Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

От чего Путин спасает Дагестан, или О чем молчит статистика?

В последние дни на Дагестан обращается особое внимание в связи со сложной эпидемиологической ситуацией, сложившейся в нем. Согласно официальной (!) статистике, республика занимает пятое место в стране по общему числу заболевших коронавирусом и умерших от этой болезни – 3746 и 41 (на 21 мая).

Кроме того, Главой Дагестана Владимиром Васильевым было озвучено число скончавшихся от внебольничной пневмонии, которое в 19 раз превысило количество жертв коронавируса. 18 мая состоялась резонансное совещание в режиме ВКС Президента РФ Владимира Путина, Дагестан окончательно утвердился в таблоидах и лентах мировых СМИ. 20 мая Путин утверждил план особых мер по борьбе с коронавирусом в Дагестане по итогам совещания с руководством  республик и представителями общественности.

Однако, действительно, ли в Дагестане (занимает пятое место в РФ по числу заразившихся) все так печально в сравнении с остальной Россией? Тут важно отметить, что абсолютные цифры не могут быть таким показателем. Сравнивать можно только относительные величины – число случаев на душу населения той или иной территории.
Итак. Вначале сравним число заболевших коронавирусом в Дагестане с другими субъектами  СКФО по данным на 21 мая. В Дагестане 1204 случаев заболевания COVID-19 на 1 млн человек, а по СКФО – 1335. Среди 7 субъектов, входящих в СКФО, Дагестан оказывается на 5 месте. Первое и второе места  почти с трехкратным отрывом от Дагестана занимают Северная Осетия (3425) и Ингушетия (3250). В 2 раза выше показатель в Кабардино-Балкарии (2326), чуть выше в Карачаево-Черкесии (1506). Лишь в Чечне (694) и Ставропольском крае (616) данный показатель почти в 2 раза меньше показателей по Дагестану.

Если сравнить количество смертей от коронавируса на душу населения, то опять с сильным отрывом идут Ингушетия (71) и Северная Осетия (32). В остальных 5 субъектах данный показатель ниже окружного (16). В Дагестане – 13, Ставропольском крае – 12, в остальных – от 7 до 9.

А как выглядит Дагестан на фоне остальной России? Опять же показатели самой южной республики ниже общероссийских: в 1,8 раз (2164 зараженных на 1 млн в среднем по РФ) и 1,6 раз (21 умерших на 1 млн). Дагестан занимает 38-е место по заболеваемости и 20-е по смертности от COVID-19 среди 85 субъектов Российской Федерации.

То есть Дагестан никак нельзя отнести к аутсайдерам. Например, по заболеваемости ковидом на душу населения Северная Осетия, Ингушетия и Кабардино-Балкария заняли 5,6 и 10 места в России по уровню зараженности коронавирусом, а по уровню смертности второе место (после Москвы) занимает Ингушетия, а пятое – Северная Осетия.
Все эти расчеты – на основе официальных данных. Сложно сказать о реальном числе заболевших коронавирусом в Дагестане, так как случаев внебольничной пневмонии неизвестной этиологии возможно на порядок больше. Но официальная статистика, несмотря на схожие симптомы и течение отдельно учитывает эти случаи.

Однако такая же картина наблюдается и в других частях России. Дагестан, на самом деле, выделяется большей открытостью, когда, как сказано выше, Владимир Васильев озвучил цифры по пневмонии, а также тем, что тяжелая или даже катастрофическая ситуация в отдельных муниципальных образованиях становится достоянием широкой общественности. С учетом большой численности населения Дагестана это все выглядит более масштабным.

Еще одним важным моментом является особое внимание Кремля в стратегически важной республике, выразившееся в назначении на кресло руководителя зампредседателя и руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме, кем являлся Владимир Васильев до октября 2017 года. Превращение Каспийска в основную базу Каспийской флотилии России также об этом свидетельствует. Доверительные отношения Васильева с первым лицом страны позволяют получить помощь от федерального центра, как это произошло и в этот раз.

Также нельзя не обратить внимание на то, что в Дагестане скопились многие тысячи граждан Азербайджанской Республики (АР). Это произошло из-за перекрытия российско-азербайджанской границы бакинскими властями. Люди оказались  без средств существования, а их родное государство фактически не оказывало им поддержки, в отличие от местных и республиканских властей, поддержки сенатора Сулеймана Керимова.

Данное обстоятельство крайне негативно сказывалось и на эпидемиологической ситуации, на что обратили внимание и Роспотребнадзор. Информация была доведена до Президента России, который по данному вопросу позвонил главе АР.

Однако внимание к Дагестану выглядит чрезмерным, напоминая спецоперацию по спасению республики. С одной стороны, это является положительным для республики фактом, но, с другой стороны,  рисуется ложная картина о том, что в Дагестане ситуация самая опасная, и виной всему являются сами дагестанцы, из-за своей беспечности, якобы выделяющейся на фоне других субъектов. Однако, как выяснилось, в стране немало субъектов, где эпидемиологическая ситуация гораздо более тяжелая.


Или же власти в Дагестане и России знают о реальной, куда более трагичной, ситуации с пандемией в Дагестане куда больше и лучше нас? И поэтому республике уделено особое внимание? Да, вероятнее всего так и есть. Но статистика об этом умалчивает. А нам пока остается руководствоваться только оценочными суждениями, данным анализом ситуации, предположениями и требовать от властей абсолютной открытости.

РИА "Дербент"

Дайджест

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Коронавирус в Дагестане: настоящие реалии

Минздрав РФ обеспокоен ситуацией с распространением коронавируса в Дагестане

Дагестан обогнал другие регионы СКФО по числу новых случаев COVID-19

Полторы тысячи не предел: COVID-19 в Дагестане

Число заразившихся коронавирусом в Дагестане превысило 80

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия