Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

О постковидном Дагестане

Политолог Эдуард Уразаев анализирует ситуацию в республике в период пандемии и оценивает дальнейшие перспективы

Редакция сайта ФЛНКА предлагает вашему вниманию интервью с политологом Эдуардом Уразаевым, в котором эксперт делится своим мнением относительно текущей ситуации в Дагестане, дает оценку деятельности региональных властей в период пандемии и рассуждает о перспективах республики.

Пандемия коронавируса постепенно сходит на нет. Как Дагестан прошел этот нелегкий период?

Дагестан испытал шок, поскольку сначала (с середины марта до середины апреля) большая часть жителей категорически не верила в опасность болезни, а потом массовое сознание впало в состояние паники и страха. Наглядно это проявилось в откликах в интернете и повышении индексов самоизоляции в городах после сообщений о переполненных больницах и скачка числа умерших в отдельных селах.

При этом в официальной статистике это выразилось с опозданием, когда со второй половины мая стали учитывать умерших от внебольничной пневмонии, вызванной коронавирусом. На 10 июля Дагестан занимает 4 место среди субъектов РФ по количеству умерших от коронавируса (407 человек), тогда как ещё на момент 22 мая, согласно заявлению московского врача Ирины Трагира, зафиксировано было 820 умерших от внебольничной пневмонии, вызванной в большинстве своём, судя по практике, коронавирусом, но почти не учтённых в статистике за предыдущий период.

Московские медики признали также, что число выявленных больных коронавирусом, особенно если пересчитать на 100 тысяч населения, невелико из-за относительно небольшого числа тестируемых. Но когда стали тестировать не по 300-400, а по 3000 человек, число выявляемых также стало резко расти.

В отличие от сигналов из некоторых других проблемных регионов, жалобы общественников и информация от спецслужб дошли до Владимира Путина, который провел резонансное совещание по ситуации в Дагестане и поручил оказать массированную помощь по всем направлениям. Благодаря федеральным СМИ республика попала в число самых неблагополучных регионов, но если негосударственные СМИ делали упор на недостатках здравоохранения и управления, то госСМИ акцентировали внимание на успешном преодолении проблем, важности помощи федеральных министерств и единства страны.

Сейчас идет спад числа заболевших и умерших от коронавируса в течение суток, но происходит это медленнее, чем прогнозировалось ранее. Поэтому руководство Дагестана и Роспотребнадзора не торопятся переходить ко 2-му этапу снятия ограничений.

Сравнивая ситуацию с коронавирусом в других странах и регионах России, можно сказать, что Дагестан избежал более тяжелого сценария. Однако жители республики, судя по многочисленным фото с разного рода мероприятий и по моим собственным наблюдениям, плохо соблюдают масочный режим и социальную дистанцию в общественных местах, что вызывает тревогу. Призывы врачей, официальных лиц и общественных деятелей опять не сильно действуют.

Экономика Дагестана просела, как и везде, но учитывая более весомое место в её структуре торговли и сферы услуг, которые пострадали от коронавируса в наибольшей степени, негативные последствия тоже сильнее. Тем более, что многие бизнесы работали в теневой или серой зоне и не могли воспользоваться предложенными властями мерами поддержки.

Вместе с тем, поддержка государством семей с детьми для Дагестана оказалась более существенней, чем в других регионах, так как в республике относительно высокая рождаемость.
Как Вы оцениваете работу республиканского руководства? Согласны ли Вы с оголтелой критикой, прозвучавшей в адрес первых лиц Дагестана?

Ряд общественных деятелей, журналистов и блогеров обвинили во вспышке заболеваемости коронавирусом и внебольничной пневмонией руководство республики, а отдельные лица скатились к противопоставлению варягов и дагестанских народов. Но вину за произошедшее надо разделить минимум на 4 группы ответственных. 

1 — это федеральные чиновники, в прошлые годы отдавшие здравоохранение республики на откуп местным жуликоватым деятелям, что обусловило отставание и по числу койко-мест, и по количеству врачей, и по уровню медицинского оборудования, и по финансированию лекарственного обеспечения, и другим показателям. И в то же время процветала коррупция, воровство, трудоустройство на врачебные вакансии своих некомпетентных родственников и знакомых.

2 — прежние руководители республики и регионального минздрава, которые также либо попустительствовали негативным процессам, либо не принимали должных мер по финансированию и контролю за расходованием бюджетных средств.

3 — ряд членов команды главы Дагестана Владимира Васильева, которые недооценили опасность коронавируса и не проявили должной оперативности, когда стал ясен масштаб пандемии в регионе. Запоздалые меры по недопущению нарушений режима самоизоляции зачастую сводились к механическому ограничению въеда-выезда из городов и сёл без избирательного подхода. Информация по статистике заболевших и умерших, а также по ситуации в больницах была неполной, что вызвало шквал критики в адрес чиновников и главврачей.

4 — многие гражданские активисты и жители республики, которые убеждали всех вокруг либо в выдуманности инфекции, либо в не опасности коронавируса, либо в конспирологических версиях действий властей. И на первых порах в это поверили многие, если не большинство. Чего оказалось более чем достаточно для вспышки заболевания.

Что касается первых лиц Дагестана, то в сложившихся условиях они делали, что могли. Если сравнивать действия властей и развитие пандемии в других странах и регионах России, то понятно, что более жесткие ограничения лишь растягивают процесс распространения коронавируса, а более мягкие — позволяют народу быстрее приобрести коллективный иммунитет и исключить дальнейшее распространение и повторное заболевание. В Дагестане поневоле случился мягкий вариант.

Поэтому обвинять во всех бедах только нынешнее руководство республики необъективно и несправедливо. Хотя доля ответственности лежит и на них. А огульная критика и бездоказательные обвинения в их адрес не способствуют объективной оценке их роли и извлечению уроков.

Дагестан получил значительную поддержку федерального центра в борьбе с коронавирусом. Можно ли утверждать, что помощь Путина республике свидетельствует о том, что Васильев сохраняет полную поддержку Главы государства?

С одной стороны Владимир Путин, решая запущенную проблему с коронавирусом в Дагестане, продемонстрировал большие возможности федеральных властей и эффективность выстроенной им вертикали власти даже в случае, если на отдельных участках она даёт сбой. Поэтому, помогая руководству республики, Президент РФ одновременно укрепил и свои позиции в глазах дагестанцев и всех россиян. Официальные итоги голосования по поправкам в Конституцию РФ в Дагестане (почти 90% явка и около 90% — за) весьма показательны.

Если даже Путин и был раздосадован ковидным кризисом в Дагестане, но обернулось в чем-то к лучшему. Тем более, что Владимир Васильев, Артём Здунов и Владимир Иванов в целом обеспечивают решение поставленных перед ними задач. Хотя и не так быстро, как хотелось бы.

Кроме того, на фоне огромного числа проблем в стране и во внешней политике, Владимир Путин не будет разбрасываться проверенными кадрами. Если вопрос о смене команды и станет, то скорее в 2021 году.

Последуют ли серьезные кадровые решения на правительственном и муниципальном уровнях?

По логике Владимир Васильев должен был провести разбор полётов и принять какие-то кадровые решения. Но ситуация с коронавирусом пока делает возможными лишь точечные изменения.

Сейчас идёт подготовка к выборам в сентябре 2020 года депутатов муниципального уровня в большинстве районов, сел и городов Дагестана, которые потом должны избрать глав муниципалитетов. Это подтолкнёт к подбору кадров на ключевые должности, хотя по-прежнему он даётся Васильеву очень тяжело и поэтому я не прогнозирую масштабных перемен среди руководящих лиц. Сохранится централизованная система управления с усилением аппаратных и информационных войн с использованием реального или выдуманного компромата.

Каким Вы видите постковидный Дагестан?

Из-за трудностей в борьбе с коронавирусом и вызванных им ограничений на развитие экономики в мире и в России, прогнозировать будущую ситуацию сложно. Скорее всего федеральная политика в отношении Дагестана в ближайшие год-два не изменится и на республиканских чиновников давление в плане эффективного и своевременного использования бюджетных средств усилится. Это диктуется пока не отменёнными Путиным задачами либо по прорывному развитию на основе национальных проектов, либо по быстрому восстановлению экономики на основе формируемого сейчас плана действий.

Что касается бизнеса, то сохранятся противоречивые тенденции, вызванные, с одной стороны, стремлением властей создать благоприятные условия и получить экономический рост, а с другой — никто поборов не отменял и неформальный пресс будет порождать конфликты. 

Большинство дагестанцев, несмотря на официальные ограничения из-за коронавируса, быстро возвращается к своим привычкам широкого и тесного общения и, если пандемия будет побеждена, то ее забудут, как страшный сон.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

COVID-19: в Дагестане умерли еще 25 человек с подтвержденным коронавирусом

От чего Путин спасает Дагестан, или О чем молчит статистика?

Коронавирус в Дагестане: настоящие реалии

Оперативные сводки о распространении коронавируса в Дагестане

В Азербайджане число умерших от коронавируса достигло десяти

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия