Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Джар в изоляции. Права дагестанцев грубо нарушаются

В Дербенте прошли волнения этнических азербайджанцев, которые заявили о том, что на могилу Сеида Мир-Гафара-аги и на памятник поэту Низами были устроены нападения. Однако эта тема была чересчур раздута и политизирована. На самом деле в Азербайджане не раз имели место акты вандализма, святотатства и осквернения культурно-исторических объектов коренного населения — этнических дагестанцев. Периодически подвергается атакам неизвестных вандалов могила наиба имама Шамиля Хаджи-Мурата около селения Тангыт Кахского района АР, в начале нулевых был взорван памятник имаму Шамилю в городе Закаталы и т.д. Однако азербайджанская сторона закрывает глаза на эти случаи вопиющего варварства. В Дагестане азербайджанцы обладают всеми правами и свободами наравне с другими народами Страны гор — имеются СМИ на азербайджанском языке, финансируемые правительством РД, азербайджанцы представлены во власти и т.п. и т.д. В это же время этническим дагестанцам Азербайджанской Республики (АР) перекрывают кислород, запущен процесс азербайджанизации и выживания коренных местных народов с их родины. О положении этнических дагестанцев и их проблемах, не решаемых в течение десятилетий, — в разговоре с известным общественником Асхабали Махмудовым.

Джарская резервация

— Отсутствие близких транспортных артерий, связывающих Джар с Дагестаном, всегда было одним из главных проблемных вопросов для жителей этого региона. Имеются проекты по восстановлению Аваро-Кахетинской дороги в Грузию, по строительству автотрассы в Джарский регион АР, поднимался вопрос о необходимости открыть дополнительные КПП на границе с АР. Глава РД Рамазан Абдулатипов встречался и с представителями пограничной службы России по этому вопросу. Можете ли вы сказать, что в обозначенных вопросах имеются подвижки?

— Крайне необходимы краткие транспортные сообщения между Россией и Азербайджаном. Чтобы добраться из Закатальского района в Дагестан, приходится двигаться объездным путем. Мы проехали пятьсот километров до Баку, оттуда еще немалое расстояние до Махачкалы. Если бы на границе Джарского региона были пропускные пункты и была бы проведена автодорога, через горы Дагестана мы могли бы быстро добраться до Махачкалы. Таким образом, несколько раз сократилась бы протяженность пути. Разговоры о строительстве автодороги через Главный Кавказский хребет от Джара в Дагестан ведутся еще с 1918 года. Это очень застарелый и больной вопрос. Складывается ощущение, что Закатало-Белоканский регион специально держат в изолированном состоянии. Наши предки переходили этот хребет по тропинкам. Нам же приходится ездить длинной объездной дорогой.

Я ходил пешком три раза по маршруту Махамаляр — Цалбан и далее вверх по Джарскому региону. Это было еще в 90-е годы XX века. На общественных началах я помогал реализовать идеи и проекты лидера джарских аварцев Али Анцухского. Как известно, Анцухский планировал построить дорогу, соединяющую Джар и Дагестан. Моя задача была пройти через Главный Кавказский хребет, изучить местность, помочь в проектировании автотрассы, указать на количество необходимых мостов, тоннелей и других дорожных объектов. После тщательного исследования местности я подготовил чертеж, составил проект дороги. В 1996 году в Баку депутат Мелли Меджлиса (парламента АР. — Г. И.) Али Анцухский был убит. Строительство дороги законсервировали. Проект похоронили.

Экономическая блокада

— Как вы охарактеризуете социально-экономическое положение Джарского региона?

— Социально-экономическая составляющая региона оставляет желать лучшего. В Джарском регионе местные труженики выращивают в том числе орехи и хурму. После образования СНГ местным фермерам стало проблематично вывозить свою продукцию в Россию. Производителей сельхозпродукции останавливают во всех постах и на таможне, обдирают до нитки, и они терпят убытки. Например, из одной небольшой партии хурмы пять-шесть тонн задерживают на границе, держат на таможне месяцами, продукция портится, и предприниматель с трудом сводит концы с концами. Таким образом, наносится удар по классу местных предпринимателей и сельхозпроизводителей.

Уроки рисования и аварский исход

— Этнические дагестанцы мало представлены во властных структурах Азербайджана. Это «бархатная» политическая этническая чистка? С чем может быть связана такая политика, граничащая с расизмом?

— Такая проблема существует. Это целенаправленная политика Баку. В Джарском регионе, в котором аварцы составляют этническое большинство, во власти нет ни одного аварца. Также в Мелли-Меджлисе не представлен ни один аварец.

— Что скажете о численности аварского населения Джарского региона?

— В Закатальском и Белоканском районах АР проживают более ста тысяч аварцев. Но официальный Баку значительно занижает эти цифры. По официальной переписи Азербайджана, в данных районах проживают лишь 42 тысячи аварцев. Если по переписи 1896 года, проведенном немецким историком Коцебу, в Закатальском и Белоканском районах жила 41 тысяча аварцев, то за век с лишним не было никакого прироста местного населения? 

Происходят и другие процессы. Проводится насильственная азербайджанизация местных коренных народов. Например, в мононациональное аварское село Верхнее Тала переселили азербайджанцев, и на сегодняшний день 98% населения данного населенного пункта — азербайджанцы. Проводится политика выдавливания местных коренных народов с мест их многовекового проживания, политика уничтожения национального самосознания и идентичности этносов. Если родители идентифицировали себя аварцами, лезгинами, то их дети нередко попадают под ассимиляцию и указывают себя азербайджанцами. В силу этих причин аварское населения Джарского региона день ото дня уменьшается, так же как это происходит с лезгинами, цахурами. Так как по всем каналам на местное коренное население оказывается давление, этнические дагестанцы вынуждены мигрировать в страну, в которой они могут реализовать себя, в Россию. Увеличивается трудовая миграция в Россию. В Джарском регионе — живописная природа, плодородные земли. На место переселившихся в Россию аварцев в регион переезжают азербайджанцы, обосновываются там. Таким образом, претворяется в жизнь политика «бархатного геноцида» джарских аварцев, их лишают своей исторической родины. Если такая политика продолжится, джарские аварцы могут попасть в Красную книгу для людей.

И если завтра мой язык исчезнет…

— Как обстоят дела с преподаванием русского и других дагестанских языков в местных школах? 

— По этому вопросу мы сотни раз обращались в разные инстанции. Это очень сложная проблема. Часть дагестанской интеллигенции поддерживала и поддерживает нас. Неоценимую помощь оказали нам академик Гаджи Гамзатович Гамзатов, председатель Фонда имени имама Шамиля профессор Дибир Магомедович Магомедов, кандидат исторических наук Тимур Магомедович Айтберов и другие неравнодушные дагестанцы. Перечисленные ученые помогали нам в решении кадровых вопросов, в подготовке квалифицированных специалистов, в первую очередь преподавателей аварского языка. Благодаря таким ученым и деятелям юноши и девушки Джарского региона могли поступить в дагестанские вузы на льготных условиях. Это была рука помощи, протянутая соотечественникам через Главный Кавказский хребет.

Однако с трудоустройством выпускников дагестанских вузов в Джаре возникали очень большие проблемы. Бакинские власти установили новый порядок для принятия на работу. Выпускников с дипломами дагестанских вузов обязывают пройти переаттестацию, устраивают всяческие преграды, не пускают в школы работать преподавателями. Но худо-бедно часть тех выпускников трудоустроилась, они в определенной мере решили кадровый вопрос в школах и в других учреждениях. На данный период тот потенциал иссяк, ощущается острый дефицит специалистов. Как раньше, абитуриенты из Джара не могут поступить в вузы РД по целому ряду причин. Когда Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов стал главой Республики Дагестан, мы поздравили его и обратились с письмом, в котором просили помочь в решении накопившихся проблем этнических дагестанцев АР.

Для поступления в дагестанские вузы абитуриент должен владеть русским языком. В Джарском регионе в последние годы закрываются русские сектора в школах, и дети лишены возможности изучить русский язык. В Закатальском районе только одна школа с работающим русским сектором — в городе Закатала. Что касается преподавания русского языка в сельских школах, то работа поставлена на очень низком уровне: нет квалифицированных специалистов, нет учебников. Например, в селении Динчи проживает более девяти тысяч человек аварского населения, но в школе русского сектора нет. Мы хотели, чтобы динчинцы поступили учиться в дагестанские вузы, чтобы были специалисты, но проблемой остается незнание русского языка. При таком раскладе примерно через тридцать лет местное население станет безграмотным. В таких больших селениях, как Кабахчоли (население — около 16 тысяч человек), Динчи (более 9 тысяч чел.) и других, необходимы русские средние школы.

Разгон фестиваля аварской культуры

— Расскажите о культурной жизни коренного населения Джарского региона.

— Не раз мы обращались к главам Закатальского и Белоканского районов с вопросом о необходимости открытия Аварского театра в данном регионе. Есть талантливые люди, есть молодежь, увлекающаяся искусством, певцы, танцоры. Но не разрешают открыть Аварский театр в Закатале.

Мы проводили фестивали аварской культуры в городе Закатале. С 1997 года этот праздник объявлен вне закона. Тогда фестиваль был разогнан силовиками. В 2013 году мы планировали отметить 90-летие Расула Гамзатова. Обратились с письмами к главам Закатальского и Белоканского районов. Нам долго не отвечали. Тогда мы потребовали дать нам письменный ответ, объясняющий запрет на празднование юбилея всемирно известного поэта. Наконец нам ответили, что для проведения торжеств в честь 90-летия Расула Гамзатова требуется разрешение Союза писателей Азербайджана. Мы объясняли местным властям, что Расул Гамзатов — поэт не только аварцев, что его творчество является всемирным культурным наследием. Но наши речи не возымели на местных чиновников никакого воздействия. Тогда мы отпраздновали юбилей Расула Гамзатова во дворе моего дома. Надо сказать, что и Расул Гамзатов, и Гаджи Гамзатов посещали наш Джарский регион и у них остались добрые воспоминания о нас.

— Могила наиба имама Шамиля Хаджи-Мурата, расположенная около селения Тангыт Кахского района АР, не раз подвергалась актам вандализма. Щит, указывающий на это историческое место, не раз был распилен. Какова реакция местного населения и власти на такого рода беззакония и посягательство на историческую память народа?

— Мы переживаем за судьбу культурно-исторических памятников Джарского региона. Конечно, власти АР уделяют недостаточно внимания сохранности этих объектов. Были акты вандализма и на могиле Хаджи-Мурата. Мы ухаживаем за его могилой, оградили территорию, установили щит с надписью: «Здесь похоронен герой одноименной повести Льва Толстого Хаджи-Мурат». Ограду снесли, щит убрали. На коренное население Джара оказывается жесточайшее давление. Но, тем не менее, мы стараемся сохранить в целостности и могилу Умахана Великого Аварского в селе Джар, и последнее пристанище наиба Хаджи-Мурата у окраины села Тангыт, и памятник имаму Шамилю в городе Закатале, и другие культурно-исторические объекты. Народ без памяти не народ.

.

Новое дело

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

В МИДе России потребовали наказать осквернивших советский памятник в Польше

Акты вандализма в Дербенте связаны с выборами мэра, считают эксперты

В Дербенте восстановлена гробница Сеида Мир-Гафара

Дербентцы жили и будут жить в мире и согласии

Гробница Сеида Мир-Гафара разрушена в Дербенте

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 28 январь 2015 11:32

ОЛД воду в рот набрал!!И очень рад этому состоянию дел в Джаре в глубине своей туркской души.А может проявит свою сушность и нацарапает что нибудь под этой статьей.Кто угадает друзья?




Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия