Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Эйнулла Фатуллаев: «А в стране снова мятеж!»

Новейшая история Азербайджана движется и развивается по удивительной спирали. Можно вспомнить и логарифмическую спираль Декарта. Пристально наблюдая за новыми попытками азербайджанских оппозиционеров изменить политический статус-кво, мы, как и средневековые французские математики, пытаемся найти эту политическую кривую, обладающую свойством, подобным свойству окружности… И в этой окружности цепь событий, которая повторяется из года в год.

После многолетнего летаргического сна вновь проснулся азербайджанский политический протест. И от этой долгой спячки страну пробудило событие, которое стало неожиданным только для одной группы людей – власти. То есть, вот уже на протяжении нескольких лет как ведущие мировые экспертные агентства, так и мозговые центры предсказывали скорый крах нефтяной эры и мировой кризис перепроизводства.

Однако вознесенная миражом сиюминутного нефтяного счастья азербайджанская власть отказывалась верить в несокрушимость миража углеводородного государства. И этот час, о котором трубили лучшие умы мировой экономической науки – от Стиглица до Рубини, наконец, настал. Но даже после наступления краха нефтяной эры многие в нашей власти пытаются отогнать мысли о закономерной качественной трансформации мировой экономики, выискивая политический и даже конспирологический заговор вокруг «нефтяного коллапса». Слишком уж заманчивой и вожделенной была «эпоха легких углеводородных денег», чтобы от нее взять и в одночасье так небрежно отречься. Авось вернется? – пока этот плач по нефти раздается во всех коридорах и кабинетах власти, противники азербайджанского правительства перешли к конкретной программе действий.

Оставим плач власти по нефти ценителям и любителям сентиментальной развязки, и вернемся к спирали истории, так похожей на логарифмическую спираль Декарта. По азербайджанским регионам прокатилась серия небольших «народных выступлений», приведших к жизни казалось бы умерщвленную несколько лет назад азербайджанскую оппозицию.

От нефтяной иглы оказалась оторванной не только власть, но и общество. Десятилетие нефтяного блаженства превратило не только власть, но и общество в институт углеводородного потребления, обусловив полнейшую отчужденность не только от новых веяний мировой инновационной экономики, но и таких незыблемых экономических категорий «человеческого капитала», как конкуренция, предприимчивость, борьба и прочее.


Все лелеяли мечту о неисчерпаемости азербайджанской нефти, рассчитывая на продолжение летаргического сна и процветание общества всеобщего потребления.

Это был апогей всеобщего счастья, пик всеобщей беззаботности, кульминация всеобщего довольства. И вот эта архитектура азербайджанского дома устраивала как власть, так и общество. Единственным оторванным от этой нефтяной реальности отщепенцем и была азербайджанская оппозиция, грезившая постнефтяной эрой, как единственной надеждой на всеобщее пробуждение общества углеводородного потребления.
Все попытки оппозиции хоть как-то изменить умонастроения людей и настроить их против власти в эпоху великой нефти разбивались вдребезги о практическую реальность нежелания изменения статус-кво. Как только оппозиция всячески не изощрялась и не ухищрялась воспользоваться чужими плодами побед, паразитируя то на цветной революции либерализма, то на зеленом катаклизме исламизма, то на арабской весне, то на иранской зиме… Тщетно! Народ был влюблен в нефть! Но эта любовь оказалась изменчива, скоротечна, быстротечна, - впрочем, как и все в нашей жизни…

И вот в руки оппозиционеров попал новый исторический шанс – первое же испытание, своего рода постнефтяной экзамен, выпавший на долю Азербайджана, оппозиция решила использовать для изменения ситуации. Что такое для оппозиции изменение ситуации в Азербайджане?

Это формирование нового расклада, при котором толпы недовольных властью, вооруженных вилами и топорами идут крушить нынешнее правительство. И оппозиционеры выставляют эти толпы с вилами и топорами, как новое народное движение, несущее избавление от власти. Изменение ситуации для оппозиции – это идея свержения президента и правительства. Ничего более!


Пожалуйста, накануне в нескольких районах страны, горстка людей (от силы 200-500 человек), выступающая от имени народа, вооружается топорами и вилами и идет на власть. Пугачевщина, не более! Псевдополитический протест, выраженный в варварской жажде захвата материальных благ любой ценой!

Сотни людей жалуются на жизненные невзгоды после девальвации. Но, во-первых, девальвация в первую очередь ударила по интересам имущих классов. А они упорно молчат – о топорах и не помышляют. А во-вторых, неужто девальвация и повышение цен так быстро ударили по интересам неимущих классов? Неужто за 2 недели так сильно и круто изменилась жизнь бедноты? И настолько, что целый город Сиязань оказался не в силах обеспечить себя хлебом насущным? Скажем, хлеб стоил 30 копеек. И его цена повысилась до 40 копеек. Значит, все это время бедняк покупал хлеб по 30 копеек, и вдруг он не может найти еще 10 копеек и бросается на амбразуру? Эта же не та критическая сумма, ради которой азербайджанец, очнувшийся от нефтяного счастья, идет с вилами на вчерашнего благодетеля?! Почему вы оскорбляете наш интеллект?

Налицо протест не социальный, а именно политический! Политический, повторюсь, выдаваемый за социальный! И еще – так сложно поверить, что в одночасье во всех 6 уголках большой страны, люди, вооруженные одними и теми же лозунгами, похожими топорами и появившимся невесть откуда внезапным озарением ринулись строить народную власть.

Что же жаждет эта горстка, выступающая для народа и от имени народа? Вот эта горстка выступает против закономерного повышения цен, требуя возвращения нефтяной жизни, всеобщего потребления и довольства! И этих людей, подогреваемых оппозицией, которая при первом же подземном толчке вернулась к жизни, не убеждают никакие аргументы о мировом кризисе, упадке фондовых бирж в США и Китае, новых пузырях, а также идентичности и всеобщности проблем всех нефтяных стран.

Им все равно, что даже такие глыбы как Саудовская Аравия, Катар и Кувейт стали испытывать серьезный финансовый кризис. При этом из уст чумазых маргиналов раздаются призывы «брать Смольный» - штурмовать дворцы местных наместников – глав исполнительных властей. «Пусть продают свои дома и выплачивают нам сатисфакцию!», - и такие призывы среди толпы недовольных. Они привыкли к безболезненной нефтяной игле, по которой в их жилы и вливалась сама жизнь. Ведь они не утруждали себя борьбой, конкуренцией и предприимчивостью для выживания. И текла нефть по усам, и конечно же, в рот попадала…
Возникает вполне естественный и закономерный вопрос, озадачивший не только экспертное сообщество страны – а может ли этот так называемый «голодный бунт» (как его поспешила наречь оппозиция) изменить ситуацию в стране? А я задам вам встречный вопрос – вернемся к нашей спирали, и вспомним о почти таком же выступлении в начале смутных нулевых до наступления эры большой нефти во многих районах страны. Помните, как в 2002 году в Азербайджане прошла целая серия почти таких же выступлений во многих районах страны? Вначале был мощнейший по своей силе взрыв недовольства религиозных сектантов в Нардаране. Около 3 месяцев этот поселок, наводненный агентурой иранской муллократии, пытался выдать инспирированную Тегераном политическую провокацию за социальный протест граждан. До Нардарана восстал Шеки, до этого хижины объявили войну дворцам Джалилабада, потом весь Аран! Была и Набрань...

Помните? В Шеки обезумевшая толпа, подогреваемая оппозицией, даже сожгла административные здания. К чему привели так называемые «народные выступления»? Власть не дрогнула, не отступила ни на йоту перед надвигающейся дикой стихией «народных мстителей» из армии пугачевщины.
Поверьте, что в сравнении с выступлениями во времена нулевых, нынешний «проснувшийся протест» - это бледная копия, мелкая искорка, раздутый несколькими оппозиционерами жалкий костер. Это не народный бунт, а все та же ничтожная попытка всколыхнуть общественный протест и народный гнев. Но его нет!

И откуда ему появиться, если главным и самым большим критиком этой же власти является сам президент Ильхам Алиев.


Его выступления перед министрами изобилуют острыми и бескомпромиссными аргументами, глубокими аналитическими выкладками о создавшейся ситуации в стране.

Алиев ничего не скрывает, он честен перед народом, самокритичен и более того – сам готов возглавить протест против тех, кто грабит народ, распиливает бюджет и неспособен воспринять и поддержать пакет реформ. Алиев облечен верховной властью, но он со своим народом. Он искренен, честен и справедлив.
И лишь справедливость обращает его праведный гнев против самых близких и испытанных годами совместной борьбы министров, кто поворачивается против народа. Ильхам Алиев – это тот президент, у которого никогда не было друзей, ибо он служит народу.

Алиев не дрогнул, уничтожая основу основ своей системы – МНБ, которое было против народа. Алиев открыто называет имена других преступников из Министерства связи – своих недавних соратников. Он бросает гневный взгляд на тех министров в своем окружении, кто все еще покровительствует чоболям-монополиям, бросающим вызов собственному народу… И вокруг много, много, много отсеченных голов казнокрадов, воров и предателей.

А в стране снова мятеж! И почему мятежные ищут бури, ведь в буре нет покоя… Безмятежные нефтяные времена остались позади, на страну надвигаются беспокойные времена, политические бури. И президент хладнокровно выстоит перед всеми бурями. До тех пор, пока народ с ним. До тех пор, пока он во главе народа…

.

haqqin.az

Дайджест

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

The Hill: Запад бросил Азербайджан на съедение «русскому медведю»

Президент Алиев - о продажных элементах

Азербайджан огрызается?

Милрад Фатуллаев: Гимринская цепь разомкнута

Рустам Ибрагимбеков не вернется в Азербайджан из-за возможных преследований

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия