государства, хотя коренное население региона лезгины, аварцы, цахуры, удины и другие народы это люди, жившее на территории нынешнего Азербайджана задолго до появления других этносов.

В то же время, анализ складывающейся в регионе ситуации показывает рост преступлений экстремистской направленности происходит за счет расширения масштабов пособнической базы в среде вовлекаемой молодежи. Молодежь остается в группе риска по влиянию на нее экстремистских идей, и сегодня нам необходимо понять причины и условия распространения экстремизма и терроризма, найти выход из сложившейся ситуации. Причинами пополнения является незащищенность молодых людей в обществе. Единственным способом самоутверждения для них становится добыча средств с помощью оружия и насилия.

Исламизация региона имеет стабильную динамику и показатели роста возврата к религиозным ценностям, что затрудняет процессы искусственной шиитизации и попыток ассимилировать местное население путем массового переселения в регион беженцев, мигрантов и эмигрантов, поощрением азербайджанских браков и другими механизмами социальной-политической поддержки.

Растут требования к проповеди в мечетях, их государственной тематике, языка проведения официальной хутбы. А в некоторых субъектах, и наиболее активных с точки зрения религиозных процессов необходимо согласование деятельности имамов с органами по делам религий, хотя законодательство Азербайджанской республики о вероисповедании гласит совсем иное. В современной государственной политике страны проводимой внутри территориальных границ Северного Азербайджана упор изначально делается на религиозной составляющей.

Происходит азербайджанизация региона, направленная на полную или частичную деэтнизацию населения. Осуществляя эту политику, азербайджанское правительство намерено изменить демографический баланс в этих особо важных с точки зрения геополитики регионах, особенно в дельте реки Самур. Последствия поэтапного внедрения такой политики на севере в достаточной степени просматриваются в статистических сводках Азербайджана, в которых интересы народов населяющих северные территории не учитываются. Например, во время официальных переписей и иных показателей региона.

Сильно сказывается отсутствие компетентной дипломатии со стороны лезгинских общественных организаций, представителей лезгинских религиозных сообществ и т.д. Что греха таить, у нас отсутствует сегодня единство народа, как с той, так и с этой стороны. Мы разобщены, и нет даже намека на консолидацию лезгин, а диаспоральные организации практически не контактируют друг с другом.

Лезгинам по обе стороны границы, чтобы сегодня, урегулировать ситуацию в религиозной среде, нужна качественная религиозная интервенция, ядром которой станет объединение мусульманской уммы внутри лезгинского народа.

То и дело, стали довольно частыми очаги напряженности на севере Азербайджана, которые имеет место уже непосредственно в присамурском районе, недалеко от российско-азербайджанской границы.

Выводы и прогнозы делать сегодня очень сложно, ввиду отсутствия полной и достоверной информации, но нельзя сказать, что Азербайджан не попытается решить лезгинский вопрос, и вопросы других народов.

Надо также отметить, что по некоторым позициям, в частности в государственно-конфессиональных отношениях есть показатели улучшения ситуации по отношению к религиозным организациям. Есть успехи в деле реконструкции, восстановления, строительства мечетей и других культовых сооружений, в том числе и древнеалбанских церквей. Азербайджан в этом деле, имея большие финансовые возможности, идет в сторону открытости и конфессиональному диалогу. Разумеется, там есть свои плюсы и минусы, и будет неправильно, если мы будем отрицать и очевидные успехи нашего соседа в деле построения религиозной политики. Есть также показатели минимизации коррупции в религиозной среде Республики Азербайджан.

Созданный еще в 2001 году Государственный комитет по работе с религиозными организациями Азербайджана отвечает за регулирование деятельности религиозных организаций и обеспечение свободы вероисповедания. Азербайджанская модель религиозной политики направлена на укрепление собственной государственности. Конечно же, в религиозной среде Азербайджана имеются специфические проблемы, и наиболее опасной из них являются попытки использовать религию в политических целях.

Госкомитет контролирует деятельность религиозных организаций в стране. Все религиозные организации должны зарегистрироваться в Государственном комитете по работе с религиозными структурами, прежде чем исполнять какую-либо религиозную практику.

К большому сожалению, все чаше поглядывая на ту сторону, мы забыли о собственных реальных с точки зрения сегодняшней российской юриспруденции территориях. Между тем положение лезгин внутри страны ничем не лучше положения лезгин у соседей. При этом азербайджанские власти проявляют повышенный интерес к лезгинскому вопросу не только в Азербайджане, но даже и в Южном Дагестане, в Дербенте и т.д. Экономические и политические позиции Азербайджана и ее официальных и не официальных представительств на юге Дагестана растут, растет их количество, качество, финансовая мощь подкрепляемая соседями. Здесь очень важна позиция России, чтобы она смотрела на подобную обстановку сквозь пальцы.

Во многом это вина неорганизованности самих лезгин, их общественных и религиозных деятелей. Надо сказать как есть, у нас на сегодняшний день нет даже нормальной карты наших диаспоральных и религиозных организаций, общественных объединений.

Проблемы усугубляются в связи с тем, что Евросоюз поддерживает работу, по разработке проекта Транскаспийского газопровода, и уже работает с двумя государствами, которые решили построить между собой газопровод в своих территориальных водах. Об этом было объявлено в Астане, на нефтегазовой конференции «Развитие шельфа Каспия 2012».

Транскаспийский вопрос активизировал различные деструктивные силы в регионе, которые видят в этом свои политические и экономические выгоды.

В настоящее время существуют как минимум два фактора, которые работают на обострение межнациональных и межконфессиональных противоречий в Северном Азербайджане.

Первый это религиозный фактор. Этнические азербайджанцы по вероисповеданию – мусульмане-шииты, а дагестанцы мусульмане-сунниты. И этот сегмент особенно проявляется в тех районах Азербайджана, где живут