Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Европейский мультикультурализм

Политика поддержки многообразия Старого света заходит в тупик?

В конце февраля авторитетный американский аналитический журнал, посвященный внешним отношениям Foreign Affairs, опубликовал материал о мультикультурализме в Европе. Точнее, о провале политики мультикультурализма. Статья так и называется – «Провал мультикультурализма. Община против общества в Европе».

По мнению автора, политика мульткультурализма в Старом свете терпит провал, несмотря на усилия политиков по интеграции мигрантов и поддержке политики как таковой. При этом издание отмечает, что разнообразие было свойственно европейским нациям и ранее. Если сейчас оно этническое, то раньше было классовым и взаимное непонимание между различными слоями населения было куда большим, чем сейчас.

Мировым лидером по приему мигрантов являются США, на втором месте Германия. В 2013 году более 10 миллиона человек, что составляет 12% от населения ФРГ, родилось за рубежом. В Австрии эта категория населения  составляет 16%, в Швеции 15%, во Франции и Великобритании около 12%.

Еще в 80-е европейцы считали, что мульткультурализм является ответом на социальные проблемы Европы. Под таковыми можно предположить в том числе и демографические. Сейчас же все больше людей считают мультикультурализм источником этих проблем. В чем причина такого расхождения мнений спустя три десятилетия?

Краткая предыстория

В отличие от многих других социальных явлений мирового масштаба, причины миграции лежат на поверхности, по этому поводу нет дискуссии, так как отсутствует предмет спора. Очевидно, что процесс переселения трудовых мигрантов из стран третьего мира в развитые страны стал следствием глобализации.

Во-первых, благодаря СМИ люди по всему миру получили ясное представление о том, «как там живут», что вызвало желание туда переселиться. А, во-вторых, начиная с конца 1940-х, переселение стало технически гораздо более легко осуществимым. На то, чтобы покрыть расстояния, которые занимали ранее месяца и годы, теперь уходит всего несколько часов. Развитие транспортных средств для многих сделало миграцию сравнительно легко осуществимой мечтой.

Разные подходы

Политика европейских стран в отношении мигрантов и мультикультурализма как политической линии, различна, так как отличаются и сопутствующие им факторы. Так, например, в Германии изначально появление больших масс мигрантов было вызвано нехваткой рабочей силы после Второй мировой войны, в связи  с чем страна привлекала иностранную рабочую силу для восстановления своей экономики.

Отличительным признаком иммиграции в Германию от той же Франции или Великобритании является то, что если в последние переселяются преимущественно жители их бывших колоний, то в Германию уезжают рабочие из стран Средиземноморского региона – от Испании и Греции до Турции. Предполагалось, что они должны будут вернуться в свои страны после того как немецкая экономика перестанет в них нуждаться…

Трудностью на пути интеграции мигрантов в местное общество до недавнего времени являлся еще и порядок выдачи гражданства ФРГ, которое выдавалось лишь тем, у кого один из родителей является гражданином. Этот принцип исключал возможность приобретения немецкого гражданства не только самими мигрантами, но и их детьми, родившимися уже в Германии.

Все изменилось в 1999 году, когда порядок получения гражданства был значительно упрощен. Тем не менее, многие турки Германии до сих пор  остаются иностранцами. Лишь 800 тысяч из них имеют гражданство. Такая политика сопровождалась поощрением сохранения турками своей культуры, языка и образа жизни, что привело к образованию отдельных от общей среды турецких диаспор.

Иммигранты первого поколения были в большей степени светскими по мировоззрению, а верующие редко придерживались жесткой линии в своих верованиях и практике. Сегодня же, почти треть взрослых турок Германии регулярно посещает мечеть, что больше, чем в других турецких диаспорах Западной Европы и даже во многих частях Турции. Похожим образом, первое поколение турецких женщин никогда не носило платков, сейчас многие из их дочерей уже носят. Без какого-либо стимула  цели участвовать в жизни общества, многие турки не утруждаются учить немецкий.

Отдельной, и одной из самых драматичных в проблеме миграции, является пересечение Средиземного моря африканцами с целью проникнуть в страны ЕС. Будучи еще на африканском берегу, они отдают себе отчет в том, насколько это опасное предприятие, и, тем не  менее, полны желания совершить эту поездку, которая для некоторых из них может стать последней.

Как пишет немецкая Die Zeit (Время), в 2014 году в водах Средиземного моря утонуло более 3000 мигрантов. Это ¾ от всех официально зарегистрированных смертей беженцев в мире. Таким образом, с 2000 года более 22 000 человек погибло по пути в Европу.

По данным лондонской Christian Today, почти половина из 165 000 мигрантов, прибывших в Европу, через Средиземное море, происходят из Эритреии и охваченной гражданской войной Сирии. Италия является единственной страной ЕС, которая берет на себя обязательства по их защите. В рамках операции Mare Nostrum Италия привлекает значительную часть своего флота к проведению поисково-спасательных операций, благодаря чему было спасено около 113 тысяч мигрантов в течение прошлого года, большая часть которых отправилась из Италии в другие европейские страны.

Вероятно, прежняя общественная поддержка мультикультурализма основывалась на том, что в Европе иммиграция была не таким уж редким явлением и ранее. Развитые страны имели опыт интеграции отдельных групп иностранцев в свое общество с последующей их полной ассимиляцией.

Однако в прежние времена миграция носила внутриевропейский характер. Учитывая религиозную и ментальную близость, различия между принимающей страной и мигрантами были не столь значительны. Теперь же все обстоит несколько иначе. Нынешняя миграция отличается прежде всего географией и интенсивностью – это уже глобальная миграция, охватывающая разные части света и континенты.

Соответственно, существенные различия имеют религиозные и ментальные особенности. А массовый поток мигрантов существенно усложняет их интеграцию и ведет к обратному процессу – их обособлению от принимающего их общества, с которым их зачастую связывают лишь трудовые отношения.

Противники политики мультикультурализма

Политика мульткультурализма привела в том числе к популяризации праворадикальных организаций и партий в Старом свете – таких как Партия Свободы в Нидерландах или Национальный фронт во Франции. Многие протестуют против популярного тезиса, что многообразие – это всегда хорошо. В молодежной среде получают значительное распространение идеологии национал-социализма и расизма. Доходит и до таких трагических случаев, как это было, например, с норвежским террористом-одиночкой Андерсом Брейвиком.

По понятным причинам теракт, устроенный Брейвиком, во многом привел к маргинализации правого движения в Европе. Однако сейчас оно реанимируется, используя в общественно-политической борьбе относительно политкорректные формулировки и требования, как борьба с радикализацией общества и религиозным фанатизмом. Лидером условно антимигрантского движения Европы стало нашумевшее в прошлом году в Германии движение PEGIDA (Патриотические европейцы против исламизации Запада).

Шествие активистов движения PEGIDA

Начавшееся с Дрездена движение вскоре приобрело сторонников и активистов во многих регионах страны. Параллельно с ростом числа сторонников, крепли и ряды противников этого движения, причем представленные и коренными немцами. Официальные власти страны отстранились от повестки движения и поддержали мусульманское население. Канцлер Ангела Меркель заявила, что ислам это часть Германии и что она намерена посетить протестную акцию мусульман в Берлине, которая прошла в середине января 2015.

Признание поражения мультикультурализма

Сторонники тезиса о поражении мультикультурализма объясняют такой исход длительного вектора общеевропейской политики тем, что ожидания, что вновь прибывающие иммигранты будут охотно интегрироваться в принимающее их общество и таким образом, общественность не будет делиться по мировоззрению и системе ценностей – ключевым точкам опоры любого общества, не оправдались.

В итоге вышло, что мигранты стали образовывать свои диаспоры внутри европейского общества, что, естественно, противодействует их интеграции в принимающую среду. К тому же, ментальные особенности, а точнее, различия, стали катализаторами растущего взаимного непонимания между европейцами и мигрантами.

В интервью бостонскому аналитическому изданию the Christian Science Monitor британский корреспондент в Италии Джон Хупер сказал, что в этой стране пытаются предотвратить то, что произошло в Великобритании – там, как отметил Хупер, индийское блюдо Тикка масала стало восприниматься жителями Туманного Альбиона как национальное блюдо.

Также он добавляет, что интеграции мигрантов, исповедующих ислам, будут препятствовать сильные позиции римской католической церкви. Кресты в стране установлены во многих местах - школьных классах, на полицейских участках и правительственных офисах. К тому же, в итальянском обществе усилились настроения по защите позиций христианства, вызванные событиями на Ближнем Востоке и деятельностью «ИГ». 

А был ли мультикультурализм вообще?

В то же время существует мнение, что политика мультикультурализма в Европе как таковая  вовсе и не проводилась. Так, на вопрос российского мусульманского сайта IslamLife директору Института иранистики Австрийской академии наук Берту Фрагнеру о том, можно ли назвать политику мультикультурализма в Европе проваленной, ответил, что она никогда должным образом еще и не проводилась в европейских странах.  При этом сделал ремарку, что в разных странах Старого света ситуация отличается.

Также Берт Фрагнер добавил, что суть проблемы заключается в том, что мультикультурность как явление, когда страна состоит из различных культур,  развивалась, преимущественно, на протяжении последних 50 лет и все еще находится в динамичном развитии и непонятно, как будут обстоять дела лет через десять. Чтобы применить к проблеме тот или иной подход, она должна приобрести определенные формы. А мультикультурные общины Европы постоянно находятся в динамике.

Мнение, что идет азиатизация, а не исламизация

В то же время, у многих имеются сомнения по поводу того, что в самом деле происходит в Европе – исламизация или азиатизация. Такой вывод напрашивается из того, что большинство мигрантов все же не являются практикующими мусульманами и превносят в Европу элементы своей национальной культуры и менталитета. Хотя, конечно, миграция привела к строительству мечетей во многих странах Европы, формированию мусульманских общин и принятию ислама многими местными жителями.

Упомянутый в начале статьи Foreign Affairs предлагает свой метод решения вопроса. Автор пишет, что мультикультурализм и ассимиляционизм являются разными политическими ответами на один и тот же вызов: фрагментация общества. Причем оба варианта лишь усугубляют ситуацию. Наступило время пересмотреть оба этих способа. И для этого нужно провести три различия.

Во-первых, Европа должна различать многообразие как жизненный опыт от мультикультурализма в виде политического процесса. Многообразие стало приветствоваться. Попытки институционализировать подобное многообразие посредством формального признания культурного различия должно пресекаться.

Во-вторых, согласно изданию, Европе следует различать «дальтонизм» от игнорирования расизма. Ассимиляционистский подход равного отношения ко всем, как к гражданам, а не к носителям той или иной культуры, представляется весьма ценным. Но это не значит, что государство должно игнорировать дискриминацию отдельных групп.

Количество мечетей по федеральным землям Австрии

И наконец, Европе следует различать между людьми и ценностями. Мульткультуралисты аргументируют свою позицию тем, что общественное многообразие стирает саму возможность наличия общих ценностей. Схожим образом ассимиляционисты предполагают, что такие ценности возможны только внутри культурно и этнически однородных обществ. Оба рассматривают общины меньшинств как однородные субъекты, относящиеся к различным наборам культурных черт, верований и ценностей, нежели к составной части современной демократии.

Реальные обсуждения должны вестись не вокруг мультикультурализма и ассимиляционизма, а между двумя формами последнего. Издание предлагает не ассимилировать мигрантов, не выводить их за пределы общества, а строить общество, состоящее как из коренных жителей, так и из мигрантов.

Действительно, политика мультикультурализма и связанные с ней факторы столь сложны, что нельзя гарантированно дать верное средство решения проблемы разделения общества в Европе. Лишь время может показать, какое решение было лучшим или худшим. Однако в таком случае проблема станет еще острее, так как время было упущено. Уверенно можно сказать лишь о том, что перед Старым светом стоит задача цивилизационного масштаба.

Ильяс Букаров

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

ООН: миграционная политика ЕС не работает

Бавария увлеклась чистотой языка

В Грузии начинается всеобщая перепись населения

Тысячи человек сегодня выступили за права мигрантов в городах Франции

Европа и сепаратизм

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия