Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Госсовет: десять лет спустя

Рамазан Мамедов о важности коллегиального органа власти для современной РД

Еще 10 лет назад в Дагестане была иная конструкция государственной власти, при которой у региона был коллективный глава и представлен он был таким органом власти, как Госсовет, в который входили представители 14 народов Дагестана.

Госсовет РД, будучи уникальным явление для всех субъектов Российской Федерации, в самом Дагестане считался весьма логичным и легитимным, поскольку и сама республика тоже уникальная – здесь проживает свыше 30 этносов, а официальный статус получили аж 14 языков – тоже безусловный рекорд по стране. А значит, всем им надо обеспечить представленность в высшем руководстве республики.

Однако в 2006 году коллективный Госсовет был расформирован, а его место заняла новая должность персонального характера – Президент Республики Дагестан. Вместе с этим степень вовлечения народов Дагестана в его политическую жизнь сошла практически на нет.

В этой связи мы провели беседу с бывшим членом Госсовета РД Рамазаном Мамедовым, в ходе которой, в частности обсудили вопросы актуальности возрождения коллегиального управления Дагестаном.

Отметим, что данное интервью подготовлено в рамках скорого издания книги «Государственный совет Республики Дагестан сквозь призму современности».

Предлагаем вашему фрагмент данного разговора.

Для справки: Мамедов Рамазан Шахбанович: родился 5 мая 1954 года. Является уроженцем Рутульского района. Доктор экономических наук, замдиректора НИИ Сельского хозяйства (1982-1992), член Госсовета РД (1998 - 2006), замминистра экономики РД (1999-2001), являлся Постоянным представителем РД при Президенте РФ.

Рамазан Шахбанович, расскажите пожалуйста о том, как вы стали членом Госсовета. Были ли у Вас конкуренты на выборах? Какие у Вас были тогда партийные или идеологические предпочтения (коммунистические, социал-демократические, праволиберальные, национал-патриотические и т. п.), в состав каких партий Вы входили?

Я был избран членом Госсовета РД в июне 1998 года. Решение принял по совету друзей, коллег, родственников и земляков-цахуров. В это время я работал Управляющим Московского филиала МИКБ «Анжибанк» в г. Москве.

На тот момент мои политические взгляды были ориентированы во многом (как у бывших членов КПСС) на сильное социально-ориентированное государство. Вместе с тем было четкое понимание необходимости системных реформ в стране, интеграцию с мировой социально-экономической системой, создание конкурентоспособной рыночной экономики.

Тогда в состав каких – либо партий или общественно - политических объединений я не входил. В ту пору не было и твердо определенного политического курса как у государства в целом, так и внутри Республики Дагестан. По сути стояла задача окончательного демонтажа экономических и политических устоев советского государства и строительства чего-то нового. Но формат этого «нового» строя никто себе четко не представлял.

Были ли выборы в Госсовет по-настоящему конкурентными? Были ли угрозы в Ваш адрес или других кандидатов в члены Госсовета?

Да, действительно, в то время выборы в Госсовет были конкурентными и яркими. В Республике активно шли процессы преобразования экономики, политического обустройства общества. Люди хотели перемен, и все граждане активно в этом участвовали, видя реальную надежду на изменения в лучшую сторону. Хотя в те годы криминализация в обществе была крайне высокой, никаких угроз в мой адрес не было. Видимо, все хотели радикальных перемен, стабильности и правопорядка. Хотя мы часто осуждали криминал, не исключаю, и среди них были те, кто желал иметь спокойную жизнь, но волей судьбы оказался втянут в преступные связи. Обычно криминал всегда процветает в эпохи больших перемен, потрясений и слабости властных структур на фоне отсутствия сильного правового государства в целом.

Какими вопросами при работе в Госсовете Вы занимались в большей степени и были ли рассмотрены и приняты решения по Вашим предложениям?

В рамках работы Госсовета на начальном этапе я курировал достаточно широкий круг вопросов. В частности, проводил работу на местах, в районах. Выезжал в Магарамхюрский район по урегулированию земельных конфликтных споров, вел переговоры с молодежью по этому вопросу. Выезжал в Рутульский р-н для оказания содействия по организации проведения выборов в законодательные органы, а также для решения возникающих спорных вопросы по земельным, хозяйственным и кадровым вопросам. Выполнял всевозможные поручения руководства республики в Москве. Неоднократно содействовал дагестанцам в Москве и Области в решении вопросов делового характера, урегулировании конфликтов, оказания медицинской помощи, по учебе и т.д.

Кроме того, как член Государственного Совета, во время вторжения чеченских боевиков-сепаратистов в Дагестан в августе 1999 года я совместно с активистами «Дагестанцами – патриотами» помогал отправлять из Военного аэродрома «Чкаловский» в Республику военнослужащих-добровольцев из числа дагестанцев, проходящих службу в рядах вооруженных сил РФ. Посещали раненых бойцов в Госпиталях МВД и МО РФ. Все это было еще до назначения меня постоянным представителем Республики Дагестан при Президенте Российской Федерации в ранге Вице – премьера правительства.

Чем руководствовались лично Вы при принятии решений о назначении и освобождении А. М. Мирзабекова и X. И. Шихсаидова от должности Председателя Правительства РД?

В период освобождения Мирзабекова А.М. и назначения на должность Председателя Правительства Шихсаидова Х.И. я не был членом Госсовета Республики и, к сожалению, не могу по этому поводу ничего существенного сказать.

В какой мере, на Ваш взгляд, соблюдался принцип коллегиальности при принятии решений? Почему почти все решения на заседаниях Госсовета принимались единогласно? В какой мере на Ваших решениях сказывался авторитет М. М. Магомедова, а также М. Г. Алиева, который недавно в интервью заявил, касаясь взаимоотношений с Председателем Госсовета, что «какие бы разногласия у нас ни были, мы были едины в том, что судьба Дагестана — только в составе Российской Федерации и вне России сохранить целостность республики будет очень трудно. Вы были одного мнения и в вопросах сохранения единства Дагестана»?

Принцип коллегиальности во многом зависит и от стиля и методов работы руководителя. Поэтому, учитывая человеческие качества, волевой характер и справедливость Магомедали Магомедовича Магомедова, у него сформировался этот принцип коллективного управления. Его особые черты характера сформировали и определили стиль его работы. Хочу при этом особо отметить отсутствие у него мстительности, злопамятства, а так же его уважение и искреннюю любовь к людям, заботу о них. Это были его главные принципы, которые и оказались востребованными в тот период работы Госсовета. Править – это быть ответственным за всех, над кем правишь.

По второй части вопроса: единственный правильный путь для Дагестана - быть в составе России. Удивительно, но факт - за прошедшие два столетия Дагестан не знает ни одного случая, когда его народы враждовали бы между собой по каким бы то ни было вопросам и проблемам. Здесь, конечно, значительную роль играли народные институты, такие, как советы старейшин, сходы, многовековые традиции дагестанцев сплотившиеся их. Надо признать - разные народности живут в Дагестане, но народ в целом абсолютно един. Да, разные языки, наречия, некоторые обычаи немного другие, но в целом это один единый народ, выросший на фундаменте гор.

Дагестанцы по велению Всевышнего и мудрости наших предков приняли подданство Российской империи еще в 18 веке. Это большое достояние наших народов. Вспомним, как дагестанцев использовали в своих интересах Турция и Персия, как старались натравить их против России и друг против друга. Дагестан – маленькая, красивая, достойная частица Великой России, вот эта гордость должна быть в каждом дагестанце - россиянине. То, что сегодня, может быть, не все получается, это проблемы власти, чиновников, неумелых руководителей. На мой взгляд, это издержки затянувшегося переходного пореформенного периода. Это серьезная проблема. И для того, чтобы успешно противостоять вызовам современности, правителем Дагестана 21 века должен быть очень образованный, умный, честный человек, знающий почти все: политику, историю, экономику, хозяйственные дела, психологию, особенности каждого народа, не злопамятный, не мстительный, справедливый и заботящийся о дагестанцах. Тогда у нас все будет прекрасно.

Какое решение Госсовета с Вашим участием по экономическим, социальным, внешнеполитическим и внутриполитическим вопросам представляется сейчас наиболее сложным и неоднозначным? Были ли случаи, когда необходимость (или требование) единогласия, консенсуса мешала принять нужное, на Ваш взгляд, решение?

Самое интересное событие на моей памяти было, когда я уже работал Постоянным Представителем Республики при Президенте Российской Федерации в 2002 – 2003 году. В Постпредство приезжала делегация из Посольства Республики Грузия, в бытность послом З.И. Абамидзе. Делегация обратилась от имени Президента Республики Грузия Э.А. Шеварднадзе с просьбой к Председателю Госсовета Дагестана Магомедову А.М. стать посредником по урегулированию сложных политических отношений между Российской Федерацией и Республикой Грузия. Это, конечно, был очередной триумф в политической биографии Магомедали Магомедова и в истории республики, признание его авторитета как выдающегося политика. Я тогда докладывал в Администрацию Президента РФ, МИД РФ, лично Председателю госсовета РД, нами была проведена определенная работа по этому вопросу. Но данная тема не получила дальнейшего разрешения по ряду причин. Это был особо интересный момент в моей жизни, где я имел возможность заглянуть за «занавес» глубоких политических процессов, происходящих в стране. Другие важные экономические, политические и социально значимые вопросы и проблемы до вынесения на обсуждение Госсовета проходили определенную экспертизу, изучение в низах и т.д., чтобы не было сильного недопонимания и разногласия среди его членов.

А какое из принятых с Вашим участием решение считаете наиболее важным и успешным для республики? Самым важным для Вас лично?


Думаю тогда, в эпоху самых сложных перемен и событий, много было очень важных, насущных вопросов, обсуждаемых и решаемых в Госсовете во благо мира и согласия между народами Дагестана. Думаю, не лишним будет еще раз отметить, что для нормального дагестанца самое главное мир, согласие, дружба между людьми. Это основа стабильности, которая позволяет создать средний класс предпринимателей, дать возможность всем работать, зарабатывать и жить достойно.

Были ли решения Госсовета, которые Вы считаете ошибкой и почему? Может, это решение отказаться от принципа ротации на должность Председателя Госсовета по национальному принципу, принятое в 1998 году?

Да, на мой взгляд, сегодня можно сказать, что было ошибочным решение отмены принципа смены должности Председателя Госсовета. Нужно, чтобы данную должность занимал член Госсовета не более одного срока – 4 года, а также чтобы при выборах Председателя Госсовета представители разных народностей имели право быть избранными. На мой взгляд, принцип ротации на должность Госсовета должен был стать конституционной нормой, постоянной и незыблемой. В таком случае была бы обеспечена политическая стабильность в республике, а работа Госсовета была бы плодотворнее.

Мог ли Госсовет провести земельную реформу более оптимально, учитывая перспективы аграрного сектора в Дагестане?

Земельные реформы в Дагестане - это самый сложный и опасный вопрос на сегодняшний день. Для ее успешной реализации нужны десятки лет реформ, формирования нового мышления и нового образца дагестанца 21 века - интернационалиста, рыночника и демократа. Тогда сложность земельного вопроса и отпадет сама собою.

Сравните, пожалуйста уровни коррупции во времена Госсовета и сейчас. Выступал ли Госсовет, как коллегиальный орган, фактором ее сдерживания?


На мой взгляд, только совершенная рыночная экономика и создание институтов демократического государства позволят безболезненно решать эту задачу. Самая страшная трагедия для любого общества – это коррупция. Многие еще не понимают до конца, насколько глубока и опасна эта проблема, и какие влечет за собой последствия.

Думаю, коррупция опаснее и разрушительнее всяких техногенных природных катастроф, эпидемий, разрушений. Коррупция уничтожает дух, культуру, ум, гордость, любовь и все человеческие ценности. Когда люди осознают все истинные последствия этого феномена, думаю, свершится нечто особенное в обществе и мировоззрении человека.

Коррупция – это раковая опухоль социума. Пораженные ей общество и государство обречены. Следствий у нее очень много, если говорить о Дагестане, - это радикальный ислам, преступность, отсутствие человеческой культуры, любви и взаимопонимания в обществе.

Безусловно, Госсовет последовательно и постоянно стоял преградой, фильтром по борьбе с этим злом, но следует отметить, что в ту пору была масса проблем в стране в целом. Центральная власть страны сама находилась в «агонии реформ», экономических и политических, к этому добавилась война в Чеченской Республике и многие другие проблемы. Поэтому полностью решить все вопросы коррупции было практически невозможно, особенно в одном отдельно взятом субъекте страны.

Уровень коррупции сегодня в Дагестане заметно превышает параметры того времени, она уже глубоко прошла во все органы государственной власти Республики, что вызывает особую тревогу за будущее региона.

Расскажите о случаях, когда Вам приходилось как члену Госсовета участвовать в урегулировании конфликтных ситуаций.


Все члены Госсовета по мере возникновения разных конфликтных ситуаций в Республике и за ее пределами принимали самое активное участие в их решении. Я несколько раз выезжал по подобным вопросам в Рутульский, Магарамхюрский, Ахтынский, Кизлярский и другие районы.

Кроме участия в конфликтных ситуациях, все члены Госсовета принимали самое активное участие в проведении выборов различных уровней – от муниципальных образований до Государственной Думы РФ.

Особенно активизировалась моя работа по урегулированию различных конфликтных ситуаций в период работы в Постпредстве РД при Президенте РФ в г. Москве в период с 2001 по 2006 годы. Это и частые конфликты и чрезвычайные ситуации с дагестанцами в войсковых частях Московской области, и в МВД, и в учебных заведениях и т.д.

Иногда вынуждены были решать разные сложные проблемы в таких далеких субъектах нашей огромной страны, как Читинская область, Якутия, Тюменская область и другие.

Много обращалось дагестанцев с различными проблемами в области здравоохранения, учебы, трудоустройства, внеправовых действий к нашим землякам со стороны властных структур Москвы, области и страны целом. Их число просто невозможно было учесть, это было почти ежедневно и в большом количестве. 

Как обстояли дела с проблемами клановости в органах власти и принимались ли Госсоветом меры к ее ограничению?

Вопросы борьбы с клановостью в Республике в то время, честно говоря, особо остро не стояли, хотя примеры и факты были. Председатель Госсовета РД относился к этому очень щепетильно и не допускал, чтобы подобные проблемы возникали остро. Строго соблюдался баланс сил разных народов, что являлось важным фактором стабильности в Дагестане.

На Ваш взгляд, почему Госсовет и Народное собрание не смогли противостоять проникновению на высокие должности лиц с криминальным прошлым, получивших популярность на волне национальных движений?


Очень сложно было на фоне тех событий, войны в Чеченской Республике, межнациональных конфликтов в Закавказье, да и в центральных регионах страны, когда сама федеральная власть и силовые структуры были заняты непонятно чем, вести силовую борьбу с криминалом.

А криминалом в то время были объяты вся страна и города. Преступные группировки и кланы тогда были очень сильны на фоне неразберихи и постоянных реформ в правоохранительных органах. Естественно противостоять им в количестве нескольких человек – Руководства Республики - практически было нереально.

От произвола не был защищен практически ни один гражданин страны и республики. Думаю, мы все это хорошо помним, когда перед ними заигрывали руководители, чиновники и силовики федерального уровня.

Поэтому на тот момент, видимо, надо было с учетом времени и обстоятельств немного отступить, чтобы потом повести беспощадную борьбу с нежелательными элементами.

Как Вы считаете, нужно ли вернуться к институту Госсовета?

Вопрос о возврате к институту Госсовета в Республике, конечно, и сегодня очень актуален и вызывает массу интересных мнений, суждений и взглядов. В те годы этот институт сыграл огромную политическую роль в стабилизации обстановки в Республике. Ему дана высокая оценка многими государственными деятелями, политиками и историками, да и само население Дагестана очень позитивно воспринимало этот институт власти. Это было исторически важное решение, реализованное лично Магомедали Магомедовичем. Но если говорить о сегодняшнем дне, то тоже есть вопросы, на которых нет ответа из-за осуществляемого политического и экономического курса развития Республики Дагестан.

Если Федеральная власть сумела бы продавить курс на реальные изменения в обществе по пути демократических и экономических реформ, то необходимость возвращения института Госсовета отпала бы сегодня. Это независимая и сильная судебная власть, независимая пресса, честные прямые выборы во все органы местного самоуправления, парламенты Республики и страны, частая сменяемость, ротация кадров, занятие гражданами должностей не более одного-двух сроков (4 – 8 лет).

Защита личных прав граждан, права на собственность, свобода слова и вероисповедания, что есть основа основ развитого демократического общества. Если все будет идти дальше так, как мы видим сегодня, то актуальность и необходимость института Госсовета с определенными изменениями, улучшениями и усовершенствованиями, вновь очень сильно возрастает. Нынешняя картина – это хаос проводимых политических реформ, гражданского противостояния власти, усугубление межнациональных конфликтов, безработица и полная деградация морали и традиционной культуры Дагестанских народов. Думаю, при этом есть необходимость реанимирования института Государственного совета в новом формате. Подобный коллегиальный орган, включающий в себя представителей разных национальностей, необходим сейчас нашей республике.

Как сложилась Ваша судьба после окончания срока полномочий? Участвуете ли Вы в политической жизни республики и страны?

После прекращения полномочий Госсовета РД я еще полгода продолжал работать Постоянным представителем РД при Президенте РФ до конца июня 2006 года. Затем занимался наукой, был членом ученого Совета одного из НИИ сельского хозяйства, Членом Президентского совета РД с 2011 по 2013 годы. Сейчас занимаюсь бизнесом, но связи с Республикой никогда не прерывал, по мере возможности и необходимости принимаю участие в различных общественно - политических мероприятиях.

Как  Вы оцениваете  сегодняшнюю  политику федерального центра в отношении Дагестана и других регионов?

К большому сожалению, на мой взгляд, сложившаяся и выстроенная система управления желает лучшего и нуждается в реформах. Система не работает – она парализована. Проводимые экономические реформы изначально ошибочны и не работают.

Причина всему – коррупция и нежелание развиваться по какому – либо пути, исторически опробованному человечеством.

Абсолютно цинична политика подбора кадров на различные должности, все делаем, что хотим и как хотим. Не сформировалась система работы федеральных структур на фоне реализации закона о местном самоуправлении, разделения полномочий. Правоохранительная система, хотя и стала работать лучше, требует еще дальнейшего совершенствования.

Полноценное и здоровое взаимодействие муниципальных и региональных властных структур в полной мере не налажено, и причин тому много, в том числе законодательных.

В  период  после  завершения работы Госсовета при главе республики и других публичных органах власти создано много общественных институтов (общественные приёмные, общественные палаты, общественные советы при органах власти и местного самоуправления, молодёжные парламенты и правительства, движения, в поддержку   Президента РД и «Я -  помощник Президента», Совет доверенных лиц и т. п.). Смогли ли они заменить институт Госсовета и депутатов, к которым в основном аппелировали граждане?

Думаю, что заменить смогли только частично. Если их обличить должными правами в рамках закона и конституции РД и РФ, дать возможность принимать самостоятельные решения – то, возможно, названные Вами структуры могли бы взять на себя подобную роль.

Что Вы можете посоветовать руководству и нынешним управленцам республики? Как Вы оцениваете кадровый состав Правительства РД и территориальных органов федеральных министерств и ведомств в прошлом и настоящем? Смотрите ли в будущее Дагестана с оптимизмом?

Советовать что-то я не хочу. Это их прямые задачи. И здесь я ни в коем случае не отстраняюсь от проблем республики, - мне кажется, что руководство региона должно ощущать большую ответственность за вверенное ему поле деятельности.

Если будет ответственность у руководства, то и привлекаться к работе будут профессионалы, люди, которые приходят во власть не с корыстными целями, а из принципов служения народу.

Принцип «Кадры решают все» высказанный еще И.В. Сталиным, всегда актуален, а для Дагестана особенно. Надеюсь, с божьей помощью когда-нибудь в Дагестане все сложится хорошо, по крайней мере, я в это верю.

Как Вы думаете, управлять республикой сложней было тогда или сейчас? Как бы Вы  оценили ресурсы (административные, финансовые, экономические) руководства республики в процентах тогда и сейчас?

Для эффективного управления республикой нужны, прежде всего, грамотные, активные специалисты с современным мышлением, особо любящие дагестанцев и этот прекрасный край. Это должны быть профессиональные управленцы-патриоты. Финансы играют здесь третью, а может и пятую роль. Управлять всегда было сложно, особенно в то время. Ресурсы экономические и финансовые в Дагестане были всегда, и сегодня их точно не меньше, чем тогда.

Как складывались Ваши личные взаимоотношения с коллегами по Госсовету и с кем из них Вы сейчас поддерживаете отношения?

У меня со многими членами Госсовета отличные отношения. Ко всем отношусь с глубоким уважением и почтением, горжусь, что это были очень уважаемые, авторитетные дагестанцы, кем можно гордиться всегда.

С особенной любовью, уважением и поклонением отношусь к Председателю Госсовета Магомедали Магомедовичу Магомедову. У него мы научились многому, прошли высокую школу политического образования и культуры отношений с людьми, морали, доброты, заботы, великодушия, научились глобальному мышлению и любви к дагестанцам и Республике.

Находясь рядом с ним, будучи Постпредом РД при Президенте РФ, я восхищался им, видя его огромный авторитет в федеральных структурах власти, Администрации Президента, аппарате Правительства РФ и среди москвичей – дагестанцев. Его простота, доступность для любого человека очень располагали. Его личность была и остается большой политической «глыбой» на политической арене Российской Федерации.

Всем этим я очень горжусь, когда навещаю его и сегодня. Более тонкого, умного, мягкого, а когда надо сильного и решительного человека, думаю, сложно найти. Его роль в истории Дагестана поистине огромна.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Глава ФАДН назвал уникальным опыт межнационального общения в Дагестане

Рекорды Дагестана

«Вся власть народам»

Депутаты Татарстана увидели в единых учебниках угрозу национальному образованию

«Гора языков»… государственных

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2019 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия