Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Юждаг и Кавказская война

Новые данные по эпиграфике на арабском языке первой половины-середины XIX века

При изучении истории кавказской войны неоценима роль разнообразных письменных источников на арабском языке. В свою очередь, среди арабо-язычных источников особое место занимают эпиграфические памятники – один из важных видов источников по истории и культуре Дагестана в целом.

Подавляющее большинство эпиграфического наследия народов Дагестана составлено именно на арабском языке. Эпиграфические тексты отличаются высокой степенью достоверности. Интенсивная работа последних лет по выявлению и изучению старинных арабских надписей в различных районах Дагестана позволила нам, в частности, получить новые данные, имеющие отношение к истории народно-освободительной борьбы дагестанских горцев эпохи кавказской войны.

Отличительная особенность приводимых ниже памятников эпиграфики заключается в том, что большинство из них обнаружено в горных районах Южного Дагестана, не входившего, как известно, в состав имамата. Вместе с тем, Южный Дагестан во время Кавказской войны неоднократно был ареной боевых действий горцев с царскими войсками, в том числе и крупных сражений. достаточно вспомнить боевые действия в Самурской долине в 1838 и 1839 гг., включая и масштабную военную экспедицию 1839 г. главнокомандующего российскими войсками на Кавказе генерал-лейтенанта Е.А. Головина, или знаменитую осаду Ахтынской крепости войсками Шамиля в 1848 г.

Активное участие в Кубинском восстании 1837 г. приняли жители самурских союзов сельских общин. Все еще малоизученной страницей Кавказской войны остается трагический по своим последствиям для горцев поход в 1852 г. отряда царского генерала барона Врангеля в высокогорные цахурские селения так называемого Горного магала. Селения магала были разрушены артиллерией и преданы огню. все жители сожженных селений были подвергнуты тотальной депортации в сопредельные районы Закавказья. Лишь спустя 10 лет сумевшим выжить в непривычных условиях горцам было позволено вернуться на пепелища в родные горные аулы.

Орфография приводимых ниже арабских текстов сохранена.

В лезгинском селении Гельхен Курахского района, в стене дома, примыкающего к сельскому годекану, установлен прямоугольный речной камень 41х21 см с врезной надписью из трех строк

«1) Это разъяснение Умара. Муртада‘али, сын нур‘али

2)  родился в год, в котором объявился имам ал-Мансур.

3)  а написано это в 1233 г.».

1233 г.х. соответствует 1817-18 г.

Между лезгинскими селениями Усухчай и Мискинджа (ныне в Докузпаринском районе РД), на обрывистом правом берегу реки Самур расположено прямоугольное надмогильное сооружение длиной 210, шириной 110 и высотой 70 см, сложенное из камней скальной породы. в южной, обращенной на киблу стороне сооружения вмонтирована плита высотой 40, шириной 54 см. на плиту нанесены врезные арабские надписи каллиграфическим почерком «насх». Текст плиты огласован. Нижняя строка сильно повреждена.

«1) Это памятник (машхад) и место погребения (мадфин) ‘Усмана из Ириба (ал-‘Ири), убитого

2)  вследствие утраты его уверенности после бегства его сподвижников, и окружения

3)  крупными контингентами русских войск с артиллерией,

4)  в эпоху борца за веру (муджахид) Шамиля-эфенди, который

5)  … его джихад…».


Эпитафия Османа из Ириба

Содержание текста не оставляет у нас сомнений в том, что в данном месте похоронен наиб Ириба осман, которого Мухаммадтахир ал-Карахи упоминает в числе горцев, павших «смертью праведных» во время ахтынского похода Шамиля в сентябре 1848 г. Об обстоятельствах и точном месте его гибели прежде не было известно. Считалось, что это произошло под стенами Ахтынской крепости.

Из исторических источников следует, что отряд генерала Аргутинского-Долгорукова, подошедший на выручку осажденному в Ахтынской крепости русскому гарнизону с севера, преодолев Самурский хребет, не смог перебраться на правый берег Самура, а потому был вынужден переправиться через реку ниже по течению, у селения Зухул (лезг.: ЦIехуьл, ныне в Кусарском районе АР). Затем быстрым маршем войска Аргутинского двинулись к Ахты по правому берегу Самура. Попытка задержать его продвижение была предпринята отрядом горцев во главе с Даниял-султаном и Хаджимурадом близ селения Мискинджа, где были устроены завалы. В произошедшем сражении горцы потерпели поражение и вынуждены были отступить в Ахты. Гаджи-Али из Чоха пишет, что «горцы бежали, оставив много тел за завалами. Многие были убиты и взяты в плен (из Тленсира и Каралала)» [4, 43]. Наиб Осман из Ириба был в числе погибших в Мискинджинском сражении, которое продолжалось около часа [3, 40]. Отряд Аргутинского насчитывал 9 батальонов пехоты, 10 орудий и до 1500 кавалеристов [5, 580]. Согласно русским источникам, со ссылкой на слова пленных горцев, численность отряда Даниял-султана и Хаджимурада у Мискинджи доходила до 7 тыс. воинов [5, 580]. В русском документе сохранилось довольно подробное описание Мискинджинского сражения, в котором, по данным русского командования, потери отряда Аргутинского составили 15 чел. убитыми и 158 ранеными, а горцы потеряли 300 человек и 70 пленными [5, 581].

У художника В.Тимма имеется рисунок «вид неприятельских завалов при ауле Мискинжи (в Дагестане), взятых русскими войсками 22 сентября 1848 г.». Рисунок опубликован в «Русском художественном листке» в №18 за 1851 г.

Обнаружение места гибели наиба османа из Ириба дает возможность уточнить место расположения горских завалов и Мискинджинского сражения в целом.
 
В селении Нижний Катрух Рутульского района, в стене жилого дома Казиева Мири (раньше дом принадлежал Малла Абдулвахабу), в глубокой нише вмонтирована прямоугольная плита 37х23 см с заостренным верхом. Арабские надписи в низком рельефе нанесены в четыре узорных поля. По краям плиты расположены вертикальные ленты с цветочным ор-наментом. в верхней части композиции имеется дата по хиджре: 1263 г. надписи гласят:

«1) Сожгли и разрушили

2)  эти [дома ?] Турадж – наиб

3)  имама, повелителя правоверных Шамиля и Тамим-ага – наиб Даниял-султана».

1263 г. хиджры соответствует 20.12.1846 – 08.12.1847 г.


Надпись 1847 года из Нижнего Катруха о набеге горцев

Эта ценная историческая надпись повествует о неизвестном прежде набеге отряда воинов имама Шамиля в ущелье Кара-Самура - левого притока Самура и причиненных ими разрушениях. Как видно из надписи, отрядом горцев руководили каратинский наиб Турач и Тамим-ага, приближенный мудира Даниял-султана, бывшего султана Илисуйского. Имя знатного илисуйца Тамим-ага встречается в российских документах времен Кавказской войны [5, 599]. Судя по дате, набег шамилевского отряда на селения Ихрекского магала, где расположен нижний Катрух, имел место примерно за год до известного похода войск Шамиля в Самурскую долину, на Ахты. Ахтынский поход проходил в августе-сентябре 1848 г., что соответствует 1265 г. хиджры.

По сведениям Назира ад-Дургили, «ученый, наиб Турач ал-Карати ал-авари погиб шахидом в 1260 г. в сражении у Шали» [9, 97]. 1260 г. хиджры соответствует 1844-45 г. Согласно же надписи из нижнего Катруха, Турач был жив еще три года спустя. Это подтверждается другими данными, согласно которым смерть наиба Каралала Турача произошла в сражении у сел. Шали в 1266/1849-50 г., т.е. после похода Шамиля на Ахты [12, 222-223].

В южной стене мечети в рутульском селении Сюгут Рутульского района установлена прямоугольная каменная плита 54х24 см с рельефными надписями из пяти строк Их изучение показало, что после строительного текста, повествующего о сооружении мечети, приводятся сведения об исторических событиях. Надписи нанесены также в полукруглые поля в боковых частях плиты. Центральное поле, заполненное плотным текстом, окаймляет «вьющийся» растительный орнамент. Над полем нанесена сложная растительная композиция. Арабский текст местами поврежден.

«1) воистину, строят мечети те, кто уверовал в Аллаха и Судный день. Построили (бана) эту мечеть

2)  [хаджи‘али ?], навруз и… [сыновья ?] Рамадана. Мастер (уста) [‘али] сын Рамадана из Сюгута (ас-Су-кути)

3)  в 1279 г. а что касается даты сожжения селений долины Цахура (вади захур) от Курдула

4)  до Кусура и… оттуда в Грузию (Курджистан) -1268 г.

5)  дата же нашего возвращения в родные места -1277 г.».

«написал на камне ‘Усман-эфенди сын Исма‘ила из Муслаха (ал-Муслаги). 1282 г.».


Надпись на мечети селения Сюгут

Из текста следует, что в 1268 г. хиджры (26.10.1851 - 13.10.1852 г.) селения горного магала, расположенные в верховьях Самура («долина Цахура»), начиная от Курдула до самого отдаленного селения данного региона - аварского селения Кусур, были сожжены, а жители выселены в пределы Грузии, куда была включена территория Джаро-Белокан и бывшего Илисуйского султанства.

В 1277 г.х. (20.07.1860 - 08.07.1861 г.) жители депортированных селений вернулись в родные селения. Вскоре, в 1279 г. (29.06.1862 - 17.06.1863 г.) была заново отстроена мечеть Сюгута. Надпись сообщает имена организаторов строительства, профессионального мастера-строителя, который был уроженцем Сюгута и, наконец, резчика-каллиграфа, который, судя по нисбе, происходил из цахурского селения Муслах. Катиб ‘Усман-эфенди сын Исма‘ила, могила которого найдена нами в Муслахе, высек плиту со строительной надписью в 1282 г.х. (15.05.1865 - 26.05.1866 г.).

Любопытна взаимосвязь данных эпиграфических памятников Дагестана с арабоязычными нарративными источниками.

В этой связи, вызывает интерес тот факт, что некоторые фрагменты сюгутской надписи почти дословно воспроизведены в арабоязычном сочинении суфийского шейха тариката накшбандийа Шу‘айба ал-Багини, который в одно время жил в цахурских селениях и, вероятно, был знаком с содержанием строительно-исторического текста плиты из Сюгута. Ал-Багини, в частности, пишет (пер. с арабск. наш):

«В 1268 г. были сожжены девять селений вилайата Самур проклятым, злополучным врагом религии, генерал-майором бароном (Врангелем - З.З.) вместе с Тархановым. Они пришли в долину Цахура в месяце рамадан и сожгли их селения от Курдула до Кусура, а жителей их выселили в Грузию, т.е. Джар. Большинство их умерло там, а после [оставшиеся] вернулись в их горные селения. Выселение жителей произошло из-за страха русских, что эти девять селений окажутся в руках у имама Шамиля» [13, 463].

Рамадан 1268 г.х. соответствует 19.06. - 18.07.1852 г. Из сочинения ал-Багини следует, что были сожжены не все четырнадцать селений горного магала, а лишь девять из них. Тринадцать селений магала являются цахурскими, а одно (Кусур) - аварское.

Над входом в соборную мечеть селения Цахур (Рутульский район) установлена крупная, богато декорированная квадратная плита 70х70 см. Строительная надпись из шести строк выполнена плотным каллиграфическим почерком «насх» в низком рельефе и помещена в квадратное поле в центре плиты. Центральное поле окаймляют две орнаментальные ленты с изящными растительными мотивами. На широкой ленте высечены медальоны с именами всевышнего и четырех праведных халифов. Надписи нанесены также в боковые полукруглые поля.

Краткий перевод надписи был опубликован в журнале «Лезгистан» в 1993 г. [2, 69]. Арабский текст и фотография прежде не публиковались. Ниже мы приводим нашу редакцию чтения и перевода надписи. В центральном поле читаем:

«1) Строят мечети аллаха те, кто уверовал в аллаха и его пророка. А после неверные учинили насилие и притеснения

2)  над жителями Цахура (ахл Захур) и другими жителями [долины] Самура (ахали Санбур) в эту дату, - да спасет нас аллах! - в 1266 году,

3)  вплоть до того что сожгли их селения, их мечети и множество книг. И по этой причине они рассеялись (та-фарраку)

4)  в разные стороны и оставались в таком положении десять лет. Затем они вернулись по милости аллаха

5)  к родным местам (ила автанихим) и отстроили (бану) [заново] свои селения. восстановил (‘аммара) и построил (бана) соборную мечеть Цахура (масджид джами‘ захур) Малла Мухаммад-афанди,

6)  сын Йа‘куба-афанди, сына Рамадана-афанди, сына Хаджжи Йа‘куба-афанди из Цахура (аз-Захури) по происхождению (аслан), из Лекита (ал-Лакити) по месту жительства (масканан), в 1280 году».

1280 г.х. соответствует 18.06.1863 - 05.06.1864 г. датой сожжения Цахура и других селений горного магала в надписи указан 1266/1849-50 г. однако известно, что цахурские селения были разрушены войсками царского генерала барона Врангеля двумя годами позже, в 1268/1852 г.


Надпись над входом в мечеть Цахура

Сразу четыре человека в тексте наделены духовным званием «афанди» («эфенди»). организатор строительства Мухаммад-эфенди жил, согласно надписи, за главным Кавказским хребтом, в селении Лекит (ныне в Кахском районе азербайджанской Республики). он восстановил мечеть в Цахуре, на родине своих предков, вскоре после возвращения депортированных в Закавказье жителей.

Анализ опубликованных эпитафий северо-западного региона нынешней АР позволил нам определить место и дату захоронения упомянутого Мухаммада-эфенди, а также проследить его родословное древо вплоть до XVII в. Мухаммад-эфенди умер в седьмой день месяца раби ас-сани 1308 г. хиджры и похоронен в селении Лекит (ныне Кахского района АР) [10, 154-155]. М.С. Неймат определяет эту дату как «11.11.1891 г.». 

На самом же деле, седьмой день месяца раби ас-сани 1308 г. соответствует 20.11.1890 г. Из эпитафии Мухаммада-эфенди, где он назван «кадием», мы узнаем имя его прапрадеда - «Хаджжи Хусайн-эфенди». Из эпитафии же его дяди, Малла Султана, сына Рамадана-эфенди, похороненного в том же селении Лекит, определяется также и имя прапрадеда Мухаммада-эфенди - «Хаджжи Йа‘куб-Эфенди аз-Захури» [10, 155].

Отец Мухаммада-эфенди - «Хаджжи Йа‘куб-эфен-ди сын ученого Рамадана-афанди аз-Захури», умер в 1275/1858-59 г. Об этом свидетельствует надпись на стеле, которая установлена в юго-восточной стене мечети селения Лекит [10, 123]. Судя по всему, отец Мухаммада-эфенди - Хаджжи Йа‘куб-эфенди, после насильственной депортации 1852 г. уже не вернулся в родной Цахур, а вместе с семьей остался жить в закавказском Леките, где и был похоронен.

Таким образом, благодаря эпиграфическим памятникам нам известны имена пяти предков восстановителя соборной мечети Цахура. Мухаммад-эфенди, несомненно, принадлежал к потомственной духовной элите Цахура. Наша реконструкция имен его родословной выглядит следующим образом: кадий Мухаммад-эфенди сын Хаджжи Йа‘куба-эфенди сына Рамадана-эфенди сына Хаджжи Йа‘куба-эфенди сына Хаджжи Хусайна-эфенди сына Хаджжи Йа‘куба-эфенди. Все предки Мухаммада-эфенди совершили паломничество в Мекку и имели духовное звание «эфенди». В лекитских эпитафиях они названы еще и «учеными» (‘алим). Данные арабской эпиграфики позволяют говорить о существовании в XVIII-XIX вв. целой династии духовных деятелей Цахура.

В восточной стене мечети цахурского селения Микик (Рутульский район) установлена прямоугольная плита 50х30 см с отбитым нижним левым углом. Надпись в три строки высечена в низком рельефе. Окончание надписи не сохранилось.

«1) Переселилось (иртахала) селение Микик (карй-ат Микикийй) вследствие притеснения (зулм) русских (ар-русиййа) [в] 1269 г. И они жили (сакану)

2)  в селении Илису (карйат Илусийй) двенадцать лет. Затем построили (бана) эту мечеть адам и Расул,

3)  сыновья Рамадана, – да примет аллах их благодеяния! амин. А мастер (устадуху) джум‘а сын Рамадана, вали…».

Дата высечена под второй строкой. 1269 г. хиджры соответствует 15.10.1852 – 03.10.1853 г. Из надписи следует, что вскоре после разрушения Микика его жители были насильственно переселены в Илису, бывшую столицу Илисуйского султанства, и жили там двенадцать лет. О месте переселения микикцев раньше не было известно. Надпись различает организаторов строительства и непосредственных мастеров-строителей. Примечательно, что характер строительных работ выражен арабским глаголом бана («строить»), что указывает на то, что мечеть была основательно разрушена царскими войсками, не подлежала восстановлению и была отстроена заново.

В высокогорном лезгинском селении Иче, которое расположено в горах Самурского хребта, в пределах Рутульского района РД, наше внимание привлекло содержание одной из арабских эпитафий. Она нанесена на надмогильную плиту 40х40 см. Текст состоит из четырех строк и высечен в низком рельефе.

«1) Переселилась из этого мира

2)  в загробный мир Ба’и - дочь кавха

3)  Хашима, жена Ибрахима. он умер

4)  [когда] пришло войско муридов (джайш ал-мури-дин) к крепости Лучек (Лучак) в 1265 г.».

1265 г.х. соответствует 27.11.1848 - 15.11.1849 г.


Надпись из селения Иче

Термином «кавха» в Южном Дагестане, в частности, в Самурской долине, обозначали старшин селений. В эпитафии сообщается об историческом событии - нападении войск Шамиля на русскую крепость, находившуюся в рутульском селении Лучек. Это нападение произошло во время похода войск Шамиля в Самурскую долину в 1848 г.

Известно, что отряды горцев под командованием Даниял-султана и Хаджимурада [4, 42] устремились на Ахты со стороны верховий Самура. Двигаясь на юго-восток, путь их пролегал через Лучек, расположенный у слияния с Самуром крупного левого притока Кара-Самур. Мухаммадтахир ал-Карахи пишет, что мудир Даниял-Султан взял крепость Лучек (Ничик, Начик) и захватил там в плен около 300 человек «из отступников и их глав». Впоследствии, когда Шамиль догнал высланные вперед войска, он освободил этих пленных, а их глав отослал в крепость Ириб (ныне в Чародинском районе).

Примечания

1. Абдурахман из Газикумуха. Книга воспоминаний. Махачкала, 1997.

2. Айтберов Т.М. Эпиграфические памятники (на полевых материалах) // Журнал «Лезгистан». №3-4. 1993. С. 65-76.

3. Бедирханов Н.В. Воспоминания «Девы гор». Махачкала, 2013.

4. Гаджи-Али. Сказание очевидца о Шамиле. Махачкала, 1990.

5. Движение горцев Северо-восточного Кавказа в 20-50 гг. XIX в. Сборник документов. Составители В.Г. Гаджиев, Х.Х. Рамазанов. Махачкала, 1959.

6. Магомедов З.М. Великие Бойнаки. Истории в деталях. Махачкала, 2008.

7. Мусаев Г.М.-С. Рутулы (XIX – начало XX вв.). Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1997.

8. Мухаммед Тахир. Три имама. Махачкала, 1990.

9. Назир ад-Дургели. Услада умов в биографиях дагестанских ученых / пер. с араб., коммент., факс. изд., указ. и библиогр. под-гот. а.Р. Шихсаидовым, М. Кемпером, А.К. Бустановым. М.: 2012.

10. Неймат М.С. Корпус эпиграфических памятников Азербайджана. Т.II. арабо-персо-тюркоязычные надписи Шеки-Закатальской зоны (XIV век - начало XX века.). Баку, 2001.

11. Феодальные отношения в Дагестане. XIX – начало XX в. Архивные материалы. Составление, предисловие и примечания Х.-М. Хашаева. М., 1969.

12. Хроника Мухаммада Тахира ал-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля / Пер. с араб. А.М. Барабанова. М.–Л., 1941.

13. Шуайб б. Идрис ал-Багини. Табакат ал-хваджаган ан-накш-бандийа ва садат ал-машайих ал-халидийа ал-махмудийа. Дамаск, 1996.

14. Эпиграфические памятники Северного Кавказа на арабском, персидском и турецком языках. Ч. 3. надписи X-XX вв. новые находки. Издание текстов, переводы, комментарии, статья и приложения Л.И. Лаврова. М., 1980.

15. Эпизоды из жизни Алкадари в ссылке (отрывок из «Диван ал-Мамнун» Алкадари). Пер. с арабск. Х.А. Омарова // Гасан Алкадари. Ученый, поэт, просветитель. Сборник научных трудов. Махачкала, 2006. С. 115-125.

16. Юров А. Три года на Кавказе (1837-1839) // Кавказский сборник Т. 9. Тифлис, 1885. С. 109-113.

Замир Закарияев

Доктор исторических наук, профессор кафедры арабской филологии ДГУ, старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук

.

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Юждаг и Кавказская война ч.2

Ведомости: Уроки Кавказской войны XIX века

Юждаг ждет своих исследователей

Международная конференция "Кавказская война XIX века: Realpolitik и "войны памяти"" приняла итоговое заявление

Лезгинский след на тропах газавата

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2019 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия