Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Минкавказа стало ближе к земле

Главный итог работы министерства по делам Северного Кавказа в 2015 году – закрепление за ним конкретных проектов, направленных на экономическое развитие региона. Теперь ведомству Льва Кузнецова нужно добиться того, чтобы эти проекты не остались на бумаге.

Победа на дербентском фронте

В мае этого года, анализируя результаты первого года работы Минкавказа, КАВПОЛИТ отмечал, что министерству еще надо «нагулять» аппаратный вес, а конкретные плоды его деятельности пока не слишком заметны.

Спустя полгода ситуация заметно изменилась к лучшему: теперь с Минкавказа устойчиво ассоциируется ряд новых инициатив в экономике СКФО – таких, как медицинский кластер на Кавминводах и приоритетные промышленные проекты в сфере импортозамещения.

Правда, еще в середине этого года казалось, что для Минкавказа могут наступить тяжелые времена – в момент, когда президент Владимир Путин подписал указ об упразднении министерства по делам Крыма, которое не просуществовало в структуре российского правительства и полтора года.

Заявления официальных лиц о том, что министерство просто выполнило свою задачу по первоначальной интеграции Крыма в РФ, в тот момент звучали не слишком убедительно – было ясно, что региональный подход к управлению дает определенные сбои.

Но как раз в этот момент Минкавказа познало свой первый звездный час – юбилей Дербента. Персональным куратором этого мероприятия от министерства был назначен заместитель Льва Кузнецова Одес Байсултанов, ранее работавший в полпредстве президента в СКФО, а до этого возглавлявший правительство Чечни.

Именно Байсултанов контролировал финальную стадию подготовки Дербента к празднику после того, как на последнем предъюбилейном совещании вице-премьер Александр Хлопонин в шутку предложил отдать его городу в рабство на несколько дней.

Несмотря на авральный характер подготовки к юбилею и регулярные нагоняи со стороны полпреда президента Сергея Меликова, сам праздник получил высокую оценку со стороны федеральных чиновников вплоть до главы правительства Дмитрия Медведева.

Вопреки ожиданиям, сам премьер-министр на юбилей не приехал, но посетил Дербент спустя два месяца и остался вполне доволен увиденным.

По словам Дмитрия Медведева, Дербент оставил у него «чрезвычайно приятное впечатление от большой работы по восстановлению старейшего города страны». Что, разумеется, Минкавказа смело может записать в свой актив по принципу «у каждой победы много отцов».

Импортозамещение обретает форму

Одной из ключевых тем, которыми Минкавказа занималось чуть ли не с первого дня своего создания, стал отбор приоритетных проектов СКФО в сфере импортозамещения.

Результатом этой работы стало формирование перечня из 30 «якорных» и приоритетных инвестпроектов в промышленности СКФО (а также 36 проектов в АПК), одновременно Минкавказа разработало систему проектного сопровождения предприятий из этого списка, направленную на организацию административной и государственной поддержки и содействие в решении возникающих проблем.

Акцент на приоритетное развитие промышленности оказался в целом верным. В сентябре на состоявшемся в Грозном заседании рабочей группы по развитию промышленного производства в СКФО министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров констатировал, что на фоне общеэкономической рецессии Северный Кавказ показывает неплохие результаты в индустрии – с января по август индекс промпроизводства в округе вырос на 3,5%.

В то же время Мантуров отметил, что текущие показатели промышленности не соответствуют реальному потенциалу северокавказских регионов и выразил надежду, что дальнейшим стимулом для нее станут отраслевые программы импортозамещения.

Промышленники и экспертное сообщество отнеслись к совместной работе Минкавказа и Минпромторга вполне благосклонно.

«Начался реальный анализ направлений импортозамещения – не просто разговоры, а планы, мероприятия, ресурсы, люди, – говорит Владимир Гурьянов, вице-президент ГК «Арнест», крупнейшего российского производителя аэрозольной продукции. – Не так быстро, как хотелось бы, но дело движется. Что особенно радует с учетом того, что еще полтора года назад промышленная политика и протекционизм считались в определенных кругах ругательствами».

Кроме того, Владимир Гурьянов отмечает, что в рамках текущих планов по развитию импортозамещения предложен прозрачный механизм распроеделения средств:

«Насколько это важно, мы знаем по своему опыту. Во всяком случае из того, что мы увидели, этому уделяется большое значение – публичность, критерии отбора, привлечение независимых экспертов, отсев аферистических проектов».

Одним из новых механизмов привлечения финансирования под промышленные проекты стал Фонд развития промышленности (ФРП) Минпромторга РФ, который выделяет на конкурсной основе целевые займы под инвестпроекты в объеме от 50 млн до 700 млн рублей по льготной ставке 5% годовых сроком до семи лет.

Первым проектом СКФО, который получил финансирование от ФРП, стало создание производства радиаторов в ингушском городе Карабулаке.

Общая стоимость этого предприятия  составляет 885 млн рублей, объем займа от Фонда развития промышленности составит 500 млн рублей. Выход завода на проектную мощность (3,1 млн радиаторных секций в год, или 2–2,8% от всего российского рынка алюминиевых и биметаллических радиаторов) ожидается уже в III квартале следующего года.

Объемы средств, которые готов предоставлять ФРП, можно считать идеальными для инвестпроектов Северного Кавказа, поскольку крупные институты развития типа Внешэкономбанка способны профинансировать здесь лишь единичные масштабные проекты.

Собственно, отсутствие инструментов, адекватных масштабам экономики СКФО, и оказалось одной из главных причин того, почему обещанные государством еще при создании округа меры поддержки инвесторов так и не удалось воплотить в жизнь.

Однако теперь государство, похоже, начинает понимать, что на Кавказе нужно действовать по принципу «лучше меньше – да лучше».

Как сообщил Лев Кузнецов в октябре в ходе правительственного часа в Совете Федерации, в этом году в СКФО планируется запустить в строй четыре проекта в промышленности и восемь проектов в АПК, что принесет создание дополнительных 3,5 тысячи рабочих мест и налоговые отчисления в размере более 1 млрд рублей.

Очевидно, что речь в данном случае идет о сравнительно небольших предприятиях. Тем не менее, за счет более активного привлечения частных инвестиций объем финансирования проектов развития в СКФО планируется увеличить более чем в три раза, до 731,1 млрд рублей, сообщил Лев Кузнецов на днях, выступая в Госдуме в рамках правительственного часа.

«Минкавказа в этом году не стало строить каких-то грандиозных планов, а сосредоточилось на реальных локальных задачах, поэтому и получилась более явная эффективность, – говорит Моисей Фурщик, управляющий партнер компании ФОК (Финансовый и организационный консалтинг). – Конечно, судьба их новой большой программы пока не очевидна, но ее наполнение шло в основном за счет приземленных задач, что неплохо в нынешней ситуации. К тому же министерство не вело агрессивного пиара, поэтому и не было завышенных ожиданий в его отношении». 

Минеральные инновации

Впрочем, не обошлось и без столь привычных для Кавказа мегапроектов. Главным начинанием 2015 года в этом жанре стал медицинский инновационный кластер на Кавминводах, общая стоимость которого оценивается более чем в 80 млрд рублей, включая 40 млрд рублей от Корпорации развития Северного Кавказа, которые будут направлены на развитие инфраструктуры Кавминвод.

Точные цифры будут названы в 2016 году после утверждения концепции кластера и подготовки проектно-сметной документации.

Тендер на разработку концепции выиграла австрийская компания, а в дальнейшем ожидается, что в проекте смогут принять участие иностранные инвесторы.

Идея медицинского кластера заключается в превращении Кавминвод во всероссийский центр медицинского туризма. В частности, сегодня за пределами толкьо СКФО делаются 20 тысяч медицинских операций в год, которые теоретически могут производиться на территории округа.

На последнем заседании рабочей группы по созданию медкластера наиболее оптимальным, с точки зрения Минкавказа и субъектов СКФО, вариантом реализации проекта было признано строительство нового университета и создание на его базе многопрофильного медицинского и научно-исследовательского центров.

Курировать развитие медкластера, как и в случае с Дербентом, было поручено Одесу Байсултанову. Если верить заявлению, сделанному им в одном из недавнихинтервью, то ключевым отличием этого проекта от других грандиозных начинаний на Северном Кавказе, так и оставшихся на бумаге, заключается в том, что медкластер не потребует выделения дополнительных средств из федерального бюджета – все государственное финансирование уже предусмотрено в рамках ФЦП «Юг России».

Правда, пока медицинский кластер не обрел всех признаков реального проекта, куда больший резонанс на Кавминводах получила еще одна «инновационная» инициатива Минкавказа – сделать этот регион пилотной территорией по введению так называемого курортного сбора с отдыхающих.

Во многих странах, активно развивающих туризм, эта практика является давно устоявшейся, однако в России несколько лет назад курортный сбор был отменен, поскольку расходы по его администрированию оказались выше, чем объем средств, которые удавалось собирать.

Но теперь курортный сбор предполагается возродить, исходя из тех соображений, что дополнительная такса с туристов (предполагаемый размер сбора – 150 рублей с человека в день) позволит изыскать средства на развитие инфраструктуры Кавминвод. В бюджете Ставропольского края достаточного объема денег на эти цели нет, между тем в перспективе ближайших лет туристический поток на Кавминводы будет расти, а это значит, что без дополнительных вложений в инфраструктуру не обойтись.

На первый взгляд, учитывая мировую практику, идея возродить курортный сбор не выглядит изобретением велосипеда, но среди представителей общественности и бизнеса она сразу же вызвала неприятие.

«Государство, как всегда, перевалит все на предпринимателей, которым скажут: у нас за год побывало такое-то количество туристов, так что, будьте добры, за каждого отстегните по 150 рублей за ночь, – прокомментировал КАВПОЛИТу возможные последствия введения курортного сбора на Кавминводах Евгений Бромберг, руководитель группы туристических компаний Undersun (Краснодарский край). – Естественно, те компании, которые ведут белый и прозрачный бизнес, попадут на деньги, а выиграют, как обычно, те, кто работает под черным флагом».

Точка в вопросе о курортном сборе пока не поставлена. В конце ноября Минкавказа пригласило общественность к обсуждению своей инициативы нафедеральном портале проектов нормативных правовых актов, а в первом квартале следующего года планируется внести законопроект в правительство.

Уже на этапе его обсуждения Лев Кузнецов дал понять, что точка зрения бизнеса ему понятна.

В ходе недавнего выступления в Совете Федерации министр напомнил, что наряду с задачей развития инфраструктуры курортов есть и поручение президента до 2018 года не увеличивать прямую и косвенную нагрузку на бизнес.

«Для нас очень важно здесь выбрать такую тонкую грань, которая позволила бы, с одной стороны, не создавать дополнительное обременение бизнеса, но в то же время дать источник доходов для такой уникальной территории», – резюмировал Лев Кузнецов.

Кавказская политика

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Почему общественность критикует амбициозные проекты развития СКФО

Кавказ измерили пятилетками. Новая госпрограмма развития СКФО вызывает много вопросов

Медведев создал комиссию по вопросам развития Крыма

К 2017 г. может быть создан Фонд развития проектов на Северном Кавказе. Он заменит бюджетные субсидии кавказским республикам

Медведев: задача министерства по Кавказу - содействие развитию региона

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия