ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng Az Lz

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Этнические кланы Дагестана в свете прихода к власти «команды» Абдулатипова

Доподлинно известно, что межклановым дележом руководящих постов в Дагестане начинает формироваться любая новая власть. В этом смысле, изменения конфигурации в структурах высшего руководства Дагестана, а также начавшаяся вслед за этим политическая реформа республики активизировала местные этнические кланы.

Теперь ожидание всенародных выборов глав регионов намеченных на 8-сентября 2013 года стало абсолютным приоритетом национальных синдикатов. В борьбе за пост главы республики практически уже началась пора активных информационных войн в политической жизни региональной элиты.

Сегодня в Дагестане реальное влияние и определенные рычаги имеют не только этнические кланы, но и территориально обособленные группировки, торгово-экономические союзы, партийные альянсы, и даже религиозные объединения, имеющие сугубо доктринальные цели.

Прийти и сохранить

Исследователи республиканских политических и этноклановых процессов Магомед Абдурашидов и Марко Шахбанов в своем анализе ситуации по Дагестану «Весеннее оживление» наглядно показали, что главный вопрос не том, чтобы прийти к власти, а как затем сохранить эту власть.

Аналогичные тезисы, но в разных интерпретациях звучат в оценках ситуации в республике и у других известных экспертов Сулаймана Уладиева, Абаса Кебедова, Энвера Кисриева, Руслана Курбанова и других.

Официальной Москве нужен стабильный Дагестан с руководством, которое способное контролировать ситуацию. Бытует мнение, что делая временные рокировки на политическом олимпе Дагестана, Кремль занят «естественным» отбором возможных кандидатов для последующего капитального решения.

При этом, Кремль прекрасно осознает, что подавляющее большинство кланов, групп и других претендентов всегда заняты реальной борьбой за лидерство в республике, и многие из них далеки от проблем Дагестана и дагестанцев.

Назначение Рамазана Абдулатипова временным главой Дагестана указывает на то, что официальный Кремль хочет сформулировать качественно новый подход к решению проблем Северного Кавказа, в котором любой инвестиционный и инновационный импульс должно быть подкреплено силой веками сложившихся традиций, обычаев и этнорелигиозных устоев.

Даргинское этническое лобби

В связи с последними событиями принято считать, что команда бывшего главы республики Магомедсалама Магомедова уже не наделенная государственной властью фактически не решает никакие вопросы внутри Дагестана.

А посему в авангард выходит самая мощная организационная структура Дагестана на сегодняшний день, команда Саида Амирова контролирующая Махачкалу и имеющая политическое влияние не только в даргинских районах. Базу для широких действий в регионе ему оказывает созданное им и им же возглавляемое объединение «Союз местных властей Дагестана».

Клан Магомедовых в Дагестане считается одним из самых сильных кланов в республике созданных бывшим председателем госсовета Дагестана Магомедали Магомедовым, правившим республикой более 15 лет.

За это время им было создана система своих ставленников, большинство из которых являлись выходцами из Левашинского района. В период правления Магомедали Магомедова, в различное время левашинцы были мэрами четырех дагестанских городов, а также были представлены в кабинете его правительства наиболее весомыми министерствами, включая министерство финансов.

Близкий родственник Магомедовых, учитывая значимую роль судебной системы в республике, долгое время возглавлял Верховный суд Дагестана. Практически на всех выборах главы Левашинского района, а также в ходе других различных выборных кампаний клан Магомедовых всегда проводил своего кандидата. И этот факт является показательным с точки зрения политических возможностей семьи Магомедовых.

Региональные аналитики схожи во мнении, что все группы, так или иначе интегрированные в даргинское «лобби» соберутся вокруг него. Очевидно также, что эти политические группы при внешнем проявлении согласия не будут интегрированы в команду нового действующего главы республики.

В этом свете, картина может быть аналогичной политическому раскладу сил, времен правления первого президента Дагестана Муху Алиева. При этом возможно расширение влияния этой группы на Ногайский район, все еще отдаленноый от политической зависимости дагестанского белого дома.

Аварское этническое лобби

Так называемый «северный альянс» возглавляемый главой города Хасавюрт Сагидпашой Умахановым укрепил, причем явно, свои политические и экономические возможности с приходом в Дагестан в качестве главного политического управленца Рамазана Абдулатипова.

С его триумфальным приходом принято считать, что аварская политическая элита и аварское лобби создали настоящий плацдарм для исторического реванша. В целом можно отметить, что ориентированной на лидерство среди аварцев и контролирующей молодежное аварское крыло является фигура руководителя дагестанского отделения Пенсионного фонда России Сагида Муртазалиева.

Он бывший спортсмен, очень уважаем и авторитетен не только в спортивной и не только в аварской среде. Возможно также, что именно он в силу своей молодости, а также опыта эффективного управления муниципальным районом «Кизлярский район» станет следующим выдвиженцем на пост главы Дагестана.

Рассматриваются также в качестве аварского политического руководства и братья Махачевы, которые имеют огромное влияние в Казбековском и Кизилюртовском районах Дагестана.

Лезгинское этническое лобби

Административные территории в Южном Дагестане при случае политической рокировки объединятся вокруг главы города Дербента Имама Яралиева финансовые возможности которого заметно выросли из-за грамотно реализованных инвестиционных проектов по строительству сети заводов «Мевер» и «Рычал-су».

Но политической победой Имама Яралиева является стратегические подходы и качественная дипломатия в деле организации юбилея города Дербента и последующие финансовые преференции южным территориям республики. Особенно укрепление позиций политической группы «Сулейман-cтальских» происходит в свете последних политических рокировок.

Тот факт, что все официальные заверения республиканских властей о том, что они сохранят этнический баланс во власти, распределив три главных поста между аварцами, даргинцами и кумыками – говорит о том, что лезгин, как народ из этой схемы распределения убрали давно.

Хотя по итогам переписи населения, к достоверности которой у экспертов много вопросов, разница между численностью кумыков и лезгин исчисляется одним процентом от общей численности населения.

Причин такому положению много. Ключевая среди них – раздробленность лезгинской политической элиты, неумение консолидироваться в нежный исторический момент вокруг одного лидера, неумение подчинить личные амбиции общественной и национальной пользе.

Кумыкское этническое лобби

Клан Шихсаидова имеет сильное влияние среди кумыкского населения в Буйнакском районе. После выдвижения в депутаты Госдумы главы клана Хизри Шихсаидова (ранее председателя правительства и руководителя Счетной палаты РД) его сын был депутатом Народного собрания РД, а его племянник Мурад Шихсадов был министром сельского хозяйства РД, а другой племянник Джамбулатов - ректор дагестанской сельхозакадемии.

Шихсаидовы находятся в родстве с влиятельной семьей Курбановых (азербайджанского протектората в Дагестане). Курбан Курбанов - глава Дербентского района. Клан Шихсаидовых обладает немалыми ресурсами в дагестанском бизнесе и за его пределами.

Хизри Шихсаидов является ключевой фигурой, вокруг которого концентрируются вопросы и проблемы (в основном земельные) кумыкского народа. Несмотря на раздробленность и конкуренцию кумыкских кланов именно Шихсаидовы консолидируют вокруг себя кумыкских политиков, бизнесменов, религиозных и общественных деятелей, спортсменов.

Основной конкурент Шихсаидовых в части влияния на кумыков клан Насрутдиновых, которые объединяют ресурсы нескольких депутатов Народного собрания, солидарных с ним в республиканской газовой сфере.

Ресурсы семьи Насрутдиновых представлены рядом успешных бизнес-проектов в Дагестане, не связанных с газовым консорциумом. Политическое влияние клана Насрутдиновых наиболее сильно в их родном Карабудахкентском районе.

Лакское этническое лобби

Лакские политические и предпринимательские группы в свете последних событий и отставки Магомедсалама Магомедова консолидируются вокруг председателя Лакского Национального Совета Амучи Амутинова, пользующегося безусловным лидерством и авторитетом среди подавляющего большинства лакцев.

Кроме того прогнозируется, что при Рамазане Абдулатипове начнется чистка команды лакцев поддерживавших бывшего главу республики Магомедсалама Магомедова и этот факт также является еще одной политической преференцией в сторону Амучи Амутинова.

Известно, что при правлении Магомедсалама Магомедова была развернута целая компания по дискредитации Амучи Амутинова, поскольку последний являлся одним из основных участников и организаторов альтернативного Съезда Народов Дагестана требовавшего социальных и политических реформ и перемен в Дагестане. Политологи считают, что опыт этого политического и общественного деятеля в полной мере будет востребован нынешней властью.

Азербайджанское этническое лобби

Многие эксперты, анализируя этнические кланы Дагестана, как-то забывают упоминать азербайджанские кланы. А меж тем, азербайджанцы – один из титульных народов Дагестана, обладающий по Конституции всеми ресурсами для полноценной общественной жизни и развития своей национальной культуры.

За азербайджанскими кланами Дагестана стоит такой мощный ресурс, которого нет ни у одного другого клана, как соседнее суверенное государство – Азербайджан. Оттого многие эксперты называют самым влиятельным игроком в Южном Дагестане президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Как писали дагестанские СМИ, непосредственные агенты влияния в Южном Дагестане для Ильхама Алиева это, прежде всего, семья Курбановых: Курбан Курбанов — глава МО «Дербентский район» и Магомед Курбанов — представитель РД в Баку, Нариман Курбанов — депутат НС РД.

Марко Шахбанов и Магомед Абдурашидов писали, что в азербайджанский клан могут быть включены все азербайджанцы, занимающие какие-либо посты в Дагестане. Учитывая то, что азербайджанцы составляют около 20% населения Южного Дагестана, это уже немало.

Финансово-корпоративное лобби

Особый интерес к горной республике проявляют бизнес-структуры находящиеся вне Дагестана, но имеющие прямой доступ ко всем рычагам дагестанской власти, политики, экономики и других сторон общественной жизни.

Финансовые группы, лоббирующие расширение своего влияния на республику и ее внешнюю составляющую сконцентрированы вокруг бизнесменов Сулеймана Керимова и братьев «смоленских» Зиявудина и Магомеда Магомедовых.

Помимо этих миллиардеров - крупных игроков финансового рынка, есть миллионеры выходцы с Дагестана, которые тоже добились определенных успехов и тоже проявляют интерес к республике.

Эти предприниматели больше заинтересованы влиять на политические и экономические процессы непосредственно в муниципалитетах, поскольку сделать определенные шаги на республиканском уровне не могут в силу разных причин.

Все чаще поднимается вопрос о том, что действия крупного капитала в лице миллиардеров направлены на решение своих чисто экономических задач, а взаимодействие с различными кланами и влияние на республиканскую власть вынужденная сторона этого процесса.

При этом в республиканском политическом истеблишменте всегда показывается независимость от олигархов, а их самих в большинстве случаев преподносят как оппонентов официальной республиканской власти.

Но как бы то ни было, очень заметным стало растущее влияние московских коммерческих групп на республику и практически все сферы ее жизнедеятельности. Принято также считать, что с помощью московских групп усиливается борьба за главное кресло главы республики, и намерения различных этнических организованных политических сообществ расширить зоны своего влияния в Дагестане и за ее пределами.

Активизация кланов

Настоящее время для Дагестана можно назвать самым бурным периодом политической активизации национальных кланов. Еще неизвестно как пойдут политические процессы в Дагестане, и какие из кланов примкнут к власти и полностью поддержат главу республики.

Как показывает практика именно в ходе кампании по назначению или выборам президента Республики Дагестан возникнет список самых наиболее перспективных кандидатов, часть из которых будет интегрирована в команду действующего главы республики.

При этом утверждение, что шансы весьма велики именно у того клана, который контролирует процесс организации выборов президента России не правильное. Доказательство тому последние выборы, которые закончились в республике с очень хорошим показателем в пользу Путина, и это был результат действовавшего на тот момент главы Магомедсалама Магомедова.

Новый врио главы республики и «возможный» президент Дагестана Рамазан Абдулатипов прекрасно осознает, как тяжело ему будет руководить самой многонациональной и самой молодежной республикой России.

Какое нестабильное наследство досталось Абдулатипову - известно. Это всеобъемлющая коррупция, о которой говорят все дагестанцы и социальное расслоение дагестанского общества.

Роковая ситуация

С каждым приводом нового наместника на пост президента, в Дагестане ситуация не улучшается. И дело тут не в Рамазане Абдулатипове, поскольку любой назначенец один не сможет управлять многонациональной республикой, тем более, когда социальная структура Дагестана очень сложна и неоднородна.

Сложилась картина, при которой все знают что кланы, группы, альянсы, общины, существуют и играют основную роль в политической жизни Дагестана, и в тоже время официально они отсутствуют в политическом поле.

Десятилетиями, непродуманная политика федерального центра в Дагестане проводится исключительно с позиции доминирования интересов двух правящих этносов - аварцев и даргинцев. При этом игнорируются интересы других коренных народов республики, которым приходится довольствоваться «подкинутыми» должностями.

Квотирование «лакомых» постов согласно количеству проживающих в республике этносов аварцев, даргинцев, лезгин и т. п. в Дагестане было всегда и исторически не писанный, но соблюдаемый утвердившийся порядок.

Вопрос в том, кто и для кого именно определяет какой пост «лакомый». Это вопрос, имеющий влияния на этнопроцессы в республике и может сопровождаться конфликтом с местными элитами, что в свою очередь обостряет оперативную ситуацию в республике.

Если не удастся договориться с определенным кланом, то могут быть задействованы законные и незаконные вооруженные формирования, собираются митинги и ополчения и т.д. До сих пор не придуманы легитимные механизмы регулирования этноклановых взаимоотношений.

Кланы, как причина нестабильности

И многие эксперты считают, что именно из-за этого Дагестан стал одним из самых проблемных, и самых нестабильных регионов России. Кланы в Дагестане фактически подменили собой партийную систему, и именно поэтому политическая борьба в Дагестане идет не между различными партиями, а как правило внутри одной, и всего правящей.

Теракты и резонансные убийства сотрудников милиции и высокопоставленных чиновников явно свидетельствуют о переносе центра напряжения на Северном Кавказе в Дагестан. Дагестан, со своей ухудшающейся ситуацией не оставляет выбора федеральной власти.

Центр как всегда плетется в хвосте политических процессов и пытается по-своему решить этот вопрос. Анализ этих процессов показывает, что практически все политические и иные группы, альянсы, борющиеся за власть в республике, да и в регионе в целом, имеет свои сильные и слабые стороны, так как при каждой «новой» власти заметно меняется национальный состав дагестанской власти и подходы в соблюдении межэтнического паритета. Этнический расклад всегда играл и продолжает играть серьезную роль в политической жизни республики.

И когда очередной ставленник делает дежурные заявления о том, что назначать будет по профессионализму и никаких этнических должностей не будет, эксперты прекрасно понимают, что это всего лишь декларации недооценивающие роль этнического фактора. Собственно этим и объясняется последующее создание многих ненужных ведомств и государственных структур, дублирующих друг друга.

Если шире смотреть на эту проблему, то в этом плане практически все госучреждения и госорганы, неформально являются собственностью того или иного клана. Таковы региональные особенности, на этом строится механизм правления в субъектах, и таковы политические реалии современного Дагестана.

Руслан Гереев, представитель ФЛНКА в Дагестане

.

ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Азербайджанские кланы Дагестана

Как Рамазан Абдулатипов разберется с дагестанскими кланами

Лезгино-аварский политический союз. Сложится ли он при Рамазане Абдулатипов ...

Аварец, даргинец, кумык… Бермудский треугольник дагестанской власти

Сулейман, «даргинская власть» и «аварское лобби»

Комментарии (2)
Комментарий #2, дата: 08 февраля 2013 14:26
Вот еще одна думская вакансия появилась- Шихсаидов избран спикером дагестанского парламента. Теперь-то Аббасова позовут в ДУМУ?!

Цитировать          
Комментарий #1, дата: 08 февраля 2013 03:16
Единственное что меня интересует, это развитие экономики Юж Дага, а эти вопросы не решаются в рамках клановых структур

Цитировать