ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

«Нужно учиться консолидировать усилия»

Амиль Саркаров о достижениях ушедшего года и о повестке дня Юждага в 2018 году

«Нужно учиться консолидировать усилия»

Предлагаем нашим читателям фрагмент беседы с вице-президентом ФЛНКА, заместителем директора Фонда «Дербент», известным общественным деятелем и журналистом Амилем Саркаровым, в которой он поделился с нами своим видением итогов года для Юждага и перспектив развития лезгинских национально-культурных организаций.

Амиль Забитович, чем, на Ваш взгляд, прошедший год запомнился Южному Дагестану?

Конечно же, главным событием уходящего года для всего Дагестана стал уход Рамазана Абдулатипова, за несколько лет своего правления сумевшего настроить против себя большую часть населения республики.

Помимо разгула коррупции, кадровой чехарды, крайне неэффективного управления, политика Абдулатипова привела к ухудшению межнациональных отношений в РД. Яркий пример того, как это происходило – это срыв юбилея Дербента.

Население не только Дербента, но и всего Южного Дагестана надеялось на серьезные преобразования и улучшение ситуации в регионе. Ничего подобного мы, конечно, не увидели. Более того, даже культурная программа мероприятий была составлена таким образом, что местный южнодагестанский компонент был представлен весьма слабо. Все эти и другие факторы, естественно, вызвали серьезное разочарование местного населения.

Одним из самых больных вопросов для Дагестана является распределение кадров в соответствии с национальным делением, что раньше называли нацквотированием. При Абдулатипове был серьезно нарушен этнический баланс в руководящем кадровом корпусе республики.

Подобная явная несправедливость и сам стиль управления Абдулатипова очень болезненно воспринимались всеми дагестанцами. Он эксплуатировал этнический фактор для достижения своих целей, что вызывало дополнительное недовольство населения, которое помнило, что в предыдущие периоды такого не было и к национальным вопросам относились гораздо внимательнее.

Владимир Васильев постепенно привыкает к роли главы Дагестана, в том числе ведет работу в южном направлении. На что, на Ваш взгляд, ему следует опираться при выстраивании своей политики в отношении Юждага? С какими трудностями он может столкнуться?

Я считаю, что политику надо вести с учетом того дисбаланса, который был создан при предыдущем главе РД – то есть восстанавливать справедливость в кадровой политике, в культурных и социальных вопросах, развитии инфраструктуры разных районов, в распределении бюджетных средств.

Мы знаем, что по степени обеспеченности школами и больницами, а также иными социальными, культурными, спортивными объектами, промышленными предприятиями и пр. наблюдаются серьезные диспропорции по республике. Районы Юждага, наряду с рядом других, обеспечены в этом смысле хуже, чем остальная республика. Поэтому мы наблюдаем и усиленный отток за пределы республики лезгин и родственных им народов, а также кумыков и ногайцев.

Накопленную за годы руководства Р.Абдулатипова и его предшественниками разницу необходимо компенсировать, уравновесить – и это касается не только непосредственного распределения ресурсов, но и более широкого круга вопросов.

В этом контексте деятельность нового главы, безусловно, должна быть в том числе направлена на нивелирование этих диспропорций и снижение имеющейся напряженности. Не должно быть двойных стандартов, все жители республики, представители всех народов должны чувствовать, что о них не забывают, что они получают равные возможности. Только тогда все жители Дагестана начнут ощущать подлинную общность и сопричастность к судьбе республики.

Поговорим о наболевших проблемах Юждага. Можно ли с уверенностью сказать, что в «самурском вопросе» поставлена точка?

Мне кажется, сейчас можно с достаточной степенью уверенности сказать, что на федеральном уровне пришли к выводу о том, что проект водозабора, предусматривающий бурение скважин и добычу воды в районе, прилегающем к Самурскому лесу, пагубен для уникальной экологии этих мест. Помимо этого, как неоднократно повторяли эксперты и представители общественности, реализация проекта в том виде, в каком виде он был запланирован дагестанскими чиновниками, может привести не только к экологической, но и гуманитарной катастрофе, вынудив переселиться десятки тысяч людей, живущих в дельте Самура.

Представители властей четко обозначили свои позиции, в том числе это касается Минприроды и ряда других ведомств.

Последняя встреча правительственной делегации с населением сел дельты Самура, состоявшаяся 27 декабря, показала, что лоббистам проекта водозабора, заинтересованным в том, чтобы списать через него освоенные средства, не удалось в очередной раз пренебречь интересами народа. Представитель ведомства, которое было определено ответственным за окончательное решение по «самурскому вопросу» – заместитель министра строительства и ЖКХ России Леонид Ставицкий прямым текстом сказал, что если местное население против водозабора, то тема будет закрыта.

Конечно же, огромная роль в позитивном решении данного вопроса принадлежит руководителю ФЛНКА Арифу Керимову, который с конца 2013 года активно защищал интересы местного населения. Благодаря его усилиям к самурской теме было привлечено внимание общественности, СМИ, государственных структур, экспертного сообщества. Кульминацией в решении вопроса, на мой взгляд, стало то, что А.Керимов довел информацию непосредственно до Президента России В.Путина на заседании Совета по межнациональным отношениям в июле прошлого года. Думаю, что без усилий ФЛНКА и лично ее руководителя ситуация могла быть совершенно иной.

Надеюсь, что в 2018 году решение по Самурскому лесу и воде будет облечено в официальную форму в виде альтернативного проекта, который среди прочего окончательно закрепил бы  переход Самурского заказника в национальный парк. В этом плане предстоит огромная работа, которая еще жестче будет ставить на повестку дня экологические вопросы.

Власти Дагестана заявляют, что в 2018 году решат проблему храхубинцев и урьянубинцев, для этого, якобы, в бюджете предусмотрены 200 млн рублей. Как сами вынужденные переселенцы оценивают предложенные им условия?

Из бесед с храхубинцами я понял, что они очень беспокоятся за то, как будет происходить реализация тех средств, которые им будут перечислены. Свободная реализация данных средств исключается, и они боятся, что не получится воплотить свои планы по улучшению жилищной ситуации, чего они ждут долгие годы.

Им обещали, что они смогут приобрести не только строящуюся недвижимость, но и готовое жилье, насчет чего у них также по ряду причин возникают сомнения и опасения.

Считаю, что на данный вопрос необходимо обратить пристальное внимание руководству Республики, в первую очередь врио главы – В.Васильеву, и взять его под свой контроль. В нынешнем руководстве РД остается множество представителей команды старого главы, к которым имеется множество претензий, в том числе в плане отсутствия желания ускорить решение храхубинского вопроса.

Будем надеяться, что новая команда главы, которая рано или поздно будет сформирована (надеюсь, что рано), будет активнее и эффективнее заниматься решением подобных вопросов.

Надеюсь, что руки государства наконец-то дойдут до храхубинцев и они смогут наконец завершить эту неприлично затянувшуюся эпопею по переселению в Россию ее граждан из бывших эксклавов внутри территории Азербайджана.

Мне, конечно, очень жаль, что не будет построен отдельный населенный пункт для переселенцев на территории Южного Дагестана, со всей соответствующей инфраструктурой (дороги, соцобъекты и пр.) и коммуникациями, на что изначально планировалось выделить средства – почти миллиард рублей. Но за храхубинцами останутся выделенные им в свое время земельные участки на территории Новоаульского сельсовета, и они уже в будущем, надеюсь, будут стараться их обустроить.

Здесь также я вновь не могу не подчеркнуть роль А.Керимова, неоднократно с 2013 года доводившего проблемы вынужденных переселенцев из сел Храх-Уба и Урьян-Уба до высшего руководства РФ.

Как бы Вы оценили уходящий год в жизни Лезгинской Автономии?

Несмотря на то, что год выдался непростой, думаю, что он был достаточно успешным для ФЛНКА – как внутри России, так и на международных площадках.

Выше я указал на роль ФЛНКА в решении двух острейших проблем лезгинского народа.

Хотел бы подчеркнуть, что Автономия продолжила наращивать свой потенциал. Благодаря нашей организации о лезгинах, их проблемах узнает все большее количество людей, мировое сообщество все лучше понимает ситуацию в местах компактного расселения нашего народа.
Проблемы, которые поднимает ФЛНКА – не только лезгинские, они общегражданские, связанные с соблюдением прав российских граждан и соотечественников, с пограничными вопросами, безопасностью государства, использованием природных ресурсов и т.д.

Тот факт, что ФЛНКА удалось четко сформулировать и донести до соответствующих органов власти обозначенные проблемы, добившись того, чтобы быть услышанными, говорит об успешности проведенной работы.

Мне кажется, будущий год еще ярче покажет и раскроет эти достижения, расставив многие точки над «i».

В завершение поговорим о лезгинской культуре и языке, которыми Вы долгие годы занимались в рамках деятельности "Московских лезгин" и ФЛНКА. Как Вы оцениваете современный этап развития и эффективность усилий общества и государства в данной сфере? Есть ли, на Ваш взгляд, поводы для оптимизма в данной сфере?

По моим ощущениям, для качественного рывка в сфере национально-культурной жизни нам не хватает активности общественных объединений на местах. Несмотря на то, что в интернете, в социальных сетях можно увидеть большое количество разного рода активистов, людей, занимающихся в том числе деятельностью по сохранению родного языка, культуры, популяризации истории, развития национального самосознания и т.д., этого пока явно недостаточно.

Лезгинским патриотам необходимо объединяться независимо от того, в каком регионе они проживают, создавать организации, формировать общины в полном смысле этого слова. Это позволит и создать этноязыковую среду, поддерживать связь с исторической родиной, решить задачу трансляция языка и культуры из поколения в поколение, к чему мы все стремимся.

К сожалению, в большом количестве регионов нашей страны, где имеются многочисленные лезгинские общины, они не оформлены и никак себя не проявляют.

ФЛНКА в этом плане может оказывать информационную, посредническую помощь, но она не может за самих людей на местах делать то, что должно идти по инициативе «снизу».

Данную задачу на себя должны взять, конечно, интеллектуалы, люди, обладающие определенным уровнем образования и компетенциями.
В Дагестане удалось создать две местные лезгинские автономии – махачкалинскую и дербентскую. К сожалению, пока им не хватает активности, не хватает людей, которые брали бы на себя задачи по реализации различных проектов в национально-культурном поле.

Нам очень важно усилить общественную работу в Дагестане, хотелось, чтобы количество перешло в качество, и активное население вовлекалось в конструктивную деятельность. Надо учиться работать в команде, консолидировать усилия, понимать, что нужно взаимодействовать с госорганами, местными властями, то есть вести повседневную рутинную работу. Многим нашим активистам этого подхода не хватает, и они хотят «всего и сразу».

Тем не менее, я думаю, потенциал развития есть, и позитивные сдвиги в самосознании народа я и сам могу лично наблюдать, живя в Дагестане (хотя родился и вырос я в Москве). Как ни странно, период Абдулатипова, возможно, даже способствовал этому. Его необдуманная политика в национальной сфере заставила многих людей пересмотреть свое видение окружающей ситуации. Но, повторюсь, все это необходимо направлять в единое конструктивное русло, опираясь на общественные институты как на некий каркас, вокруг которого обрастает все остальное.

Несмотря на все имеющиеся сложности, мне кажется, что поводы для оптимизма в сфере этнокультурной деятельности и национальной политики в целом в нашей стране еще остаются. Запрос населения на реализацию своих языковых и культурных прав, на мой взгляд, не уменьшается, несмотря на заявления скептиков. Но как это все будет развиваться дальше, мы посмотрим в наступившем году.

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Мы делаем одно общее дело…

Встреча президентов Дагестана и ФЛНКА

Лезгинам и аварцам необходимо вместе решать общие проблемы

Деятельность ФЛНКА вышла на качественно новый уровень

Джаруллах Ахадуллаев: «Нам в Рязани есть с кого брать пример»

Комментарии (2)
Комментарий #2, дата: 11 января 2018 13:12

Цитата: легбар
оказывается вы все знали о приезде знали про собрание

 

Кто знал? Если бы знали, то присутствовали. В Самур же приехали, когда узнали об этом


Цитировать          
Комментарий #1, дата: 10 января 2018 23:31

уважаемые консолидаторы у меня один вопрос вам всем. оказывается вы все знали о приезде знали про собрание было выбрано группа людей ответственых из стариков почему там не передали письмо при всех зачитав свое мнение ведь зам.министра несколько раз повторял все зависит от решениянарода . почему там ему не передали свое решение.кто несет ответственость кто предатель. где вы были  риа дербент. флнка


Цитировать