Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Союз России и Южной Осетии

Мнения о заключенном между РФ и ЮОР договоре о союзе и интеграции

Президенты России и Южной Осетии 18 марта подписали договор о союзничестве и интеграции. Договор заключается на 25 лет с возможностью продлевать его на десятилетние периоды.

Он предусматривает более тесное сотрудничество двух сторон в социальной, экономической и гуманитарной сферах, а также в вопросах внешней политики, обороны и не только. Это одно из важнейших политических событий для Южной Осетии за последние годы.

Напомним, в конце ноября прошлого года был подписан аналогичный договор между Россией и Абхазией о союзничестве и стратегическом партнерстве. Согласно ему предполагается широкая кооперация двух стран в военной сфере. Также было заявлено о планах создать объединенную группировку войск и реализацию инвестиционных проектов в Абхазии.

Оба договора, как с Абхазией, так и недавно подписанный с Южной Осетией, вполне ожидаемо встретили негативный отклик за рубежом, особенно на Западе и в Грузии. Президент Маргвелашвили назвал их нелогичным и абсурдным шагом.

По сути эти два документа фактически интегрируют Абхазию и Южную Осетию в систему обеспечения безопасности Организации договора о коллективной безопасности, при том, что формально этого добиться нельзя – ни одна страна-член ОДКБ кроме России не давала своего дипломатического признания Абхазии и ЮОР.

Ещё накануне подписания договора высказывалось мнение, что острой нужды в нем нет. Мол, между двумя странами и так налажена самая тесная кооперация в совершенно разных областях от оборонной сферы до гуманитарной.

Южная Осетия, имея границы лишь с двумя странами – Россией и Грузией, по сути, не имеет иного выбора, кроме как широкой интеграции с Россией, что и практиковалось разными составами правительства в Цхинвале.

К примеру, положение Абхазии в этом плане существенно отличается, так как эта республика имеет выход в Черное море и мировой океан, что расширяет инструментарий Сухума во внешних делах.

Таким образом, согласно данной точке зрения, если обычно договора призваны создать тот или иной формат взаимоотношений, то в данном случае он лишь придает наличествующему факту декларативно-правовую огранку, создавая негативный фактор как во взаимоотношениях с Западом, так и с Грузией.

Примечательно, что в последнее время, после ухода Михаила Саакашвили с поста президента Грузии, намечалось улучшение двусторонних отношений между Москвой и Тбилиси. Очевидно, подписание данного договора усложнит взаимодействие рабочей группы «Абашидзе-Карасин».

Однако, существуют и иные мнения, и звучат они зачастую даже из-за рубежа. Так, на сайте лондонского European Leadership Network был опубликован материал, в котором в частности отмечено, что  подписание договора южноосетинское общество воспринимает как наилучший механизм для получения финансовых вливаний из России, улучшения стандартов жизни до уровня Северной Осетии.

Издание цитирует председателя Совета Федерации РФ Валентину Матвиенко: «Мы получили тревожные сообщения о том, что большое количество стран, которые заинтересованы не только в гуманитарном сотрудничестве, начали проявлять свои интересы в Южной Осетии, взращивая неправительственные организации, которые пытаются способствовать развитию отношений с Грузией, под которыми понимается постепенная реинтеграция Южной Осетии в Грузию. Это требует внимательного подхода, так как не все неправительственные организации заинтересованы в развитии Южной Осетии».

ELN оценивает это заявление главы верхней палаты российского парламента как попытку перефокусировать внимание от сути договора на внутренних врагов, поддерживаемых американскими и европейскими финансами, которые предположительно хотят вернуть Южную Осетию в состав Грузии.

В другой своей статье ELN рассуждает о том, являются ли российские гарантии, следующие из нового договора, «оплатой» за активную поддержку Южной Осетией сепаратистов на востоке Украины.  Издание отмечает, что Южная Осетия направила «добровольцев», чтобы сражаться на их стороне.

При этом напоминает, что ЮОР поспешила первой признать проведенный в мае 2014 референдум, на котором население самопровозглашенной Донецкой Народной Республики проголосовало за свою независимость от Украины.

А еще пять месяцев спустя президент Южной Осетии Леонид Тибилов поздравил победителей прошедших 2 ноября выборов в парламенты и первых лиц ДНР и ЛНР и пообещал продолжать строить дипломатические отношения с этими регионами.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг

Не оставили без внимания заключение договора и в Брюсселе. На официальном сайте североатлантического альянса прямо в день подписания договора, 18 марта было опубликовано заявление генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга. В нем сказано, что «НАТО не признает так называемый договор о союзе и интеграции, подписанный Юго-Осетинским регионом Грузии и Россией 18 марта».

В заявлении отмечено, что данный договор затрудняет предпринимаемые международным сообществом усилия в целях укрепления безопасности и стабильности в регионе.

«Это нарушает суверенитет и территориальную целостность Грузии и противоречит международному праву, принципам ОБСЕ и международным обязательствам России. Это не способствует мирному разрешению ситуации в Грузии» - сказал генсек НАТО.

В конце заявления было отмечено, что альянс признает Абхазию и Южную Осетию частями Грузии, поддерживает ее международно признанные границы и продолжит взывать к России отозвать признание Абхазии и Грузии независимыми государствами, и вывести свои войска из Грузии.

Очевидно, в период наиболее сложных взаимоотношений России с Североатлантическим альянсом заключение договора о союзе с Абхазией и Южной Осетией является фактором, негативно сказывающимся на отношениях между Москвой и Брюселлем, однако переоценивать ее роль в этом плане не стоит.

В своем февральском материале немецкая Deutsche Welle рассуждает о том, что в период экономического кризиса России будет труднее выполнять взятые на себя обязательства по экономической поддержке Южной Осетии, учитывая что, как пишет издание, бюджет частично признанной республики на 90% формируется поступлениями из Москвы.

При этом Deutsche Welle приводит мнение политолога из МГИМО Вадима Муханова, что в 1990-е годы Грузия признала свою ответственность за конфликт с Южной Осетией 1990-1992 гг. и обязалась отстроить республику.

Согласно этому заявлению Тбилиси и Москва должны были делить меж собой цену восстановления республики. Треть должна была идти из России, а две трети из Грузии, однако она ничего не делает – следует из слов эксперта, приведенных немецким изданием.

Таким образом, Россия заключила договора о союзничестве с двумя закавказскими республиками, несмотря на то, что за последние почти два года намечалось постепенное улучшение отношений с Тбилиси. Уместно предположить, что бескомпромиссность Москвы в вопросе поддержания правосубъектности Абхазии и Южной Осетии обусловлена тем, что Грузия также не намерена свернуть с евроатлантического курса развития страны. В свою очередь, это значило бы для Тбилиси сведение на нет всех усилий во внешней политике за последнее десятилетие и отказ от определенных успехов, достигнутых на этом направлении и потому является неприемлемым.

Ильяс Букаров

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Госдума ратифицировала договор с Южной Осетией о союзничестве

Россия и Южная Осетия укрепили военно-политический союз

Маргвелашвили: Грузия вернет Абхазию и Южную Осетию мирным путем

Россия, Абхазия и Южная Осетия могут создать свой аналог НАТО

Президент РФ подписал законы о ратификации торговых соглашений с Абхазией и Южной Осетией

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия