Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

О хучнинском тухуме Мусаевых

Родовая память как цемент, скрепляющий целые поколения народа

Лучшие люди познаются высшим нравственным развитием и высшим нравственным влиянием (Ф.М.Достоевский).

Прав был мастер слова Чингиз Айтматов, сказавший, что «На свете остаются жить только добрые дела, всё остальное исчезает». Простые и понятные всем слова, таящие в себе непреложную истину. Сказанное вполне уместно повторить и о хучнинском роде Мусаевых, о котором ниже пойдет речь.

Глава рода Энвер Мусаев нам охотно рассказывал о своей семье. Сам он был первым выпускником-медалистом школы, в которой учился. «Нам, Мусаевым, весьма приятно, что представители нашего тухума оставили много доброго на этой земле, совершили много благого и этим запомнились людям» - сказал он во время нашей беседы, переходя к повествованию о своем роде.

Их тухум называется «Маллалар» от слова мулла, так как их предки были глубоко верующими людьми, старались следовать канонам Ислама, их образ жизни был подчинен нормам ислама, как и положено мусульманам.

Энвер Мусаев был рад отметить, что представители тухума и сегодня продолжают свои славные родовые традиции, продолжают идти по выбранной их предками стезе. Так, в настоящее время имамом центральной мечети в селе  Хучни является также выходец из тухума «Маллалар».

«Благодаря воспоминаниям старожилов, которые мы храним и передаем из поколения в поколение, родовое древо нам известно до восьмого колена. Имена наших предков: Гасан-кади, Гусейн, Навруз, Муса, Иса, Мурсал, Шукур. Наш тухум был основан в селе Хучни предком Гасан-кади.

Родители рассказывали, что он переселился в Хучни из села Зирдаг (ныне это село относится к Хивскому району) для обучения населения основам ислама. И с тех пор наш тухум постоянно проживает в селе Хучни.

 

Все они занимались именно вопросами ислама, это было их специализацией, можно сказать. Гасан-кади оставил своим потомкам арабский словарь и рукописи древних книг. Помимо этого он занимался и педагогической деятельностью, обучая детей в медресе.

Гусейн продолжил дело отца, Навруз был судьей по шариатским вопросам. Муса также преподавал в медресе. Иса был кадием Кайтаго-Табасаранского округа, а у Мурсала была богатая библиотека арабских книг, большую часть которой, к сожалению, уничтожили в 30-е годы» - добавил Энвер Мусаев.

Здесь необходимо совершить небольшой экскурс в историю. Во вторую половину 30-х годов органы НКВД уже форсировали кампанию по борьбе с «религиозным мракобесием», как они это называли.

Видимо, в целях для формирования общесоветского сознания у населения, они стремились лишить народ своей исторической памяти. У населения изымались различные письмена, книги, рукописи, после чего собранные материалы уничтожались. Невообразимо, сколько полезной информации было навсегда потеряно.  Позже такая политика была отчасти пересмотрена властямии.

«В жилах наших предков и потомков течет кровь представителей многих сел Табасарана: Арак, Вечрик, Цуртиль, Рушуль, Хиле-пенджик, Ерси, Цухтыг и.т.д., также в нашей родословной есть следы из города Гянджа.

По отцовской линии один из представителей тухума, Иса (предположим, дед отца) был даже кадием Кайтаго-Табасаранского округа. Отец и дядя учились в медресе и свободно читали Коран. До конца своей жизни наш отец Шукур читал Коран хотя бы половину суток.

При жизни Наврузбег-эфенди Халагского он каждую неделю ходил по пятницам к нему на намаз. Я никогда не забуду, когда однажды наш отец приехал от Наврузбега-зфенди и сказал (от радости даже закричал): «Он меня назвал Шукур–эфенди». А потом не раз хвалился этим и при любом удобном случае напоминал нам всем об этом» - сказал Энвер Мусаев.

Их дед по материнской линии, Абдурахман отправился совершить хадж пешком и, к сожалению, не вернулся. Говорят, что он дошел до Мекки. Других известий о нем нет.

Глава рода не без скромности добавляет, что члены его рода пусть и соблюдали не все каноны ислама, но уразу держали почти все взрослые в их семье. Сам он старался следовать этому всю жизнь. «Не скрываю, что я был комсомольским и партийным активистом. Но вел сравнительно смиренный образ жизни» - подытожил свой рассказ Энвер Мусаев.

Об этой замечательной семье, большом тухуме знают не только их сельчане хучнинцы, но и весь Табасаранский район. Если собрать всю семью Мусаевых, то всех пальцами не пересчитаешь - их количество уже давно перевалило за 80.

Отец Энвера Шукуровича, Шукур Мурсалович - был человеком доброй души и большого сердца, участник и инвалид Великой Отечественной войны, Войну встретил на западной границе СССР.

Его жена Марият - Мать героиня, воспитала десятерых детей: 8 сыновей и 2 дочерей: Паша, Энвер, Надыр, Кадыр, Минатулла, Ниматулла, Гасанбек, Саният, Рабият, Исметулла. Как видите, дети Мусаевых - высокообразованные, пользуется заслуженным авторитетом в родном селе, районе, а также в коллективе, где они работают и служат примером сохранения традиционных ценностей в наше непростое время.

Умганат Сулейманова, Представитель ФЛНКА в Табасаранском и Хивском районах

.

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Энвер Кисриев: Конфессиональные проблемы являются следствием вмешательства государства в религию

Следствие по делу Мурада Мусаева ведется с нарушениями, заявляют московские адвокаты

Всеволод Чаплин назвал Дербент примером толерантности для всех религий

Энвер Кисриев: Значение флага ФЛНКА

Ответ юбиляра

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия