Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Корни чинопочитания в Дагестане

Откуда пошел чуждый нам порядок...

Для многих дагестанцев стало большой загадкой - как так вышло, что в Стране Гор, где испокон веков царили законы горской демократии, основанной на равноправии членов общества, в наше время господствуют правила чинопочитания и преклонения перед власть имущими. Об этом в нашем кратком исследовании.

Вначале надо оговориться - не всюду в Дагестане царили законы горской демократии. Как известно, в горах были как вольные общества, так и феодальные владения в виде ханств, бекств и др. Но особенность дагестанского феодализма была таковой, что крестьяне хоть и несли повинности имущественного характера перед землевладельцем - ханом или беком, однако, его собственностью не были и сохраняли личную свободу.

Внешний фактор

Говоря о корнях чинопочитания в Дагестане, многие склонны считать, что свои основы оно получило вследствие обильного культурного влияния со стороны Ближнего Востока, где столь хорошо известно почитание господ и правителя. Государства этого региона оказали значительное влияние на культуру народов Восточного Кавказа, и потому действительно логично предположить, что чинопочитание было перенято у культур Ближнего Востока.

Но хронологическое сопоставление показывает, что это предположение вряд ли может оказаться верным. Исторические порядки горского общества довольно хорошо известны, сохранилось много источников местного и внешнего происхождения.  Из них видно, что по меньшей мере вплоть до начала XX века в горном Дагестане царили нравы и устои горского общества, где честь ценилась выше жизни, беки не считались непререкаемым авторитетом. А культурное влияние Ближнего Востока Кавказ испытывал вплоть до начала XIX века. То есть, несмотря на многовековое влияние Передней Азии, ментальность Кавказа не сильно менялась.

Вскоре после той поры, окружное деление Дагестана в период царской власти подразумевало сохранение местных обычаев и норм. Далеко не все члены горского общества имели необходимость непосредственно сталкиваться с бюрократией и воспринимать иерархические порядки царских органов власти. Помимо этого, сама система была такова, что местное население не было особо интегрировано в местную вертикаль. Руководящие посты занимались русскими, преимущественно военными лицами. А потому, вследствие слабой вовлеченности населения в систему, перенятия местными жителями тех или иных порядков действовавшей власти также не происходило.

Советский фактор

Всё начало меняться с установлением советской власти. Она носила тотальный характер - взаимодействие власти и общества происходило на всех уровнях - начиная от учебных и культурных учреждений вплоть до высших эшелонов политической власти в республике.

Во-первых, это глубина представленности органов советской власти на местах. Если в царский период представленность власти ограничивалась окружным начальством, военными постами и минимальным числом образовательных учреждений с крайне низким охватом местного населения, то в советский период все очень быстро поменялось. Начались активно создаваться театры, дома культуры, школы, библиотеки, отделения почты, колхозы, и многое другое, что нам так хорошо знакомо. Все эти учреждения имели широкий охват местного населения. Власть и общество соприкасались практически всюду. Ну и естественно, в условиях тоталитарной власти, именно государство могло влиять на общество, а не наоборот.

Во-вторых, глубина вовлеченности местного населения. Помимо того что в Дагестане появились все эти учреждения, примечательно и то, что их кадровыми сотрудниками, в том числе и руководителями, становились уже представители местного населения, собственно самих дагестанских народов, а не русские или немцы, как это было в Российской империи. Это означало то, что теперь и местные жители тесно вплетались в ткань системы государственной власти, официальной культуры, идеологии, образования и, что особенно важно, экономики.

А значит, становясь органичной частью системы, местное население начинает перенимать правила той игры, которые диктовала ей власть. А в ней, как известно, конформизм сулил большие выгоды. Советская социально-политическая жизнь была такова, что без приспособленчества было трудно добиться роста по иерархической лестнице. Хочешь добиться успеха - соглашайся с политикой верхов, уважай начальство, не перечь начальнику отдела - иначе он тебе такую характеристику выпишет, что сторожем на склад не с первого раза возьмут.

То есть, очень скоро местное население, а особенно самые амбициозные его представители, осознали, что первое правило успеха -   это следование общим нормам поведения и беспрекословное подчинение начальству. Стал правой рукой председателя колхоза - а он, став главой района, даст тебе должность руководителя управления народного хозяйства при администрации - куда же без правой руки-то?! В итоге, политические элиты советского Дагестана, прекрасно усвоив правила этой игры, начали по ним играть - а по-другому не могло и быть, эти люди просто не попали бы во власть, если бы не были комформистами.

Большой проблемой нашего общества является то, что этот порядок пережил политическую систему, которая его породила. Уже в постсоветском Дагестане элиты продолжили вести эту порочную практику. Это отчетливо видно на всех уровнях власти - от сельского до республиканского. Хотя необходимо отметить, что наибольший уровень прозрачности и свободы присутствует именно на уровне сельсовета, так как в сёлах люди приходятся друг другу близкими людьми и имеют много общих родственников, что является определенным рычагом влияния. Здесь подтверждается тезис о том, что подлинная демократия возможна лишь в локальных социумах вроде античных полисов, а делегирование суверенитета народным представителям является уже ее необходимым искажением.

Всюду в районах Дагестана, как и во многих других субъектах России, в администрациях висят портреты глав государства и республики. Причем, если портрет главы государства еще понятен - фигура президента символизирует метафизические понятия вроде единства общества, гаранта конституции и тд., то глава региона по идее является хозяйственником, управленцем, находящимся вне политики. Его фигура не овеяна какими-то сакральными или метафизическими понятиями. А значит, его почитание обусловлено тривиальными вещами вроде чиновничьего почитания низами верхов. Когда где-то строят больницу или детсад, дорогу или мост - местная печать не забывает выразить особую благодарность властям - муниципальным или республиканским. Будто эти объекты построены на их личные средства. Ну а последняя тренд в Дагестане - это публичная демонстрация цитат главы региона - это вообще апогей чинопочитания.

Постсоветский порядок в Дагестане характеризует и еще одна порочная практика - всевластие денег. Надо признать, что при всех минусах, при советской власти все же деньги не обладали всевластием, хотя и были важны. В новых реалиях власть и деньги буквально срослись, и это сделало жизнь в республике особенно невыносимой. Как следствие, лицемерие достигло особых высот. Теперь формулой успеха стало иметь свои источники доходов, а для того, чтобы обеспечивать их сохранность, нужно идти во власть и демонстрировать личную лояльность вышестоящему руководству.

Как видно, нельзя сказать, что у чинопочитания в Дагестане имеются глубокие корни. В исторической ретроспективе это явление сравнительно недавнее, оно не стало в глазах населения чем-то само собой разумеющимся. А потому, есть большие надежды на то, что демократические традиции нашего общества возобладают, выразившись в торжестве чувства ответственности народа за свое будущее.

.

ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Большинство мусульман в России толерантны к вероисповеданию других

Руслан Курбанов: власть должна опираться на традиции горской демократии

Отказ от выборов глав республик на Кавказе тормозит развитие народов региона

Заявление Культурного центра талышей Ирана

Ахты и Курах на пути к лезгинской Швейцарии

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2019 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия