Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

У ворот Дербента – победители конкурса по его развитию: чего ожидать?

Беседовал Мурад Шихахмедов

В Дагестане 30 июля подвели итоги первого этапа международного конкурса на создание мастер-плана развития Дербента. Финалистами стали три консорциума, в том числе два интернациональных и один российский.

Выбор жюри, возглавляемого главой Дагестана Владимиром Васильевым, пал на следующую тройку консорциумов:
1. Консорциум под началом АйЭнДи Аркитектс (Россия). Члены консорциума: ADEPT (Дания), SWA (США), Найт Фрэнк (Россия), РашаДискавери (Россия);
2. Консорциум под началом Института Генплана Москвы (Россия). Члены консорциума: Гинзбург и Архитекторы (Россия), СКЦ (Россия);
3. Консорциум под началом МАДМА (Нидерланды). Члены консорциума: РТДА (Россия).

До 11 ноября конкурсанты должны представить Оргкомитету конкурса, возглавляемого руководителем Центра стратегического развития «Центр» Сергеем Георгиевским, подопечные которого разработали техническое задание к конкурсу, свои варианты мастер-планов Дербента. В эти же сроки они должны будут представить концепцию развития городской набережной.

В беседе с РИА «Дербент» экономист Маир Пашаев, который вместе с коллегами также представил свое видение развития Дербента, рассказывает об итогах и особенностях проведения конкурса, причинах, почему в финале не оказалось ни одной дагестанской команды, знакомы ли победители с уникальностью древнейшего города.

– Как Вы расцениваете итоги отборочного этапа конкурса? Считаете ли Вы их объективными, и почему, по Вашему мнению, среди победителей не оказалось дагестанской компании? Что не так с итогами или компаниями-финалистами?

– С компаниями-финалистами все в порядке, если не считать, что они далеки от конкурсного задания. Проблема скорее в том, что организаторы конкурса изначально взяли курс на мастер-план, в его традиционном и однозначном понимании – градостроительном, архитектурном и дизайнерском продукте. На это обратили внимание различные архитектурные бюро. Но в итоге сформулировали более широкое конкурсное задание: четыре раздела задания из пяти выходят за пределы мастер-плана. Конкурсное задание экономическое, и кто его может выполнить, мы знаем поименно – крайне узкий круг специалистов, не более десяти. Знает их и Сергей Георгиевский.

25 июня на презентации конкурса в ТАСС я обратился к организаторам конкурса с вопросом о том, почему нельзя было провести полноценный форсайт. Форсайт – открытая для профильных специалистов площадка выработки стратегии, проектов, решений. В данном же случае она получилась «закрытой» и «однобокой». По сути, это форум архитекторов. Также сделал замечание, что в Жюри конкурса недостаточно специалистов, и что такой сложный конкурс должен иметь Экспертный совет.

С другой стороны, мы считали, что как минимум одна дагестанская команда должна работать над проектом. И работать в Дербенте, в ежедневном плотном контакте с заказчиком проекта, инвестором, с городской администрацией, с правительством республики, которое уже утвердило комплексную программу развития Дербента. Бросить в прорыв тысячелетний город, застывший в своем развитии и задать ему новый вектор развития, траекторию развития на ближайшие 100-200 лет, это — сверхзадача.

Вместе со стартом проекта запущены и риски: в проекте заложены колоссальные политические и репутационные риски для сенатора Сулеймана Керимова. Должна быть команда проекта, которую курируют он сам, мэр города и контролируют ход выполнения непосредственно, вносят коррективы на стадии исполнения. Команда, которая не только формализует видение заказчика, администрации и правительства, но и в ходе исполнения конкурсного задания сформирует команду развития, реализации проекта. Почему такой команды нет, и по каким причинам жюри конкурса считают дагестанские команды слабыми и недостойными проектировать свою малую родину, мне неизвестно. Жюри виднее.

– Для чего необходимо было привлекать к конкурсу такое количество иностранных компаний? Есть ли у победителей полное понимание специфики и уникальности Дербента?

– Возможно, компании больше рассчитывали на имиджевую рекламу и получение заказов на реализационной стадии проекта. По проблеме специфики Дербента: одна компания все-таки написала в соцсетях, что знакомы с Дербентом. Оказалась, что в их консорциуме состоит туроператор. Смешно, конечно. Подозреваю, что команды компаний-финалистов никогда в Дербенте и не были.
Сами дербентцы продолжают открывать для себя город. Настоящая история Дербента еще впереди, она не исследована и не раскрыта. Даже история по Кудрявцеву*, несмотря на его огромные заслуги, она неполная, в основном «советская», он сам это понимает и продолжает активные исследования, раскопки. Мало что известно о древнем, доперсидском периоде. Ведь по-настоящему история Дербента там. Рядом Великентское поселение древнего человека, которому по различным оценкам от двухсот до восемьсот тысяч лет. Возможно, Дербенту не пять тысяч лет, а значительно больше: в таком стратегическом и удобном месте не могло не быть древнего поселения.

– Каково отношение руководства Дагестана к проектам по развитию Дербента? Будут в Дербенте строить «город Солнца», как на это однажды указал Владимир Васильев? Какие и когда ожидаются следующие этапы? Когда проекты финалистов конкурса выйдут на уровень реализации?

– Пока однозначного понимания проекта по Дербенту нет. Ни у руководства Дагестана, ни у организаторов конкурса. И ни один из финалистов конкурса не в состоянии представить Стратегию или тем более Стратегию пространственного развития Дербента: пока неизвестны ключевые входные данные проекта. Есть вопросы вне их компетенций. Не определены новые границы Дербента: площадь города в старых границах 700 га, а конкурсное задание на 7000 га! Если все-таки подойдем к необходимости строительства в дербентской зоне морского порта и аэропорта, то это будет совсем другой проект. Тогда выполненные сейчас конкурсные задания можно смело аннулировать.

Если подойдем к созданию Дербентской агломерации, тем более. В таком случае города Дербент, Дагестанские Огни и Дербентский район по закону имеют право образовать единую администрацию, сохраняя свои муниципальные образования. Это уже другой социум, другое экономико-географическое, пространственное, экономическое измерение. В Дагестане будет создана вторая агломерация и второй центр экономического роста. Тогда легко просматриваются города-спутники Дербента, появляется возможность увеличить длину набережной от Хазара до Дагогни, а может и до рекреационной зоны Дарваг-чай. В таком случае просматривается и автодорога по берегу моря Белиджи-Мамедкала, сквозная через Дербент и совмещенная с набережной. Получить набережную длиной 30 км с автотрассой и мощной рекреационной инфраструктурой, и получить в этой сфере позицию №1 в мире, дорогого стоит. Пока Дербент с одной только достопримечательностью крепостью «Нарын-кала» похож на птицу с одним крылом.
–  Каковы Ваши оценка, характеристика и общие оценки относительно будущего Дербента? В чем будущее города и получим ли мы город будущего?

–  Ситуация не совсем благоприятная для старта крупного проекта. Ситуация низкого старта, однозначно.

Если рассматривать стратегию как управление ресурсами и человеческим капиталом, здесь тоже проблемы. Даже учитывая 23 млрд рублей, выделенных по правительственной программе. Этого недостаточно. Для успеха проекта вы должны иметь многократное превосходство в ресурсах перед стоящими вызовами и решаемыми проблемами. Как минимум, нужно понимание и широкой инвестиционной программы по Дербенту. С командой развития – проблемы, и мэр города постоянно демонстрирует свое видение проблем в разных сферах.

Если рассматривать стратегию Дербента как управление тысячелетним брендом и достижение его капитализации, то город пока не готов подойти к такому измерению. В мире более 200 городов, позиционирующих себя как кластеры, есть и туристические города-кластеры. В 2010 году я опубликовал небольшой концепт превращения Дербента в кластер превосходства. Фактически это программа маркетинга территории и долгосрочный маркетинговый план развития. Для развития важно воздействие и ресурсы извне, а само развитие должно быть направлено вовне. Важно не просто удержаться в этих качелях, что прямо приписано в конкурсном задании как концепция «жизнестойкого города». Важно сделать город глобальным, не теряя своей идентичности.

*Кудрявцев Александр Абакарович, историк, археолог, более 25 лет вел археологические раскопки в Дербенте.

.

РИА "Дербент"

Дайджест

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Мастер-план Дербента: вначале – компетенции, затем идеи и воплощение

Условия соглашения по продаже азербайджанского газа в Европу: крах надежд Брюсселя и новые перспективы "Газпрома"

Кадыров снял "Сердце Чечни" с голосования в конкурсе "Россия 10" и объявил бойкот абонентам "МегаФона" и "Билайна"

Власти Дагестана объявили конкурс на проект по объединению Махачкалы и Каспийска

В Дагестане пройдет конкурс на лучшего чтеца на родном языке

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2019 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия