Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Даргино-ногайский мир под угрозой?

В Нефтекумске даргинцы протестуют против ареста их депутата, обвиняемого в подрыве двух известных ногайцев

Дагестанская община села Махмуд-Мектеб Нефтекумского района Ставрополья выразила протест против нарушений закона при расследовании дела о подрыве в 2013-м году двух ногайских лидеров – директора ООО «Махмуд-Мектебское» Гадильбека Шиндяева и депутата районного совета Султана Аджахметова. В преступлении обвиняется уважаемый всем селом депутат-даргинец Магомед Сулейбанов, который не получил от этого никакой выгоды. Его арест, как считают протестующие, разжигает межнациональную рознь. Впрочем, лидер ногайцев Заурбек Шерпеев с этим не согласен.

«Жесви – Сулейбанов М.Р.»

Накануне в Нефтекумске состоялось собрание представителей даргинской общины востока Ставрополья и жителей села Махмуд-Мектеб, недовольных уголовным преследованием сельского депутата Магомеда Сулейбанова, а также жителя Дербента Запира Ибрагимова.

Власти в четвертый раз запретили им проводить митинг, поэтому организаторы акции согласились на скромное мероприятие в стенах Дворца культуры рядом с центральной площадью.

В полутемном зале собралось около 400 человек. Многих пришлось отговорить от участия в акции, чтобы не нарушать требования мэрии.

Месяц назад на митинг планировали позвать полторы тысячи граждан, небезразличных к происходящему. Все они уверены, что даргинский депутат незаконно удерживается под стражей.

Вчера люди пытались донести эту мысль до силовых структур, надзорных органов и даже президента России.

«Господа силовики! Кто заказал у вас за миллионы Сулейбанова и Ибрагимова? Ищите убийц среди заказчиков!», – призывал один из плакатов.

«Уважаемый прокурор Нефтекумского района! Учите российское законодательство, чтобы знать, нарушены ли права граждан!», – советовал другой лозунг.

«Путин! Мы верим в вас, мы поддерживаем ваш курс. Это коррумпированные чиновники на местах компрометируют вас перед народом!», – заверяла надпись под портретом Владимира Владимировича.

Многие держали в руках плакаты с надписью «Жесви – Сулейбанов М.Р.», потихоньку интересуясь друг у друга, что же означает «жесви», и причем здесь французские карикатуристы.

Следственный тупик

Неделю назад суд по делу Магомеда Сулейбанова продлил срок содержания его под стражей еще на три месяца. Четыре месяца он уже провел за решеткой, но следствие пока не нашло прямых доказательств того, что именно он заказал убийства своего друга Гадильбека Шиндяева и почти незнакомого ему Султана Аджахметова.

Обвинение построено на том, что дагестанские жители Запир Ибрагимов, который, торгуя автомобилями, часто перемещался по регионам Северного Кавказа, а также объявленный в розыск Запир Омаров накануне убийств посещали Нефтекумск и меняли сим-карты в телефонах. Это основное доказательство их вины.

Запир Ибрагимов в содеянном не признался даже под пытками электрическим током. Информацию о том, что в СИЗО из него жестоко выбивали показания, уже, по словам организаторов собрания, подтвердили проверки.

Бабушка Запира Ибрагимова
Магомеду Сулейбанову Запир приходится родственником, и поэтому следствие сочло депутата возможным заказчиком убийств.

А мотивом преступления называется ссора шестилетней давности между двоюродным братом Сулейбанова и руководителями СПК «Возрождение» Шандиевым и Аджахметовым. СПК лишило животноводов земли вокруг кошар, и взрывы якобы были возмездием.

Между тем сам Магомед Сулейбанов был единственным животноводом в селе, которого не лишили прописки в период кампании по выселению даргинцев. С Шандиевым он был настолько дружен, что тот за пару дней до убийства обещал передать ему под пастбища 200 гектаров земли. Личной выгоды от смерти директора хозяйства депутат не получил никакой.

Несмотря на шаткие доказательства в декабре прошлого года, спустя полтора года с момента преступления, Сулейбанова задержали. Наутро после ареста депутата к нему пришли с обыском, и в чисто вымытой накануне комнате нашли под кроватью гранату.

Законное ружье за шкафом во время семичасового обследования дома так и не обнаружили. Позже его забрал участковый. 

Не занесли в протокол и патроны, которые нечаянно заметила супруга задержанного, открыв бельевой ящик по требованию полицейских. Она сделала вид, что их там нет, а позже они куда-то сами исчезли.

В понятые полицейские пригласили не соседей, не строителей, а свою должницу, ранее сидевшую за мошенничество женщину.

Все это наталкивает на мысль, что оружие в доме депутата нашли с единственной целью – оправдать заключение под стражу, так как доказательств против него нет, и на рецидивиста он явно не похож: на его совести нет даже административных преступлений.

Назначен виновным

Адвокаты, родственники и просто односельчане, считают дело шитым белыми нитками.

Один из защитников Магомеда Сулейбанова Гасан Шамхалов на собрании в ДК Нефтекумска подчеркнул, что процессуальные нормы были нарушены и при аресте депутата, обладающего неприкосновенным статусом, и при обыске, и во время судов.
Гасан Шамхалов
«Все постановления, вынесенные сотрудниками правоохранительных органов, судебные акты были обжалованы в вышестоящую инстанцию. Мы указывали на серьезные нарушения норм права. Однако наши доводы не были поддержаны. Мы были вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека», – рассказал он.

Последние события напомнили репрессии 37-х годов двоюродному брату арестованного Магомеду Курбанову.

«Приходят под дулом автоматов вытаскивают детей из дома, словно спецоперацию проводят, – возмущался он.

- И на суде Магомед рассказывал, назвав даже имя сотрудника, который ему предложил: "Если ты не возьмешь на себя организацию убийства, скажи на кого-то другого. Иначе у твоих детей в карманах обнаружат наркотики или что-то найдут дома”. На следующий день у него нашли гранату».

Брат жены Сулейманова Гасан Курбанов 30 лет проработал оперативником в милиции. Именно он посоветовал сделать генеральную уборку после ареста. Все его жалобы на нарушения при обыске были отклонены.

«В деле пишут: "Сулейманов – крупный коммерсант”.  Это нищий коммерсант, – заверил он. -  У него дом – три саманные комнаты полтора метра высотой. У него два совершеннолетних сына, которых он не может женить. Дочку замуж выдал – взял миллион рублей кредита и до сих пор его выплачивает».
Раиса Лойко
Соседка Сулейбанова, Раиса Яковлевна Лойко, прожившая с ним под одной крышей 15 лет, считает, что с Магомедом Рабадановичем поступили несправедливо:

«Весь аул наш до сих пор в шоке. Самый миролюбивый человек обвиняется в тяжком преступлении».

По ее словам, в Нефтекумском районе с законностью вообще «дело яман», что по-ногайски значит, «дело плохо».

Председатель Совета старейшин Нефтекумского района Али Саидов в свою очередь заявил, что все происходящее вокруг этого уголовного дела можно назвать «процессуальным беспределом». 

Подозреваемого он считает порядочным и культурным человеком. 

«Он на протяжении многих лет помогал своим землякам стать нормальными людьми, чтобы они цивилизованно строили отношения с руководством хозяйств и района, – напомнил он. – И как такой человек может пойти на убийство своего близкого друга?».

Кому выгодно?

Неоднократно на собрании звучали требования, проверить, кто получил материальную выгоду после смерти Шандиева и Аджахметова.

По одной из версий, преступления могли быть связаны с расколом среди ногайских лидеров. В «Справке по результатам дополнительных оперативно-розыскных мероприятий», которая попала в распоряжение КАВПОЛИТа, сказано, что Султан Аджахметов планировал объединить сельхозпредприятия четырех сел и назначить директором Гадильбека Шандиева.

«Указанные планы шли вразрез с планами Заурбека Шерпеева, который намерен был организовать и возглавить в Нефтекумском районе зерновой холдинг. На создание данного предприятия Заурбеку Шерпееву не хватило земель сельхозназначения. Планы Султана Аджахметова были известны Заурбеку Шерпееву и шли вразрез с его интересами», – говорится в документе.

Однако версия, в которой фигурирует глава национально-культурной автономии ногайцев

Ставропольского края, не получила подтверждения в ходе проверки.
Еще одну версию связывают с разворовыванием бюджетных средств.

«Если они хотят найти убийцу, пусть проведут аудиторскую проверку, пусть проверят хозяйства и те миллионы, что ими были получены, – отметил Магомед Курбанов. – И кому они достались, пускай узнают».

Гасан Курбанов пояснил, что по слухам в районе украдено около миллиарда рублей бюджетных денег, и, вероятно, убийства произошли «на почве дележа». 

«Пришел человек в прокуратуру и случайно оказался свидетелем разговора одного из погибших: "Давай мы тебе поможем, дадим маленький срок, а ты согласись на возбуждение уголовного дела по незаконному расходованию бюджетных средств”.

Этот человек открыл ногой дверь и ушел, несогласный. Он вышел из прокуратуры, утром его во дворе подрывают. Вот откуда взялись профессиональные подрывники в нужное время и в нужный момент», – полагает бывший оперативник.

Мосты разрушены, а дружба – нет

В убийстве ногайца специально, как заявляют участники собрания, обвинили дагестанца, чтобы посеять межнациональную рознь и выселить даргинцев с востока края. Тем более что такая судьба уже постигла хутор Мурзабек, все население которого лишили прописки.

Изучая ситуацию с положением своего народа в Нефтекумском районе, Гасан Курбанов обнаружил, что разрушены три моста, ведущие в Дагестан.

«На 7 км была дорога, а сейчас надо ехать 70 километров, – рассказал он. – Разрушены кубки для дезинфекции животных. Канавы, которые копали общим трудовым фронтом, создавая орошаемые земли, засыпали бульдозерами, чтобы воспрепятствовать труду этих людей. Около 2 тысяч человек с животноводческих комплексов выписаны с целью выдворения из Ставропольского края и изъятия у них земель под кошарами».

Не хватает только идеологического обоснования, чтобы создать атмосферу враждебности по отношению к даргинцам.

Однако опасения о том, что преследование Сулейбанова нарушит межнациональный мир на востоке Ставрополья, лидер ногайцев Заурбек Шерпеев напрочь отверг.

«Почему же арест до сих пор не повлиял на межнациональные отношения? Его же не вчера арестовали, – отметил он в комментарии корреспонденту КАВПОЛИТа. – Если заинтересованные люди, его родственники, не раскачивали ситуацию, то ничего не изменилось за четыре месяца в отношениях между ногайцами и даргинцами. Никаких проблем у нас нет.

Если он виновен – органы докажут его вину, и суд будет решать. При чем здесь отношения двух народов? И я не скажу, что весь даргинский народ поддерживает Курбановых. Мы как работали, так и работаем, как дружили, так и дружим».

В доказательство своих слов Заурбек Шерпеев пригласил всех желающих посмотреть на скачки в Тукуй-Мектебе, которые состоятся 25 апреля, в ногайский праздник Сабантуй, и в которых будут участвовать и ногайцы, и даргинцы.

Кавказская политика

ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Дагестанцы на траурном митинге потребуют наказать офицера МВД за убийство

Ногайское население на востоке Ставрополья восстает. Кто и зачем их толкает к бунту?

Считавшийся похищенным уроженец Табасаранского района Дагестана найден убитым в Ставропольском крае

МВД: 20 жителей Дагестана вступили в незаконные вооруженные формирования

Дагестанские народы проводят свои съезды…

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия