Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Кюре Мелику - 675 лет!

Об известном лезгинском поэте, писавшем и боровшемся за свободу родного края

В плеяде лезгинских мастеров поэтического пера выделяется несколько легендарных для народа и для всего Дагестана фигур - это, например, Етим Эмин, как один из первых общепризнанных и общеизвестных поэтов Восточного Кавказа, информация и произведения которого сохранились до наших дней в достаточном количестве, и, конечно же, Сулейман Стальский - человек, стоявший у истоков современной дагестанской литературы.

Однако, очевидно, что народ, подаривший миру таких замечательных авторов, не мог начать свою литературную историю именно с них, с девятнадцатого века. Мы можем вспомнить СтIур Далаха, Саида Кочхюрского, Микрах Кемер и еще много других прекрасных лезгинских поэтов средневековья и более позднего периода. 

Однако сегодня мы хотим рассказать о Кюре Мелике - классике средневековой лезгинской и дагестанской литературы, жившем и творившем в далеких XIV - XV столетиях, чьи произведения открывают нам неизвестные, порой в крайней степени трагические страницы непростой жизни лезгин того времени.


К сожалению, до наших дней дошло мало информации о нем, в основном в виде народных легенд и преданий, однако то, что все же сохранилось, позволяет оценить его творчество как настоящий глас простого лезгинского народа, его чаяний, проблем и трагедий, а жизненный путь – как подвиг во имя родной земли.


Кюре Мелик жил в 1340 - 1410 годах. Информация о родном селе поэта разнится: согласно одним преданиям - это Курах, другие же называют им аул Курхюр.


Одна из легенд сообщает нам, что разбойники Тамерлана разорили и разрушили аул Курхюр. В то время в селе жил хорошо известный всем лезгинам поэт. Ему удалось объединить лезгин и встать в их главе. Звали этого поэта Мелик.


Когда полчища Тамерлана ворвались на территорию Лезгистана, отважный сын лезгинского народа поэт Мелик призвал своих земляков к борьбе с захватчиками. Своими жгучими, правдивыми стихами он поднимал бойцов освободительного движения на защиту родного очага.

 
Къул хуьз экъечI
 
Эй, лезги халкь, душман винел атана,
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
Им нубатдин завал кьилел атана,
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
 
И душманар кицIерилай пехъи я,
Къаф дагъларин рагарилай векъи я,
Им гъуцари чаз ганвай гьахъ-гьахъи я.
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
 
Татар ханар, магъул ханар ацIана,
Чи дереяр кур сесери ацIана,
Шумуд лезги женгерикай хтанач.
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
 
Гьар са патай япуз къвезва гьарай, гуж.
Акъудзава рикI, лугьузва, хурай, гуж.
Кьейидан ван хквезвалда сурай, гуж.
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
 
Лезгидин тур хц я хьи чIар атIуз,
Чин3 уьлкведин жив хьтин лацу чар атIуз.
Душмандиз хьи къалурмир куь тIвар ажуз
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
 
Куьре Мелик кузва хьи цIай акьуна,
Къвезвай завал яргъаз амаз акуна.
Вил эцигмир гъуцари гур гьахъунал,
Къарагъ кIвачел, къул хуьз экъечI!
 
Выходите спасать очаг!

Эй, лезгины, на нас напал враг,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!
Это очередная беда, которая пришла к нам,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!


Эти враги злее, чем бешеные собаки,
Грубее скал Кафских гор.
Такую долю нам определил бог,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

Татарские ханы, монгольские ханы — их полно,
В долинах наших слышны вопли и стоны.
Много лезгин не вернулось с поля брани,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

С каждой стороны слышны крики, слухи о насилии,
Говорят, сердца вырывают с мясом, о горе!
Стон заживо похороненного слышен из могилы,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

Меч лезгина остр — он режет волос с первого прикосновения,
Он режет так, как китайскую бумагу,
Не показывайте себя врагу слабым, о народ,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

Кюре Мелик горит в пламени,
Он предвидел беду, когда она была еще вдалеке.
Не жди спасенья от бога,
Вставайте, выходите спасать свой очаг! 

Он в полной мере на себе ощутил зверство и жестокость иноземных угнетателей. Захватив Мелика, они связали его и принялись с ожесточением избивать и издеваться над ним, огнем обжигая его раны и глаза. После этого поэт был брошен в зиндан, где его морили голодом.

Однако крепкий духом Мелик выстоял. Борьба с завоевателями, удары судьбы не прошли для него даром. К концу жизненного пути, когда лезгинские села были освобождены из лап захватчиков, поэт ослеп. Зато его стихи сохранили благодарные потомки, и они дошли до нас.

Первым, кто описал жизнь и творчество выдающегося лезгинского мастера поэтического пера был ученый-литературовед М. Ярахмедов. Однако полностью раскрыть жизненный путь Кюре Мелика пока не удалось.

Несмотря на это, память о великом предке сохраняется в сердцах его соплеменников, в частности односельчан из Курхюра, где ежегодно проводятся памятные мероприятия, посвященные поэту.
 
В этом году лезгинская общественность отмечает 675-летие Кюре Мелика. Мы надеемся, что планируемые мероприятия качеством и масштабами будут соответствовать тому высокому месту, которое занимает поэт в истории и культуре лезгинского народа.

Сулейман Джафаров

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Рамазан Абдулатипов возложил цветы к памятнику народному поэту Дагестана Сулейману Стальскому

Топчут могилу поэта

Общественность Дагестана отмечает 145-летие классика дагестанской литературы Сулеймана Стальского

Наследие Гомера ХХ века

Поэт-воин, опередивший время…

Комментарии (2)
Комментарий #2, дата: 24 ноябрь 2015 13:13

 Со школьных лет изучаем жизнь и подвиги, всевозможных деятелей и "героев", а свои чаще всего в забвении. Еще одно напоминание о наших героях 

youtube.com/watch?v=Bu0ojFLsx60


Комментарий #1, дата: 23 ноябрь 2015 12:19

Большое спасибо -ФЛНКА- за вашу работу. Народ должен знать своих героев и помнить их передавая по наследству. И я многое узнаю о Своем НАРОДЕ, за что вам и благодарен.




Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2019 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия