ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Сколько стран нужно народам России?

В.Тишков предостерег националистов от развала страны

Валерий Тишков
Валерия Тишкова широкой публике представлять не нужно. Он, будучи академиком РАН, директором Института этнологии и антропологии, членом Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям, является одним из ключевых экспертов в стране по теме национальных отношений.
Его глубоко обоснованные оценки и рекомендации, программы и концепции ложились в основу многих государственных решений в такой тонкой сфере, как гармонизация взаимоотношений между народами Российской Федерации. 
И Валерий Тишков, как специалист и как гражданин своей страны не может молчать перед лицом очевидных фальсификаций и провокаций со стороны нарождающихся новых сил, требующих пересмотреть политические основы современного многонационального российского общества.
Так и в последние дни, когда в стране резко обострилась ситуация с всплеском анти-кавказских и откровенно шовинистических настроений, Валерий Тишков нашел время дать достойный ответ выпадам известных недружественными по отношению к Кавказу аналитикам. 
Речь в данном случае, в первую очередь, идет о президенте Института национальной стратегии Михаиле Ремизове, который несколько месяцев назад участвовал в подготовке скандального доклада «Карта этнорелигиозных угроз: Поволожье и Северный Кавказ», в котором фактически констатировалась неизбежность утраты Россией Северного Кавказа.
Недавно он разразился опусом «Пять причин быть русскими» в журнале «Эксперт». «В стране, которая дважды распадалась по этническим границам, национальный вопрос — как веревка, о которой не говорят в доме повешенного. Но говорить все равно приходится...», - начинает Ремизов свою статью.
Михаил Ремизов
Основной вектор  его удара в данной статье пришелся на основу российской нации. «Один из слоганов, изготовленных в рамках госзаказа на «российскую нацию», гласит: «Народов много — страна одна». В этом благонамеренном лозунге заключен, если вдуматься, невероятный исторический нигилизм», - пишет Ремизов.

Далее он развивает свою мысль: «От «российской нации», в случае критической угрозы существованию РФ, будет так же мало толку, как от пролетарского интернационализма в 1941 году. Придется обращаться к русским». 
И в итоге Ремизов предлагает отказаться от строительства Россию из множества входящих сегодня в ее состав народов. А взамен строить страну вокруг русского народа, добавив к нему осколки все того же русского народа, разбросанные сегодня по разным странам. И он фактически предлагает заменить лозунг «Народов много – страна одна» лозунгом «Стран много – народ один».
На данные заявления Ремизова Валерий Тишков ответил статьей в журнале «Россия в глобальной политике». «Отвергая российский проект, автор имеет в виду первичную значимость создания нации из проживающих в разных странах русских», - пишет в ответ академик Тишков.
В данном предложении Ремизова Тишков видит опасность подрыва целостности Российского государства и его народа. И предупреждает, что если русский народ поднимет предложенный Ремизовым лозунг, то вслед за русским народом тут же последуют украинцы, татары, черкесы, татары, лезгины и другие «разделенные народы».
При всем сказанном выше нельзя думать, что Тишков умаляет значение русского народа для страны. В одном из своих интервью на вопрос «Какой вам видится роль русских в социальной стабилизации Кавказа?», он ответил довольно подробно.
«Русское население, как мне кажется, могло бы стать мощным интегрирующим фактором на Северном Кавказе, потому что оно не так связано клановостью, и оно всегда играло интеграционную и модернизационную роль», - начал академик Тишков. 
С его слов, в последние двадцать лет статус русского населения сильно снизился. «Все ключевые посты, начиная от разных заведующих чем-либо на производстве и в образовании или же начиная от начальника департамента или отдела, если речь о власти, заняты представителями так называемых титульных национальностей», - отметил он.
На вопрос о том, как вернуть русских на Кавказ, академик ответил: «Я думаю, что те, кто уехал, старшее поколение, едва ли вернется. Но молодые-то могут поехать. Если молодым предложат или должность ведущего инженера на интересном производстве, или управляющего на фирме или в компании, то я думаю, они согласятся».
И напоследок очень хотелось бы привести цитату Валерия Тишкова из одной его обстоятельной беседы о судьбах России и Кавказа. Он ответил потрясающим образом на вопрос о том, насколько велики угроза не спадающей нестабильности на Кавказе для целостности Российской Федерации.
«Степень оппозиционности Северного Кавказа по тем или иным вопросам, а также значимость групп и сил, которые бросают вызов центральной и региональной власти, мы часто преувеличиваем. 
Ведь никто не впадает в апокалиптическую истерику в той же Испании от того, что там на протяжении десятков лет действуют баскские террористы. Никто не кричит о том, что Каталония и Страна Басков уходят и Испания разваливается.
В Бельгии также не впадают в истерику от того, что страна балансирует на грани раскола по этнорегиональному признаку, а упорно ищут конструктивное решение проблем. Я был недавно в Бельгии и спросил, что скрепляет Бельгию как единое государство. В ответ услышал: «Корона и футбольная команда». И тем не менее большинство населения и элита ведут себя спокойно и уверенно: страна должна сохраниться.
А вот почему у нас появилось отношение общественности к тому, что на Северном Кавказе есть воинствующие радикалы-националисты и террористы и по этой причине регион фактически потерян для России, мне непонятно. 
Во многих крупных государствах есть такого рода личности и группы. Их разве нет в Мексике? Штат Чиапас, где действуют повстанцы из племени индейцев майя, не весь контролируется властями.
В Индонезии разве правительство контролирует всю свою территорию? Или Индия контролирует? Эта страна с тремя внутренними гражданскими войнами, где разные общины враждуют уже более полувека. 
Никто громогласно не заявляет, что завтра придет конец Индии. Или разве Китай полностью контролирует Тибет? Но Китай, при всех проблемах в Тибете и в Синьцзяне, как был, так и будет.
Вообще в мире более сорока государств, где центральное правительство не контролирует всю свою территорию. У нас эта безысходность по поводу будущего Северного Кавказа только осложняет ситуацию, и этот настрой надо преодолевать. 
Нужно в политике по отношению к Северному Кавказу опираться на Конституцию, согласно которой Северный Кавказ есть часть России. И когда меня спрашивают, уйдет от России Северный Кавказ или не уйдет, я отвечаю: «Не уйдет. Почему? Потому что Конституция этого не предусматривает». 
По Конституции для субъектов Федерации нет возможности выделиться из состава России ни вооруженным путем, ни путем избирательных процедур, ни путем переговоров. Значит, нужно обустраивать достойную жизнь и национально-культурное самоопределение в рамках общероссийского пространства.
Другого не дано…»

Фарида Санджах

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Возможно Вам будут интересны:

Нации хотят самоопределения в паспорте

Ариф Керимов: первое заседание Совета по межнациональным отношениям было ус ...

Егор Холмогоров о русском проекте, будущем Кавказа и разделенном лезгинском ...

Ариф Керимов: От ''парада суверенитетов'' к ''параду националистов' ...

Что есть Россия без Кавказа?

Комментарии (0)