Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Хархарову припомнили былое

Бывшего вице-премьера Дагестана, одного из самых влиятельных бизнесменов республики обвиняют в махинациях

Экс-гендиректор Махачкалинского морского торгового порта (ММТП) и бывший вице-премьер Дагестана Абусупьян Хархаров – один из самых влиятельных бизнесменов республики – оказался фигурантом уголовного дела, связанного с махинациями с имуществом порта.

Против экс-руководителя ММТП и его сообщников выдвинуты обвинения по пяти статьям УК РФ. Расследование завершено, его материалы переданы в суд с утвержденным обвинительным заключением. Остается только отыскать самого Хархарова, который, по имеющимся данным, находится за границей.

Совокупность статей

Хотя Абусупьян Хархаров покинул пост гендиректора ММТП еще в 2010 году, его имя в Дагестане ассоциируется прежде всего с этим предприятием, которое он возглавлял на протяжении 12 лет. Его деятельность на этой должности до сих пор вызывает горячие споры.

Сторонники Хархарова говорят, что он смог превратить порт в эффективное предприятие и добиться выделения крупных государственных средств на его модернизацию.

Недоброжелатели же (которых у Хархарова всегда было немало) рассказывают о многочисленных махинациях с имуществом ММТП. Особенно популярна в Дагестане история о том, как суда, принадлежавшие порту, были выведены за его баланс и оказались предположительно в руках компаний, связанных с Хархаровым. Именно эта история и легла в основу уголовных дел, возбужденных против него и его коллег.

Судя по той информации, которая поступила от следственных органов, в деле присутствует как минимум четыре ключевых эпизода, причем все имели место еще в прошлом десятилетии.
Во-первых, следствием установлено, что в 2006-2007 годах Абусупьян Хархаров совместно со своей заместительницей Нонной Трифоновой, бывшим первым заместителем министра земельных и имущественных отношений Дагестана Феликсом Алиевым и бизнесменом Ашурбеком Амировым при помощи незаконно проведенного аукциона организовали хищение принадлежавших ММТП сухогрузов «Али Алиев» и «Дагестан», а также нефтерудовоза «Кама». Ущерб от незаконной приватизации кораблей оценивается более чем в 218 млн рублей, в настоящее время на них наложен арест.

Второй эпизод дела связан с кредитом в размере 250 млн рублей, полученным ММТП. Утверждается, что Абусупьян Хархаров, Нонна Трифонова и еще один замдиректора порта Магомед Эрцалов похитили эти средства путем мошенничества и впоследствии легализовали их перечислением на счета аффилированных фирм.  

В третьем эпизоде помимо указанных лиц фигурирует также бизнесмен Игорь Рызоглазов, оказавший руководству ММТП помощь в хищении средств «в сумме не более 1 млн рублей, перечисленных за фиктивную аренду морских судов».

Наконец, в четвертом эпизоде дела речь идет о хищении Хархаровым, Трифоновой и Эрцаловым 16 млн рублей, вырученных от продажи объектов недвижимости Махачкалинского порта.

Общий ущерб, нанесенный порту, оценивается следствием в 500 млн рублей. Против фигурантов дела были заведены дела о мошенничестве (ч.4 ст.159 УК РФ), растрате (ч.4 ст.160 УК РФ), злоупотреблении полномочиями (ч.2 ст.201 УК РФ), в том числе должностными (ч.3 ст.285 УК РФ), и отмывании преступных доходов (ч.2 ст.174.1 УК РФ).
Темные места

Как и в любом другом уголовном деле с участием влиятельных фигур, в обвинениях, выдвинутых против Абусупьяна Хархарова и его компаньонов, пока слишком много неясностей. Прежде всего, не вполне понятно, почему расследование всех этих давних историй было завершено только сейчас, хотя дела о махинациях в ММТП тянутся уже почти шесть лет.
Еще в октябре 2009 года было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) в отношении чиновников Минимущества Дагестана в связи с отчуждением из собственности порта трех упомянутых выше кораблей. Эксперты оценивали суда в 540 млн рублей, но приватизированы они были всего за 34 млн рублей и оказались на балансе российско-американского совместного предприятия «СП МТК Плюс».

Кроме того, состоялась серия судебных разбирательств между ММТП и структурами, близкими к Абусупьяну Хархарову, в которых фигурировало имущество порта, заложенное в различные банки (в том числе в скандально обанкротившийся «Витас») под выдачу кредитов.

Все эти дела то прекращались, то возобновлялись, и за это время Абусупьян Хархаров успел побывать в должности вице-премьера правительства Дагестана и расширить собственную бизнес-империю.

Если исходить из достоверности фактов, представленных следствием, то в истории с кораблями и прочим имуществом порта логика действий Хархарова была вполне очевидной.

На протяжении многих лет ММТП оставался единственным крупным морским портом России, находившимся в собственности государства (в статусе ФГУП), причем в бытность гендиректором порта Хархаров всячески противился его приватизации. Но в то же время он весьма умело привлекал и осваивал бюджетные средства на развитие предприятия (к началу 2010 года объем инвестиций в развитие порта превысил 2 млрд рублей, из которых почти 1,3 млрд составили средства федерального бюджета) и строил вокруг ММТП собственные бизнес-проекты.

В общем, это обычная для Дагестана схема, когда доходы от формально государственного актива приватизируются его фактически несменяемым руководителем.

Однако тактика «сидения на двух стульях» еще пять лет назад сыграла с Хархаровым злую шутку, когда свои интересы в ММТП обозначили более сильные игроки, и гендиректор порта оказался «разменной картой». Его отстранение от должности в апреле 2010 года связывали прежде всего с некими закулисными договоренностями между новым президентом Дагестана Магомедсаламом Магомедовым и миллиардером Сулейманом Керимовым, который лоббировал кандидатуру Магомедова в администрации президента РФ.

В обмен на это Керимов, как утверждается, рассчитывал получить контроль над махачкалинским аэропортом и портом. И всего через несколько недель после назначения Магомедсалама Магомедова Абусупьян Хархаров был уволен приказом руководителя Росморречфлота Александра Давыденко. Он пытался сопротивляться, обещая вывести на митинг 20 тысяч человек, но безуспешно.

Скандальности этой истории добавляло то, что Абусупьян Хархаров был давним другом Магомедсалама Магомедова: еще в 1980-х годах они вместе учились на экономическом факультете Дагестанского госуниверситета. Поэтому отстранение от должности Хархаров воспринял как личную обиду и вернулся в республику только в начале 2013 года вместе с ее новым главой – Рамазаном Абдулатиповым, который назначил его вице-премьером правительства, ответственным за инвестиционную политику.
Между тем смена власти в республике не сняла вопросы, накопившиеся к прежнему руководству ММТП. Новый менеджмент порта, близкий к Сулейману Керимову, констатировал, что положение дел на предприятии весьма плачевно. Два года назад, уже при Рамазане Абдулатипове, в руководстве Дагестана вновь заговорили о приватизации порта, однако первый заместитель его директора Мурадхан Хидиров сообщил, что для этого еще необходимо собрать всю документацию, «которая была утеряна при смене руководства ММТП или вовсе не существовала».

«Большая часть имущества порта выведена с баланса ММТП с 2007 года или же находится в залоге под обеспечение кредитов, взятых до 2010 года. Все знали, что есть ФГУП "Махачкалинский международный морской торговый порт", но никто не знал, из чего он состоит», – констатировал тогда Хидиров.

Логично предположить, что столь специфическое положение дел должно было стать для нового руководство порта поводом к обращению в правоохранительные органы. Однако о результатах следственных действий стало известно только сейчас.

Незримая империя

По некоторым данным, уголовное дело против Абусупьяна Хархарова о злоупотреблении полномочиями было возбуждено еще в начало августа прошлого года, сразу же после того, как он покинул пост вице-премьера Дагестана.

Однако, по словам одного из источников КАВПОЛИТа, до недавнего времени он никуда не скрывался – возможно, потому что статья о превышении полномочий выглядела сравнительно легкой. Другой источник подтверждает, что еще пару недель назад Хархарова видели в Махачкале, хотя третий собеседник говорит, что сейчас он находится то ли в Турции, то ли в Дубае.

Правда, один из наших источников уточняет, что другие фигуранты дела оказались «под статьей» уже довольно давно – в частности, махачкалинский предприниматель Игорь Рызоглазов, находящийся под стражей по статье 159 (мошенничество).

«Но Рызоглазов был простой исполнитель, "зиц-председатель Фунт", на него была оформлена какая-то фирма Хархарова, и его задача заключалась в том, чтобы носить бумаги в банк и из банка. Ему вменили хищение миллиона рублей, чтобы было крупное преступление», – поясняет источник, лично знакомый с Рызоглазовым.

Эта версия выглядит вполне достоверно. Несколько лет назад в публикации журнала «Финанс» Игоря Рызоглазова называли совладельцем группы компаний «Сафинат», хотя ее основным бенефициаром всегда считался сам Абусупьян Хархаров.

Как бы то ни было, возбуждение серии уголовных дел – это прямая угроза для бизнеса Абусупьяна Хархарова, который в последние годы серьезно расширился.

По данным персонального сайта Хархарова, его холдинг «Сафинат» работал в таких разных сферах, как транспорт, судоремонт и судостроительство, масс-медиа, финансовый и строительный секторы, сельское хозяйство, торговля и сфера услуг, реализуя инвестпроекты в Европе, ОАЭ, Саудовской Аравии и Туркменистане. Штаб-квартира холдинга находится в Москве, филиалы и отделы – в Махачкале, Астрахани, Ростове-на-Дону, Москве, Варне, Тегеране. По имеющимся открытым данным, в группе компаний «Сафинат» работают более 15 тысяч человек.

Бизнес Абусупьяна Хархарова всегда был крайне закрытым (в списке миллиардеров Forbes и подобных рейтингах его имя не фигурирует), поэтому оценить его обороты довольно сложно. Последние открытые данные относятся к 2008 году и уже тогда были весьма впечатляющими: выручка 110 млн долларов и объем внутренних водных грузоперевозок порядка 150 млн тонн. По итогам 2009 года только на территории Северного Кавказа общий объем вложений «Сафината» в проекты составил 458 млн рублей.
В то же время, как утверждает один из источников КАВПОЛИТа, бизнес Абусупьяна Хархарова был довольно рискованным: «Он очень много тратил – на частные самолеты, дорогие офисы – и оказался в долгах как в шелках. Хархаров думал, что Рамазан Абдулатипов даст ему хлебное место, но этого не произошло, поэтому он и ушел из правительства».

Действительно, административная карьера Абусупьяна Хархарова оказалась недолгой: в должности вице-премьера он проработал примерно полтора года. Утверждалось, что, заняв пост в правительстве Дагестана, он метил совсем в другое кресло – мэра Махачкалы. Однако в борьбе за эту должность Хархарова обошел бывший спикер Народного собрания республики Магомед Сулейманов, после чего в июле прошлого года Хархаров сложил полномочия вице-премьера.

С тех пор он появлялся на публике всего один раз – в августе прошлого года, в качестве инициатора инвестпроекта по производству концентрированных соков стоимостью 15 млн евро в городе Дагестанские Огни. В этом же населенном пункте на юге республики находится еще один крупный актив Хархарова – завод «ДагестанСтеклоТара».


Портовый передел

По любопытному стечению обстоятельств новость о том, что Абусупьян Хархаров стал фигурантом уголовного дела, совпала с возобновлением планов по приватизации ММТП. На днях гендиректор порта Ахмед Гаджиев сообщил СМИ, что Росморречфлот предложил Минтрансу РФ включить Махачкалинский морской торговый порт в программу приватизации федерального имущества на 2014-2016 годы.

«В настоящее время завершаются мероприятия по оформлению имущественного комплекса порта, ведется работа по приведению активов баланса порта к положительным значениям с целью преобразования в акционерное общество», – уточнил Гаджиев.

Нельзя исключать, что Абусупьян Хархаров рассчитывал в том или ином виде поучаствовать в этом процессе. Пару лет назад говорилось, что в ходе приватизации ММТП он будет продвигать интересы группы «Сумма» Зиявудина Магомедова, которая, по некоторым данным, поддержала кандидатуру Хархарова на пост вице-премьера правительства Дагестана. Однако теперь приватизация порта (если, конечно, она не будет вновь отложена) явно случится без участия его бывшего директора.

Два года назад в интервью КАВПОЛИТу Абусупьян Хархаров говорил, что за Махачкалинский порт могут побороться три-четыре крупных транспортно-логистических компании, в том числе иностранные. «Вполне возможно, что на конкурсе появится иранская или казахская компания», – заметил тогда Хархаров.

Такая позиция могла вызвать резкое недовольство в определенных кругах, например, в силовых структурах.

Обоснованность такого предположения подтверждает борьба, развернувшаяся за еще одну российскую гавань на Каспии – ОАО «Астраханский порт». В ходе оперативно-разыскных мероприятий ФСБ было выявлено, что это предприятие через сеть аффилированных лиц фактически оказалось под контролем иранской государственной судоходной компании IRISL.

В мае на основании жалобы ФАС Арбитражный суд Астраханской области признал незаконными сделки по приобретению иностранными компаниями акций порта, совершенные еще в 2011 году. Сейчас иностранные компании пытаются оспорить это решение.

Нити от этой истории также могут тянуться к Абусупьяну Хархарову, поскольку в прошлом десятилетии ОАО «Астраханский порт», как следует из ряда документов, входило в состав логистической инвестиционной группы «Сафинат». Об этом, к примеру, говорится в инвестиционном меморандуме о продаже торговой базы в Астрахани под развитие экспортного терминала для торговли с Ираном. Поэтому нельзя исключать, что в деле против Абусупьяна Хархарова могут появиться новые эпизоды.

Кавказская политика

Дайджест

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Не пропадет ли у олигарха Керимова настроение "развивать" Махачкалинский порт

Почему покинули свои посты Абусупьян Хархаров и Зейдула Юзбеков?

Сулейман Керимов вернется на малую родину

Судьба миллиардов Керимова

Человек Сулеймана Керимова может возглавить правительство Дагестана

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия