Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Проблемы не столько в коронавирусе: главные итоги 2020 года для экономики Дагестана

Новый глобальный экономический кризис подтверждает старую аксиому: сильные в периоды тяжёлых испытаний становятся ещё сильнее, а слабые – ещё слабее. Дагестану в этом смысле похвастаться нечем: экономика республики увязла в хронических проблемах, запас её прочности невелик, и многие негативные тренды федерального и мирового уровня отразились на ней с удвоенной силой.
 
Безработица: семикратный (официальный) рост
 
По данным федеральной статистики, количество официально зарегистрированных безработных в стране с начала года до сентября выросло с 727 тысяч до 3,7 млн человек, то есть примерно в пять раз. В Дагестане динамика роста безработицы оказалась существенно выше. Согласно информации Дагестанстата, за десять месяцев число безработных в республике увеличилось в 7,2 раза к тому же периоду прошлого года – до 144,6 тысячи человек. По итогам третьего квартала Дагестан занимал четвёртое от конца место в России по уровню безработицы – 15,7%, уступая только Тыве, Чечне и Ингушетии.
Кратный всплеск официальной безработицы по всей стране объясняется очень просто. После того как правительство в конце марта приняло решение повысить пособие по безработице до размера МРОТ (12130 рублей), многие граждане, раньше работавшие неформально, сделали совершенно рациональный выбор в пользу того, чтобы стать легально признанным безработным. Раньше размер пособия был совершенно смехотворным, его оформление было сопряжено с множеством бюрократических проволочек, поэтому для многих проще было устроиться в теневой сектор экономики или не работать вовсе – зато чиновники могли манипулировать в своих отчётах красивыми цифрами.

Новые правила игры, несомненно, отражают стремление властей меньше выдавать желаемое за действительное. Но что может предложить безработным рынок труда в условиях кризиса? По данным ноябрьского исследования РИА «Рейтинг», наиболее распространённый диапазон зарплат в Дагестане составляет 14–31 тысячи рублей, а доля работающих с зарплатой ниже 15 тысяч рублей в месяц превышает 29%. Последний показатель – худший в стране. Таким образом, перед большинством теми, кто идёт на биржу труда, скорее всего, вырисовывается понятная дилемма: либо получать пособие в размере МРОТ, либо идти работать на тот же МРОТ. Рациональный выбор в данном случае, кажется, очевиден.
 
Цены: росли, растём и будем расти
 
По данным Южного главного управления Банка России, в ноябре инфляция в Дагестане ускорилась до 6,4% в годовом выражении, что существенно выше, чем в среднем по СКФО (5,2%) и по стране в целом (4,4%). При этом в продовольственном сегменте инфляция составила 8%, скакнув всего за месяц на 2,5%, что также существенно превышает показатели в большинстве других регионов. В качестве причин этого было названо стремительное подорожание овощей «борщевого набора» из-за низкого урожая, а также состоявшееся по всей стране повышение цен на пресловутые сахар и подсолнечное масло.

За этой статистикой – опять же, только официальной – стоят как минимум два экономических факта. Во-первых, Дагестан по структуре своей экономики остаётся аграрным регионом – любые неблагоприятные для производства продовольствия факторы сказываются на ценах в усиленном режиме. Во-вторых, Дагестан по-прежнему является логистическим тупиком: отсутствие федеральных торговых сетей ведёт к тому, что на местном рынке нет стимулов для снижения цен, которое обычно наступает с приходом сетевых игроков.

Последний момент ещё более показателен, если обратиться к динамике цен на топливо. В августовском исследовании РИА «Рейтинг» Дагестан оказался на последнем месте среди регионов по доступности для населения бензина АИ-92, а рост его стоимости с начала года (более 4%) был одним из самых высоких. В аналогичном сентябрьском исследовании доступности дизельного топлива республика заняла четвёртое место от конца. Но особенно резко выросла цена на газ: как сообщали в августе в УФАС по РД, за несколько месяцев он подорожал более чем вдвое. Между тем никаких реальных признаков того, что в Дагестан наконец придут федеральные сети АЗС, как не было, так и нет.

О резком снижении платёжеспособности дагестанцев свидетельствуют последние доступные показатели официальной статистики. Оборот розничной торговли за десять месяцев сократился более чем на 8% к январю – октябрю 2019 года, объём платных услуг населению – более чем на 15%. При этом статистика рапортует о росте средних денежных доходов, но в данном случае не стоит забывать о «вертолётных» деньгах, которые получили семьи с детьми в первой половине года.
 
Реальный сектор: «прорыв» снова откладывается
 
Ситуация в реальном секторе экономики Дагестана, если судить по данным статистики, в целом не хуже прошлого года: по итогам десяти месяцев промышленное производство почти не просело, а объём продукции сельского хозяйства даже вырос на 1,4%.

В промышленности в очередной раз выручили производители напитков – пожалуй, самого устойчивого сегмента дагестанской экономики. Объём их выпуска увеличился за десять месяцев на впечатляющие 23%, чему в определённой мере поспособствовал кризис: в такие времена спрос на алкоголь в стране обычно растёт, а девальвация рубля играет на руку местным игрокам рынка. Очередной рекорд был установлен и в сборе винограда, превысившем 200 тысяч тонн, что, несомненно, внесло немалую лепту в общую динамику сельского хозяйства.
В то же время очень тревожно выглядит статистика строительного сектора: общий объём строительных работ упал за десять месяцев почти на 7%, а ввод жилья сократился примерно на 12%. При этом цены на квартиры в республике, как отмечали риэлторы уже на выходе из весеннего карантина, подскочили на 10%. В отличие от других регионов, этому определённо не способствовала начатая правительством программа льготной ипотеки под 6,5% годовых – доступность этого банковского продукта для дагестанцев по-прежнему низка. За девять месяцев в республике было выдано всего 3,8 тысячи ипотечных кредитов на сумму 10 млрд рублей – капля в море актуального спроса на жильё. Так что квартиры в Дагестане подорожали, скорее всего, из-за недостаточного объёма нового предложения, а также из-за общего бума на рынке – очередная девальвация заставила многих из тех, у кого были рублёвые сбережения, вкладывать их в квадратные метры.

В целом по трём указанным отраслям картина существенно отличается от той, что наблюдалась после глобального кризиса 2008 года и даже после кризиса 2014 года, которые задали экономике Дагестана определённый импульс к росту. Тем не менее, власти определённо пытаются раскачать новый инвестиционный цикл – новые мегапроекты наподобие строительства в Кизляре «Эко индустриального парка» стоимостью 20 млрд рублей, во всяком случае, уже обсуждаются. Не повторят ли они плачевную судьбу «Дагагрокомплекса» и прочих подобных затей – вопрос, разумеется, открытый.
 
Бюджет: и снова здравствуй, дефицит
 
Доходы бюджета РД на 2021 год, принятого на последней в этом году сессии Народного собрания 22 декабря, были определены в сумме 153,3 млрд рублей, причём за время слушания бюджета они выросли на 18 млрд рублей за счёт дополнительных средств из федеральной казны. Итоговая сумма оказалась заметно выше, чем та, что первоначально закладывалась в бюджет на 2020 год (138,5 млрд рублей), но далеко не дотягивает до тех 170 млрд рублей, о которых незадолго до своей отставки говорил в сентябре экс-глава РД Владимир Васильев.

Кроме того, бюджет следующего года вышел дефицитным, хотя в предыдущие годы его хотя бы исходно пытались верстать в ноль или даже с небольшим профицитом. На данный момент совокупные расходы прогнозируются в объёме 159,6 млрд рублей, то есть дефицит составляет 6,6 млрд рублей. Закрывать его, вероятно, придётся за счёт новых заимствований. В 2020 году уровень госдолга Дагестана находился на вполне комфортном уровне. На 1 октября он составлял всего 28,9% к налоговым и неналоговым доходам бюджета, или 8,8 млрд рублей, причём полностью состоял из бюджетных кредитов с предельно низкой ставкой.
Однако никаких принципиальных улучшений в части дотационности бюджета не произошло. Собственные его доходы на 2021 год определены в 38,3 млрд рублей, то есть составляют лишь 24% от ожидаемых совокупных поступлений. Между двумя чтениями бюджета объём собственных доходов был увеличен на мизерные для республики 959 млн рублей – явный признак того, что изыскивать дополнительные средства на её территории неоткуда. В 2020 году налоговики и так работали на пределе: по итогам девяти месяцев им удалось увеличить собираемость налогов во все уровни бюджета более чем на 11% – до 49 млрд рублей.

Кроме того, качество бюджетного процесса по-прежнему оставляет, мягко говоря, желать лучшего. Как отметил на последней бюджетной сессии НС глава Счётной палаты РД Билал Джахбаров, расхождение по прогнозируемым разными ведомствами доходам на 2021 год превышает 3,6 млрд рублей, в расчётах поступлений не в полной мере учтена задолженность по налогам и сборам, зачисляемым в бюджет республики (более 5,7 млрд рублей), а в расходной части заложено недостаточное финансирование по ряду статей, прежде всего на лекарственное обеспечение граждан. Исходя из предыдущей практики можно смело прогнозировать, что в течение следующего года бюджет снова будут многократно уточнять, а для нового главы республики Сергея Меликова борьба за дополнительные федеральные вливания станет регулярным фронтом работы.

Черновик

Дайджест

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

В Республике Дагестан обострилась проблема безработицы: статистика показывает масштабное сокращение численности занятого населения

Официальная численность безработных в Дагестане выросла в 5,6 раз – до 120 тысяч человек

Численность официально безработных в Дагестане кратно выросла

Турпоток в Дагестане в 2019 году вырос на 20%

Парадоксы статистики рынка труда Дагестана

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия