ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА
Rus Eng

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

«Нас будут, мягко говоря, покусывать»

Милрад Фатуллаев о причинах и необходимости встречи журналистов с Владимиром Васильевым

«Нас будут, мягко говоря, покусывать»

Милрад Азизович, не так давно состоялась встреча Владимира Васильева с представителями СМИ, на которой присутствовали Вы, как главред РИА «Дербент». На Ваш взгляд, что было главной целью этой встречи?

Когда нас пригласили, было заявлено, что Васильев будет встречаться с представителями электронных СМИ. Но когда мы пришли на встречу, оказалось, что это не совсем так - представителей русскоязычной электронной журналистики в Дагестане всего три. Это РИА "Дербент", РИА "Дагестан" и "Черновик". Остальные были печатными газетами, имеющими электронную версию. Но, тем не менее, эта встреча с журналистами и редакторами изданий состоялась в широком формате, с участием даже блогеров. На моей памяти это вторая такая встреча в период работы нового руководителя Дагестана.

Васильев Абдуалиевич сам обозначил главную задачу мероприятия – «поговорить по душам», рассказать о себе, о своей работе, планах и переживаниях. Он рассказал о своей жизни, детстве - как он жил, рос, работал, какие сложности были у него в жизни, что планирует сделать в Дагестане. Он хотел совершенно искреннее представить себя человеком более близким и понятным для журналистов, а через них и всему народу Дагестана. Затем он ответил на вопросы журналистов.

Скорее всего, эти встречи будут регулярными. Его задача на неопределенный период времени, возможно, пару лет, как мне кажется, - наладить хорошие, конструктивные, теплые отношения с медиа-сообществом, потому что те перемены, которые сейчас происходят в Дагестане, могут привести к тому, что будет оказываться сопротивление со стороны старой элиты. И он хочет через журналистов найти понимание у дагестанского общества тех процессов, которые происходят и еще будут по нарастающей происходить в Дагестане. Характерезуя эту ситуацию Васильев заметил, что сопротивление части старой гвардии и части бизнес-сообщества, не желающих перестраиваться на законный лад, будет нарастать. «Нас будут, мягко говоря, покусывать» - отметил он.

Васильев уделил особое внимание выводу экономику из тени и повышению собираемости налогов. Более того, 15 марта на встрече с представителями строительного бизнеса он поставил достаточно жесткое условие - либо уголовная ответственность, либо уплата налогов. Насколько в реалиях Дагестана выполнима столь амбициозная задача, чтобы весь бизнес вышел из тени и платил налоги? Ряд экспертов-экономистов считает, что жесткие условия могут ударить по малому и среднему бизнесу республики.

Я думаю, что таких жестких ударов и мер не будет предприниматься. У Васильева скорее отеческий подход во всех тех изменениях, которые он проводит в Дагестане по указанию Президента Путина. Васильев понимает, что в ситуации, которая сложилась в регионе, когда республика оказалась фактически в разваленном состоянии и было не на что опереться для того, чтобы начинать преобразования - приходится приглашать кадры из-за пределов Дагестана. Он понимает, что такая ситуация сложилась примерно
за последние 20-30 лет, и не все те, кто оказался вовлеченным в старую систему в этом обязательно виноваты. Система была такая. Поэтому Васильев не собирается решать что-то в некой ультимативной форме, несмотря на определенные заявления, по которым может так показаться.

Он, во-первых, разговаривает со всеми, пытается объяснить ситуацию, которая сложилась в Дагестане. Во-вторых, пытается разъяснить стоящие перед республикой задачи, найти взаимоприемлемые в нынешних условиях решения, договариваться вместе с бизнес-сообществом и договариваться о том, чтобы работать законно, выходить из тени. Предлагает ситуацию и проблему – обсудить, договориться и начинать работать по-новому. На это он дает сроки. Во многих вещах он исповедует индивидуальный подход.

То есть, Вы считаете, что вывод экономики из тени - выполнимая задача?

В абсолютном виде она не решена нигде в России. И когда Васильев говорит о выполнении этой задачи, он отмечает, что он не идеалист и не романтик, и речь идет о приведении Дагестана в соответствие хотя бы со средними показателями по России по собираемости налогов, доли бизнеса в тени. Понятно, что на сто процентов вывести бизнес из тени невозможно, этого нет нигде в мире. Где-то этот сектор больше, где-то меньше.

Когда рабочий за постройку частного дома получает на руки наличные деньги, он не платит с них налоги - это тоже часть теневой экономики. Услуга оказана, оплата получена, а налог на доход с нее не уплачен. Но ситуация уже заметно поправляется. К первому кварталу текущего года собрано дополнительно плюс 1 млрд рублей налогов. И этот миллиард останется в Дагестане: федеральный центр указал, что дотации не будут сокращать на величину дополнительно собранных в Дагестане налогов. Но опять-таки, миллиард - это очень мало. Такая сопоставимая с Дагестаном по численности населения республика, как Татарстан, в день собирает один миллиард рублей налогов.

На встрече с журналистами Васильев сказал, что у него есть материалы о нарушениях на сто руководителей, имея в виду, очевидно, что эти люди будут привлекаться к ответственности. Как скоро, по Вашему мнению, ждать следующей волны задержаний?

Васильев сказал, что нет задачи «непременно сажать, но есть задача привлечь руководителей к ответственности за свою работу» за те функциональные обязанности, которые возложены на руководителя. Если этого не происходит, то уже тогда начинает работать система, правоохранительные органы.

Поэтому, когда Васильев собирает предпринимателей или чиновников, он объясняет ситуацию и говорит о том, что необходимо менять стиль работы, подходы, основываться на законе и т.д., и пытается найти с ними этот самый механизм. Конечно, можно всегда привлекать правоохранительные органы, но этот процесс трудоемкий и долгий, одно уголовное дело длится полтора-два года, а то и больше, а во-вторых, это затратно для государства. Потому что целые следственные группы, суды и пр. работают со всеми вытекающими отсюда расходами по какому-то определенному эпизоду. Проще убедить этого чиновника в том, чтобы он вышел на путь деятельного
раскаяния, когда он своими действиями пытается минимизировать тот ущерб, который он нанес, и полностью изменить принципы своей работы.

В этом случае Васильев обещает, что по каким-то их нарушениям будет осуществлена своего рода амнистия. Нет никакого сомнения в том, что материалы на сотню руководителей имеются - масштабы дагестанской коррупции таковы, что этих материалов может быть значительно больше, нарушения совершаются порой совершенно неприкрыто. Но не факт, что по всем им будут возбуждены дела. Все зависит от поведения тех руководителей, к которым есть вопросы у правоохранительных органов.

Какие еще важные вопросы были затронуты на встрече?

На вопрос о том, сколько времени он будет оставаться в Дагестане, Васильев ответил, что останется столько времени, сколько понадобится для решения поставленных президентом задач, а также для решения тех задач, которые наметились уже по ходу пребывания в Дагестане. А уже после ухода из Дагестана будет способствовать тому, чтобы начатые в республике преобразования и предпринятые усилия имели логическое продолжение и запланированный результат.

Также речь шла об одном из предприятий, которое фактически довели до банкротства - о радиозаводе имени Плешакова в Избербаше. Завод, скорее всего, будут пытаться спасти, хотя там большие долги, около 40 млн, из которых 26 по зарплате. И, конечно же, будут обращать внимание на ситуацию в Дербенте, где на наших глазах уничтожается флагман дагестанского станкостроения - Дербентский завод шлифовальных станков. Здесь существует большая проблема, потому что за уничтожением этого предприятия, а также за проблемами другого характера - обманутыми дольщиками, например, стоит их однопартиец, единоросс, депутат Госдумы Мурад Гаджиев. Где будет проходить «красная черта» по наведению порядка? До деятельности Гаджиева или после?

Вопрос в том, как эту проблему будут решать власти - она будет затрагивать только средний и мелкий бизнес или она серьезно затронет и крупный бизнес, будут ли «терпилы» и неприкасаемые в этой политике, будет ли объективный подход распространяться на всех по принципу справедливости.

Как вы считаете, насколько регулярными будут встречи Васильева с представителями СМИ и что они могут дать обеим сторонам?

Мы относимся не к бюджетным СМИ, поэтому хотелось бы равного отношения к государственным и частным СМИ. Дело в том, что частные СМИ эффективнее, быстрее, оперативнее и дешевле. Примерно в 10-12 раз они эффективнее государственных на каждый вложенный рубль. И уровень доверия к частным СМИ в Дагестане намного выше, чем к государственным. Но при этом, почему-то, в восприятии правительства бюджетные СМИ - это «свои».

Когда Васильев только пришел в Дагестан, он вначале даже допустил такую формулировку, что мы будем встречаться со всеми журналистами, в том числе и с «оппозиционными». Но в Дагестане нет оппозиционных СМИ, если только не считать газету Коммунистической партии в Дагестане. Второе - это работа правительственных
информационных служб. Разница в отношении к государственным и частным СМИ проявляется и в доступе к правительственной, официальной информации.

Порой бывает так, что на мероприятия приглашают одних и не приглашают других. Информация, имеющаяся у правительственной пресс-службы, попадает почему-то даже не на сайт правительства, а на РИА "Дагестан". Такой сегрегационный подход нужно исправлять. Сами встречи, я думаю, будут проходить достаточно регулярно. На мой взгляд, возможно, даже раз в месяц. Они будут иметь своей целью объяснение того, что происходит. Событий очень много, все они громкие. И бизнес, и чиновники, да и вообще общественность Дагестана находится в некоторой растерянности. Необходимо встречаться, обсуждать и информировать о деятельности правительства и главы Дагестана.

Общественность пока не совсем понимает, как будет меняться ситуация, до каких пределов. А что касается СМИ и журналистов, им необходим профессиональный разговор. Когда пресс-служба говорит, что будет встреча с представителями электронных СМИ, значит надо проводить встречу с представителями электронных СМИ, а не собирать всех, включая блогеров. Предметного разговора не получится.

Это совершенно разная журналистика: и принципы работы, и проблематика. И нужна такая встреча, на которой были бы представители и государственных, и частных СМИ, где они могли бы обсудить проблемы развития журналистики в Дагестане вообще. А то, я так вижу, что правительство под развитием журналистики понимает поддержку государственных СМИ. Это ошибочный подход, потому что и частные СМИ, и государственные - российские, они служат общим целям, и к ним необходимо применять равный подход.

Беседовал Асрет Ибилкасумов

.

.

Возможно Вам будут интересны:

Владимир Васильев строителям: «Либо уголовная ответственность, либо заплати ...

Владимир Васильев: Я мести не боюсь!

Васильев недоволен темпами погашения задолженности по зарплате в Дагестане

Владимир Васильев сообщил о скорых кадровых изменениях в республике

Со следующего года в дагестанском правительстве ожидаются крупные перестано ...

Комментарии (0)