Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Каким образом у российского и западного обывателя формируется «образ Кавказа»?

Human Rights Watch и «Международная кризисная группа» (ICG) опубликовали доклады о ситуации в Чечне и Дагестане. Вдумчивая работа опытных аналитиков вызвала буйную реакцию в иностранных медиа, которых на самом деле мало интересуют тонкости реальной жизни Северного Кавказа. Главное – больнее пнуть геополитического врага.

Удельные князья Дагестана

За последние полмесяца были опубликованы два правозащитных доклада, которые касаются ситуации в северокавказских регионах. 15 июня Human Rights Watch (одни из штаб-квартир располагается в Москве) представили доклад под названием «Invisible war. Russia’s abusive response to the Dagestan insurgency»(«Невидимая война. Несимметричный ответ России на бунт в Дагестане»).

Персоналии авторов доклада не раскрываются: он насчитывает более ста страниц, в основу анализа положены более восьми десятков интервью, сделанные экспертами Human Rights Watch во время поездок по Дагестану с 2012 по 2014 годы. Обстоятельнее всего задокументированы контртеррористические операции, проходившие в Унцукульском районе: в апреле 2013 года в селении Гимры, а в октябре 2014 года – в соседнем с ними поселке Временный.

Но самая внушительная глава в докладе Human Rights Watch посвящена не борьбе с террором, а преследованиям и убийствам юристов, которые занимались защитой религиозных прав, – это Магомед Гучучалиев (расстрелян в Махачкале в июле 2013 года), Сапият Магомедова и Муса Сусланов (получали смертельные угрозы в мае 2013 года), Мурад Магомедов (избит в Махачкале в феврале 2015 года)...

Второй доклад – «Чечня. Внутреннее зарубежье» – опубликовала «Международная кризисная группа» (International crisis group, ICG). Ее штаб-квартира находится в Брюсселе, а в России представляют двое исследователей-кавказоведов – Екатерина Сокирянская и Варвара Пархоменко.

Это уже не первый документ, подготовленный «Международной кризисной группой» по ситуации на Юге России: в 2013 году они обнародовали три части единого доклада «Северный Кавказ. Вызовы интеграции» (КАВПОЛИТ детально проанализировал его в статьях «Кровавый алтарь», «Кровавые «бароны» Кавказских гор» и «Что нам делать с Имаратом?!»). Затем, в преддверии Зимних олимпийских игр в Сочи «Международная кризисная группа представила еще один доклад – КАВПОЛИТ также подверг его обстоятельному анализу в публикации «После Игр хоть потоп».Оба доклада – и «Международной кризисной группы», и Human right watch – говорят фактически об одном. На примере двух регионов Северного Кавказа продемонстрировано, что внутри Российской Федерации вполне жизнеспособны территории, которые де-факто вычленены из правового поля страны.

Однако если для Чечни все же существуют единые «правила игры» – это боеспособные силовые структуры внутри официальных ведомств, параллельная система налогообложения, собственная внешнеполитическая стратегия, – то в Дагестане действует множество самодостаточных удельных князьков. Впрочем, вектор развития задается, естественно, главой республики.

За тот период, который исследовали аналитики Human right watch, в Дагестане сменился руководитель – с января 2013 года этот пост занимает Рамазан Абдулатипов. Тем не менее, большинство названных Human right watch примеров нарушения прав человека касаются именно периода нахождения у власти Абдулатипова, а время, когда во главе республики находился Магомедсалам Магомедов, авторы доклада описывают в главе с символичным названием «Попытка диалога».

Европа: ярлыки, маркеры, жупелы...

КАВПОЛИТ вчера опубликовал статью «Кавказская интернет-мышеловка», в которой мы попытались проанализировать имидж Северного Кавказа, который складывается у европейского и американского обывателя. «Кирпичики» – это результаты соцопросов и публикации во влиятельных англоязычных изданиях.

Этот ряд, несомненно, стоит дополнить также и публикациями аналитических докладов – многостраничные отчеты обыватель вряд ли прочтет, предназначены они для специалистов, но само их появление становится мощным информационным поводом. Правда, например, публикация доклада по Чечне «Международной кризисной группы» пока лишь вызвала резонанс только в одном медиа – это итальянское «Radio Radicale», которое является официальным органом Итальянской радикальной партии. Очень, кстати, показательно!

Значительно большее количество публикаций в западной и ближневосточной прессе вызвала публикация доклада Human right watch о ситуации в Дагестане. Во-первых, сказалась известность бренда некоммерческой организации, которая проводила исследование. Во-вторых, ухватили журналисты только одну мысль из толстого доклада – о том, что в России властями массово притесняются салафиты.

А этого «маркера» уже достаточно, чтобы некая мысль осталась существовать в глобальном информационном поле оторванной от доказательств, фактов, аргументов и контраргументов. Между тем как, например, в докладе Human right watch отсутствует самый важный раздел – это практические рекомендации. В то время как исследование, проведенное «Международной кризисной группой», со списка рекомендаций начинается! Они сформулированы для правительства Чеченской Республики, правительства РФ, Следственного комитета, Генеральной прокуратуры, Национального антитеррористического комитета и, как ни удивительно, Совета Европы.

Многие, впрочем, выглядят скорее как «благие пожелания» – например, обеспечить неукоснительную реализацию принципа верховенства права или обеспечить независимость судов. Но есть и реально применимые на практике: например, наложить мораторий на территориальные споры между Чечней и Ингушетией. Но сомнительно, впрочем, чтобы какая-нибудь Радикальная партия (давно, кстати, питающая ядовитую нелюбовь к Путину и его ближайшему окружению) говорила именно об этом. Для нее интересно другое: ярлыки, маркеры, жупелы...

Барометр настроений или заблуждений?

Заниматься исследованиями социально-политической реальности на Северном Кавказе должны люди, глубоко погруженные в местные проблемы. Когда же эту функцию берут на себя дилетанты, увы, получаются лишь дутые сенсации. Так вышло с журналистами и блогерами, которые подхватили публикацию недавнегоисследования отечественной блогосферы, проведенного маркетинговым агентством Brand analytics.

Изучали эмоциональное состояние пользователей социальных сетей страны: всего было проанализировано более 320 млн сообщений от 25 миллионов авторов в «ВКонтакте», Facebook, Twitter, «Живой журнал» и Instagram. Время замеров – с 25 мая по 6 июня.
Подобное исследование Brand Analytics проводит уже третий год подряд (КАВПОЛИТ уже рассказывал об этом в статье «Рабы прожектерства»), и постоянно антилидерами в нем оказываются  все шесть северокавказских республик.

Например, пользователи Чечни с негатива начинают 27% своих сообщений в соцсетях, в Дагестане – 26%, в Северной Осетии – 23%. Для сравнения: в самом «позитивном» регионе, Забайкальском крае, таких лишь 16%. Разница ощутимая, но не критичная.
Естественно, публикация результатов исследований Brand analytics вызывает бурную реакцию примерно в таком ключе: ага, мол, Северный Кавказ ненавидит остальную Россию. А может, дело в другом – изъянах в методологии самого исследования. Во-первых, не стоит забывать, что для большинства пользователей соцсетей в республиках СКФО русский язык не является родным, друг с другом общаются они на чеченском, ингушском, даргинском, кабардинском...

Русский же язык используется для интернет-общения между представителями различных этносов – и в этом случае появление большого числа взаимного негатива можно объяснить как выплеск бытовой ксенофобии.

Также следует учитывать и степень проникновения интернета в каждой отдельно взятой территории. Если верить бюллетеню «Развитие Интернета в регионах России», на Юге России (это два округа – Южный и Северо-Кавказский) по итогам прошлого года доля совершеннолетних пользователей составляла 60% (причем из них 60% выходили в сеть с мобильных устройств – по крайней мере, в крупных городах). И неслучайно вперемешку с республиками Северного Кавказа идут северные бедные регионы – Чукотка, Якутия, Магаданская область. Только вот это нацелившихся на СКФО «комментаторов» это уже не интересует. Масштаб критики не тот...

Кавказская политика

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Human Rights Watch: the West sees the violation of human rights in Azerbaijan

AI recognizes Azerbaijani rights defender Rasul Jafarov as "prisoner of conscience"

HRW Slams Baku Over Treatment Of Human Rights Activist

Rights defenders are disappointed with Abdulatipov's activities as head of Dagestan

Azerbaijan was heavily criticized at UN Council meeting on Human Rights

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия