Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Лексические связи Европы и Кавказа

Возможные области реконструкций лезгинских языков от Гаджи Алхасова

Изучение языков вне контекста развития культуры их носителей лишено всякого смысла. Подобная постановка вопроса со своей стороны требует, чтобы познавательный процесс сам был обоснованным, прежде всего своей опорой на закономерности, которые функционируют в самих изучаемых языках.
 
Если отвлечься от квазинаучных представлений, которыми по этой части насыщено информационное пространство, в том числе и научное, то можно сказать, что дело движется именно в этом направлении.
 
Кроме того это положение можно проиллюстрировать работами российских и зарубежных исследователей, занимаясь над которыми уже сумели наработать определенный позитивный опыт в этой области.
 
В частности можно отметить работу С.Старостина и Н.Николаева «Индоевропейско-севернокавказские лексические изоглоссы», в которой на конкретном материале рассматривается языковые контакты носителей северокавказских и индоевропейских языков, имевших место предположительно семь тысячелетий назад.
 
Значительная доля таких свидетельств приходится и на лезгинские языки, поэтому не лишено смысла привести здесь некоторые примеры из указанной работы.
 
ПИЕ *пси – «меч», (др-инд. асл «меч, тесак»; лат. енсис «меч». ПСК * ниц1о «серп, нож», ПЦХ *нишу «серп», цез., гин. нешу,инх. нишу. ПА * ничо «серп», анд. ничо, ахв.,тинд. Нича и др. ПЛ (с метатезой) *чин «серп», крыз., будух., цах. чин.
ПИЕ *куер – «сосуд» (др-инд. кару «котел, горшок», др-ирл. коире, др-анг. Гьвер «котел». ПЛ *гур «посуда, миска» // лез. кквар «кувшин», агул. гвар
ПИЕ *орсо – «зад, ягодицы», (др-в-нем. арс, др-анг. еарс и др.). ПЛ *?асс «низ» (таб. ас-ихъ, ас-ик «внизу», ас-ина «вниз», агул. айс «вниз», лез. ас-к1ан «низкий» и др.
 
Количество таких примеров довольно велико, чтобы их не заметить или не обращать на них внимание, однако назвать их безупречными тоже не получается. 
 
Объясняется это тем, что реконструкция слов осуществляются путем сложных этимологических операций, в которых трудно учитывать все особенности изучаемых языков. Поэтому и результаты таких, несомненно, полезных усилий нередко оставляют желать лучшего и требуют своей коррекции.
 
Одним из слабых звеньев в корпусе принятых для изучения кавказских языков приемов на сегодняшний день является отсутствие у исследователей общего представления о лексической основе лезгинских, а шире и дагестанских языков для праязыкового состояния.
 
Этот недостаток они пытаются компенсировать, как уже говорилось, набором сложных приемов, которые в конечном итоге не всегда в состоянии давать достоверный результат. Мы решительно отвергаем такой подход, и свое решение задачи строим на более четких и недвусмысленных правилах.
 
Прежде всего, необходимо помнить, что лексическая основа лезгинских языков в праязыковом состоянии могла иметь только четырехкомпонентную структуру, т.е. основа слов могла содержать в себе только четыре звука, каждый из которых был наделен определенными функциями.
 
Об этом мы в одной из своих работ уже говорили, поэтому не будем повторяться здесь, почему слова пралезгинского языка могли иметь именно такую структуру, а не какую-нибудь иную?
 
Второе, в начальной позиции слова мог быть только определенный набор звуков, а именно – в, й, б, м, д, причем, из перечисленных звуков м- зачастую имеет вторичный характер.
 
Третье, позицию предкорневого согласного могли занимать исключительно сонорные звуки – р,л,м,н (изначально только р-).Четвертое, позицию корневого согласного мог занимать любой другой согласный, кроме перечисленных. Пятое, подобная структура была характерна исключительно для всех слов языка, и исключений быть не могло.
 
Исходя из чего, не трудно предположить, что и реконструировать лексику, если мы хотим получить достоверные результаты, следует исключительно в соответствии с этими правилами.
 
Шестое, все разнообразие незаимствованной лексики лезгинских языков является теми или иными вариантами слов, имевших некогда свое «правильное» строение или их фрагментами, получивших впоследствии статус самостоятельных образований.
 
Ниже мы попытаемся продемонстрировать, как могли выглядеть в те далекие эпохи отдельные слова лезгинских языков и сопоставить их с аналогичными словами индоевропейских языков.
 
Граница. Из лезгинских языков слово, обозначающую границу сохранилось в агульском языке, и имеет звучание кквар «межа».
 
Если рассматривать его в ракурсе приведенных выше правил, то не трудно увидеть, что в нем пустует начальная позиция, где должен был стоять один из грамматических показателей, в данном случае м-, так как именно он выступает в качестве классного определителя в такого рода словах и предкорневой сонорный.
 
Заполняем лакуны и получаем *марккв-ар, где -ар – это показатель основы косвенных падежей. Следовательно, основой слова является марккв из исторического *маргв.
 
Сопоставляем его в свою очередь с латинским словом марго «граница», к которому, в конечном итоге восходит и хорошо знакомые нам всем слова «маркер», «марка», «де-марк-ация» и ряд других. Как можно заметить, совпадение полное.
 
Еще больше нас заинтригует ситуация, если сюда мы привлечем и отмеченное выше русское «межа» из исторического *мега в результате известного чередования г – ж в русском языке. Восстанавливаем также, недостающий здесь предкорневой сонорный р- и вновь получаем *м(р)га «межа, граница».
 
Необходимо также заметить, что само реконструируемое слово следует отнести к исконной лексике лезгинских языков, так как, при такой трактовке начальный звук м- здесь можно квалифицировать как классный показатель, тогда как наличие его в структуре слова с точки зрения индоевропейских языков он не мотивирован, т.е. не продиктован ничем. Не правда ли интересный результат!?
 
Изумруд (смарагд). Считается, что данное слово происходит от персидско-арабского слова зумурруд (турецкий – зуьмруьт), который в свою очередь восходит к использовавшемуся в славянских языках смарагъдос - греческому слову, означающий буквально – «зеленый, драгоценный камень», и для которого также в форме «мараката» отмечается параллель и в санскрите (эпос Махабхарата).
 
Европейское название камня: немецкое – смарагд, французское – эмерод, испанское – эсмеральда. Начальные звуки с-, и-, е- в нем считаются наращениями. С такой трактовкой названия драгоценного камня можно было бы согласиться, если бы не следующие обстоятельства. А дело в том, что, наряду с вторично заимствованным зумрут «изумруд» в форме маргъ «бусина; серьга» (по диалектам) это слово присутствует и в агульском языке.
 
Понятно, что классифицировать его как заимствование в отдельно взятом агульском языке из других вышеперечисленных языков нереально, хотя очевидность по звучанию с греческим вариантом здесь налицо. Тогда в чем же дело?
 
А в том, что в форме марв-ар «круглой формы камени в русле реки» это слово сохранилось и в родственном лезгинском языке. Разница здесь лишь в том, что в лезгинской версии его отсутствует корневой согласный -гъ, который не сохранился. Восстанавливаем его по аналогии с агульским эквивалентом и получаем *мар(гъ)в-ар.
 
Но процедура самой реконструкции его на этом не завершается. Дело в том, что в лезгинских языках реконструируемое слово *маргъв повторяет структуру слова «махмахай» обозначающего в агульском (керен.) «град, градина».
 
Само слово махмахай образовано повторением основы мах-ай (-ай словообразовательный суффикс). Заметно, что здесь также предкорневой согласный не сохранился.
 
Восстанавливаем его и получаем *марххв. Разница между двумя реконструируемыми словами *маргъв и *марххв заключается в чередовании в звуков хх / х и гъ в лезгинских языках, например, такое, какое мы наблюдаем в агульских словах хил – гъил «рука», худул – гъудул «легкое» и т.д.
 
Еще одно слово, которое можно сюда привлекать – это агул. марх-ал «снежный занос». В целом, очевидно, что все эти слова имеют отношение к природным осадкам.
 
Поэтому мы полагаем, что изначально данным словом обозначали «дождь» - марф из исторического *мархьв, который на иной ступени чередования звуков хьв-, ххв-, хв-, гъв-, гъ- расширил свое первоначальное значение.
 
С точки зрения семантики это более чем оправдано, так как развитие значения этого слова могло идти по схеме: дождь – капля дождя – градина – град - камень, который по форме напоминает каплю – бусина.
 
Еще одно обстоятельство, которое нас в этом убеждает, это то, что лезг. камень «марв», не только по форме напоминает «каплю», но и по цвету имеет синевато-серый оттенок. Ведь именно такой цвет имеет в горах речные камни
 
Вот почему древние греки смарагд по цвету считали не только зеленым, но и синим. Да и дождь в горах имеет серый цвет из-за туманов. Таким образом, можно заключить, что название смарагд (изумруд), которое во многих языках мира обозначает драгоценный камень, берет свои истоки именно в лезгинских языках.
 
Небо, небесные светила, боги.
 
В лезгинских языках название неба имеет следующие звучания: лез. ццав, дзав, таб. дзав, зав, агул. дзав, зав, крыз. зов, будух. зыв, хин. дзо. И в целом для них восстанавливается версия *вардз, поскольку в тех формах, которые они бытует сейчас в период состояния праязыка существовать не могли, так как не соответствовали лексической матрице языка.
 
Кроме того, как можно наблюдать из приведенного материала, реконструируемое версия названия неба полностью повторяет и название месяца в них: лез. варз, таб. ваз, вадз, агул., цах.. рут. ваз, крыз. ва1з, будух. вез, хин. вац1, арч. бац из исторического *вардз.
 
То есть, мы здесь имеем случай, когда одним и тем же словом обозначали разные объекты. Подобный пример мы наблюдаем в лезгинских языках и сейчас, когда и месяц календарный, и месяц как небесный объект в них также имеют одно и тоже название.
 
Кроме того, следует отметить, что анализируемый термин способен был иметь по звучанию и другие свои версии, например, *йардз.
 
Это зависело от того, каким виделся носителям языка тот объект, который назывался этим словом – мыслился ли он как одушевленный или неодушевленный, относился ли он к объектам мужской группы или женской и т.д.
 
То есть грамматическое оформление слова полностью зависело от того, к какой классной группе его относили. В процессе развития языка могло случиться и так, что объект, который раньше относился к одной классной группе, со временем мог полностью поменять свой статус на противоположный.
 
Соответственно, в зависимости от этого могло поменяться и грамматическое оформление слова, которым его обозначали. Еще одно особенность заключается в том, что, в результате гиперкорреляции или ассимиляции начальный звук в- в этом названии мог поменяться и на м-, в итоге чего в языке могла функционировать и форма *мардз.
 
Данный момент представляет интерес в том плане, что он позволяет сопоставить название «неба» и «месяца» в лезгинских языках с названием бога войны и покровителя римской мощи Марсом.
 
Римляне считали, что Марс их любит больше, чем другой, и поэтому дает им победы в войнах. В знак своей благосклонности он сбросил им с неба собственный щит, который должен был охранять Рим.
 
Поэтому его называли также Марспитером, что означало «отец Марс». Именем Марса названа и одноименная красная планета и до настоящего времени он остается символом войны.
 
В греческой традиции римскому Марсу соответствует бог войны Арес, в другой версии – Арей. В микенскую эпоху его имя встречается в составе композитов: а-ре-ме-не (Ареймен), а-ре-и-зе-ве-и (Аритсевехи), па-на-ре-йо (Панарей).
 
Первоначально считалось, что Гера родила Ареса без участия Зевса от прикосновения к волшебному цветку. В более поздних мифах Арес выступал как сын Зевса, который называл его самым неистовым из всех богов.
 
Но вот вопрос, что общего между Марсом и Аресом, кроме того, что они являются богами войны? Ответ прост – красный цвет, цвет войны. А теперь можно сравнить название этого цвета в лезгинских языках: арч. йаьт1анну-т, лез. еры, йару, йары, таб. ири, уьру, агул. ир-еф, ир-ер, эр, рут. ир-ды, крыз. ири, хин. ццина.
 
Полнее всего слово сохранилось в лезгинском языке – йару, но и здесь корневой согласный выпал. Однако он сохранился в хиналугской версии – цц-ину и в названии серебера – агул. ар-с, который изначально служил названием красного металла – меди или золота, но в дагестанских языка под влиянием культа Луны перешло на лунный металл, каким считали серебро.
 
Тем не менее, сопоставление приведенных слов позволяет в конечном итоге восстановить название красного цвета для состояния пралезгинского языка. И им будет *йарцц, откуда могло идти и имя бога войны Арес.
 
Вот так на отголосках прежних слов замыкается круг тысячелетий. В следующей своей работе мы намерены попытаться реконструировать структуру социального устройства пралезгинского общества, конечно, если в этом будут заинтересованы читатели.
 
Данные исследования несут мнение автора и могут не совпадать с мнением редакции.

Гаджи Алхасов, представитель ФЛНКА в Агульском районе

.

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Прародину германских и романских языков отнесли к западу России

Ближе всех к кавказцам баски?

Мнимое благополучие

Глубинные пласты лезгинских языков

Борьба за родные языки

Комментарии (2)
Комментарий #2, дата: 28 ноябрь 2014 17:46

Последующие комментарии к данной статье удалены из-за содержащихся в них оскорблений

Администрация сайта

 

Лез.-агул  ккур / гур "часка, миска" //  кквар /гвар и  далее  по др.  языкам  воскодят  к  значению "круглый"  и  восходят  к форме  *марг (ав).  См. в этом плане также груз. марга и  агул  магра /марга "вид  кувшина,в  котором  сьывали  масло", этимологически  связанные  с  данными  словами. Связано  ли  с ними  и.-е. кера "гореть,жечь"  будет  интересно  выяснить. В  лезгинских  языках  слов  "гореть" (лез. ккур; агул. угас  и т.д.) должно  иметь в  истоке  форму  *вургас / йургас, которая  в  целом  связано  еще  с  такими  понятиями  как  "видеть", "свет", "глаз"  и  некоторыми  другими.


Комментарий #1, дата: 28 ноябрь 2014 15:32

Гаджи, в целом интересно, хоть написано мудрённо. Понимаю, что о сложном просто не напишешь, но всё же. 

Лезгинское слово "ккур" (миска), которое обнаруживает семантическую связь со словами в разных языках, а также близость с праиндоевропейской основой "kera" (гореть, жечь), этимологически объясняет сам предмет: ккур - обожённый. Кстати, в древнегреческом "керамос" означало "глиняное изделие", подозреваю, что именно обожёное, судя по восстановленной ПИЕ основе.    




Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия