Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

В Дербенте в преддверии празднования 2000-летия провокаторы пытаются сорвать юбилейные мероприятия

 Экстренное объединенное заседание Советов старейшин лезгинского, азербайджанского и табасаранского народов состоится в Дербенте 11 февраля. Поводом для этого мероприятия, согласно заявлению его организаторов, стали недавние «провокационные события» в Дербенте, направленные на «эскалацию межнациональной ситуации» в преддверии празднования 2000-летия древнейшего города России.

В качестве одного из этих «провокационных событий» в заявлении старейшин указана недавняя проверка прокуратуры Дагестана в администрации Дербента. Авторы документа намекают, что конечной целью этих действий может быть срыв юбилейных мероприятий. Именно поэтому инициаторы заседания трех советов старейшин решили продемонстрировать свою гражданскую позицию.

Ситуацию, сложившуюся в Дербенте, специально для КАВПОЛИТа прокомментировал директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев. По его мнению, необходимости в экстренном формате заседания нет, но объем проблем, накопившихся в Дербенте и в целом Южном Дагестане таков, что они давно требуют широкого публичного обсуждения.

- В качестве повода для мероприятия его организаторы обозначили действия неких сил, осуществляющих «попытки дискредитации Дербента и его руководства, в том числе незаконного преследования мэра города Имама Яралиева». С какой вероятностью, по вашему мнению, инициатором завтрашнего заседания мог быть сам Яралиев?

- В кулуарах действительно ходят слухи, что это мероприятие организовали сторонники Имама Яралиева. Например, говорят, что раз оно пройдет в городском театре, который является муниципальным учреждением, то, значит, мэрия его поддерживает. Возможно, это так, а возможно, и нет.

Руслан Гереев. Фото: news.mail.ru

Я могу лишь напомнить, что Имам Яралиев – это один из авторитетных представителей лезгинского народа, известный правовед, он долго работал прокурором республики и вряд ли нуждается именно в такой форме поддержки, потому что это мероприятие может сыграть как за него, так и против. В любом случае, будем смотреть по итогам, какие политические дивиденды оно принесет.

- Как вы прокомментируете недавний визит правоохранительных органов в мэрию Дербента?

- Это одна из многих попыток оказать давление на администрацию города, но результата она не принесла. Проверяющие утверждали о нарушениях в пользовании землями из федерального фонда, а мэрия Дербента, со своей стороны, что эти земли давно, около десяти лет назад, вошли в состав городского поселения.

 Так что если здесь и могут возникнуть какие-то вопросы, то задавать их надо предыдущим главам администрации города. В действительности же ворошить это дело смысла нет, тем более что оно уже дало свой негативный импульс – вновь пошли слухи о возможном воссоединении Дербента и Дербентского района.

- Какие силы могут быть заинтересованы в смене власти в Дербенте?

- Их достаточно. Во многом это люди, которые в свое время имели возможность повлиять на ситуацию в городе, но никак себя не проявили. Но сегодня, когда речь идет о том, что на юбилей Дербента могут быть потрачены огромные деньги, они активизировались, все стремятся к этому пирогу. А конкретные лица всегда найдутся.

- В какой степени на обострение ситуации в Дербенте повлияла недавняя административная рокировка, когда Имам Яралиев сложил полномочия избранного мэра, затем получил мандат депутата городского собрания и был избран главой города?

- Это было сделано в рамках предписаний законодательства. В Дагестане в прошлом году был изменен порядок избрания глав местного самоуправления, и ничего нового Яралиев не придумал, он действовал в соответствии с изменившимися требованиями закона. Я думаю, что на его месте так поступил бы каждый, и раздувать эту историю вряд ли стоит.

- Как вы считаете, есть ли необходимость в проведении общего заседания Советов старейшин трех народов с формулировкой «экстренный»?

- Я не вижу ничего плохого в том, что старейшины сделают заявления в поддержку курса страны и города. Но это действительно не очень своевременная инициатива, ей не предшествовала серьезная подготовительная работа с публичным обсуждением, выработкой резолюции и предложений.

Основная проблема Дербента и в целом Южного Дагестана заключается в том, что здесь накоплен высокий конфликтный потенциал, но никто об этом открыто не говорит. А это обязательно нужно делать, чтобы подобные мероприятия не вызывали кривотолков.

- Вы помните, когда советы старейшин народов Южного Дагестана собирались вместе в последний раз?

- Если говорить о Совете старейшин лезгинского народа, то он себя не проявлял уже давно, последние лет пять. При этом не могу сказать, что председатель этой организации Нариман Рамазанов – это самый авторитетный представитель лезгинского народа. У нас есть и более заслуженные деятели, такие как Шихсефи Сефиханов, генеральный директор ООО «Самурэнерго», бывший руководитель Кадастровой палаты по Республике Дагестан, или же Курбан Акимов, профессор, завсектором родных литератур в Дагестанском НИИ педагогики имени Тахо-Годи.

Поверьте, среди лезгинского и других народов Южного Дагестана очень много авторитетных аксакалов, чье мнение было бы воспринято более весомо.

- Можно ли рассматривать совместное заседание советов старейшин как попытку организовать межнациональный диалог на фоне новостей об усилении межэтнической напряженности в Дербенте?

- Такого диалога действительно не было, и это будет первая попытка в его направлении, хотя в объявленном национальном составе заседания явно не хватает представителей еще нескольких народов, проживающих в Южном Дагестане. Но при этом нельзя забывать о том, какую позицию в отношении юбилея Дербента занял Азербайджан, для которого это событие имеет этнополитический и геостратегический характер.

Например, на днях на портале musavat.com/news.az была опубликована новость о том, что азербайджанская сторона передала на реконструкцию улицы имени Гейдара Алиева 33 миллиона рублей, но кому были переданы эти средства, не уточнялось.

Лично я сомневаюсь в том, что это вообще имело место. В условиях начавшегося экономического кризиса положение Азербайджана еще хуже, чем у России, и вряд ли вопрос предоставления денег для Дербента является там первоочередным.

Однако это не отменяет того, что в Азербайджане делаются попытки рассмотреть Дербент как свой город, история с переименованием улицы Советской в улицу Алиева это подтвердила. Это произошло, несмотря на то, что большая часть общественности города была против. У нас что, своих героев в России нет? Можно было, в конечном итоге, назвать эту улицу именем Путина. 

- Как вы в целом оцениваете ход работ по подготовке к юбилею Дербента?

- После того, как за подготовку к юбилею взялся полпред президента в СКФО Сергей Меликов, работы стали вестись в штурмовом темпе. Сейчас надо делать акцент именно на этом, потому что в момент проведения юбилея многое будет зависеть именно от того, как будет выглядеть Дербент.

Но проблема заключается в том, что в Дербенте слишком сильно переплетены политические и экономические субъекты, одно мешает другому. Та же администрация города должна заниматься хозяйственными вопросами, однако ей постоянно приходится отвлекаться на решение проблем правового характера, что уводит в сторону от непосредственных задач. Все это вызывает недовольство в обществе, потому что людям нужны конкретные действия.

- Включился ли в подготовку к юбилею Дербентский и в целом дагестанский бизнес? Пока складывается ощущение, что он не слишком стремится участвовать в этом мероприятии.

- Никакого вклада со стороны бизнеса нет, в этом как раз и состоит проблема – заявления так и остались заявлениями. 

- Как на эту ситуацию могут повлиять общественные движения в городе и республике?

- Задача лезгинской общественности явно не должна состоять в критике властей, в том числе сопредельных территорий. Главное – раскрыть потенциал Южного Дагестана как уникального региона с геополитической значимостью, другой такой территории у России нет.

Именно поэтому юбилей Дербента и вызвал резкий всплеск интереса к Южному Дагестану, в том числе со стороны ряда оппозиционных и внешних сил, которые пытаются давить на ситуацию.

В Южном Дагестане всегда, еще со времен Кавказской Албании, был очень толерантный, образованный и законопослушный народ, но регион сегодня бедствует, молодежь бежит отсюда.

Причем уже появилось немало молодых людей, которые никогда не были в Москве, но зато не раз посещали Баку или Тбилиси, и Азербайджан или Грузия для них гораздо ближе, чем континентальная Россия – пока в экономическом смысле. Но за экономической интеграцией, как известно, неизбежно следует политическая.

А в Южном Дагестане в плане развития экономики за много лет ничего не делалось, не стартовало ни одного крупного инвестпроекта, который мог бы выступить здесь базой для создания рабочих мест и поступления налогов.

Можно вспомнить, например, постановление Правительства РФ № 1000 от 12 октября 1995 года «О неотложных мерах по стабилизации социально-политической ситуации и экономического положения в южных приграничных районах Российской Федерации в пределах Республики Дагестан». По этому постановлению абсолютно ничего ни сделано, и ответственных нет. У власти стоят одни и те же люди, кругом тотальная коррупция.

- Насчет одних и тех же людей – это спорное высказывание, достаточно вспомнить недавнюю скандальную отставку главы Дербентского района Курбана Курбанова.

- И что? Поменяли на людей из той же команды. Обновление Дагестана, о котором объявил Рамазан Абдулатипов, до юга республики не дошло, для этого нужен радикальный подход.

В первую очередь необходим курс на развитие сельского хозяйства и транспортно-логистической отрасли. Почему, например, мы не можем напрямую взаимодействовать с Ираном? Сейчас все иранские товары идут через Азербайджан, и в результате килограмм яблок, которые стоят в Иране условно 10 рублей, в Дагестане превращается в 50 рублей.  

- Может ли способствовать переменам в Южном Дагестане полпред президента в СКФО Сергей Меликов?

- Сергей Меликов – это достаточно мощная фигура, один из ярких выходцев из Южного Дагестана. Его подходы во многом оправданы спецификой ситуации, и это понимает федеральный центр. В Дагестане Меликов действует как настоящий полководец – достаточно вспомнить его недавние жесткие высказывания по поводу смены власти в республике и в Дербенте.

В общем, он выступает регулятором отношений между республикой и муниципалитетом, и, как ни странно, этот механизм работает. До прихода Меликова в этих отношениях была одна анархия и ничего кроме деклараций, а теперь этому поставлен заслон. Самое главное, что против Меликова никто ничего не говорит и не скажет, потому что у него нет необоснованных суждений.

Кавказская политика

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Прокурор Дербента назначен заместителем прокурора Дагестана

Рагимов избран председателем Дербентского горсобрания

Участники схода Совета старейшин Дербента заявили о поддержке Имама Яралиева

Дербентцы против провокаторов

В Дербенте в рамках подготовки к 2000-летию города пройдет фестиваль

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 12 февраль 2015 14:39

C.Меликов это шанс данный Аллахом для лезгиноязычных народов которым наши организации должны воспользоваться.Он обязан возглавить вместе с И.Яралиевым свой народ.ПРОСТО ОБЯЗАН.




Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия