Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Археологи провели охранные раскопки в приморской части Дербента

 

Дербентская приморская археологическая экспедиция Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН под руководством заведующего отдела охранных раскопок, кандидата исторических наук Артура Таймазова с середины августа до середины декабря 2014 года проводила охранно-спасательные археологические раскопки в нижней приморской части города, носившей в XVI-XVII веках наименование Шехер-Юнан, то есть «Греческий город» (в переводе с персидского), а в XVIII-XIX веках - название Дубара, то есть «Две стены» (в переводе с персидского).

Работы проводились в рамках выполнения договора, заключенного с ООО «Унисервис». Исследования велись на воинской части на участке проектируемого строительства здания для нужд Пограничной службы в Дербенте, в 60-70 м к югу от северной городской каменной оборонительной стены.

Таймазов отмечает, что по своим объемам проведенные исследования являются одним из самых масштабных археологических проектов, выполненных в Дербенте. Было раскопано более 1000 квадратных метров культурных напластований мощностью до 3-х метров и более. Помимо сотрудников из Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН в экспедиции принимали участие известные специалисты, ученые-археологи и антропологи из Института археологии РАН, Института археологи и антропологии РАН, научных учреждений Ростова-на-Дону и Владикавказа.

«На исследованном Дербентской приморской археологической экспедицией участке было встречено большое количество остатков средневековых каменных сооружений, жилые и хозяйственные комплексы (ямы, колодцы, винодавильни и другие), заглубленные в материк на глубину от 0,5 до 2,5 метров. Культурный слой содержал большое количество материалов, включающих керамику как местного, так и импортного происхождения, медные монеты, стеклянные сосуды, браслеты, каменные жернова, ступы и другое, относящихся к IX - началу XIII века. К этому же времени относятся и обнаруженные в ходе раскопок остатки уникального общественного здания с черепичной крышей и остатками каменных колонн, украшенных орнаментированной резной гипсовой штукатуркой», – рассказывает Таймазов.

Орнамент, по словам археолога, в основном, растительный. Встречаются также куфические надписи. Резной штук в Дагестане встречается в оформлении декора культовых сооружений, то есть мечетей. Резьбой по штуку, например, оформлен михраб мечети Калакорейша XII-XIII веков. Скорее, такое же предназначение имело раскопанное сооружение. На это также указывает и планировка здания. Оно имеет прямоугольную форму, вытянутую в широтном направлении, что характерно для большинства средневековых мечетей Дагестана.

Под полами сооружений предмонгольского времени выявлена большая обжигательная печь, относящаяся к сасанидскому времени (5-6 века). Печь представляла собой прямоугольное сооружение размерами 6x3 метра из кирпича (размер 40x20x10 см) и глинистого раствора частью заглубленное, частью возвышавшееся над уровнем дневной поверхности той эпохи. Судя по уцелевшим остаткам, говорит ученый, внутреннее устройство печи, принадлежащей к так называемым вертикальным обжигательным конструкциям, было сложным. Внизу симметрично располагались две сводчатые топочные камеры высотой до 0,9 метра, соединявшиеся через узкую щель, оставленную над общим горизонтальным полом.

Поверх топочных камер был устроен пол обжигательной камеры. Он не доходил до узких стен печи, образовывая внутри по ее бокам две полости, через которые пламя и раскаленный воздух поступали в обжигательную камеру. Полукруглый арочный свод обжигательной камеры полностью обрушился еще в древности. Археологи предполагают, что в его центре имелось одно большое вытяжное отверстие. Два загрузочных отверстия, обеспечивавших доступ как в топочные, так и обжигательную камеру, находились в узких боковых стенах печи. Их в случае необходимости, по-видимому, закрывали мощными (70x60x7 см) заслонками с полукруглым нижним краем из обожженной глины.

Одна из таких заслонок, впоследствии вторично использованная жителями домонгольского Дербента, была найдена неподалеку от печи. Обмазанные глинистым раствором с высоким содержанием кварцевого песка стенки печи оплавились и превратились в сплошную твердую стекловидную массу серовато-зеленого цвета. По-видимому, говорит ученый, температура обжига содержимого, загружавшегося в печь, превышала 1000 градусов по Цельсию.

«После завершающего цикла работы печь была полностью разгружена, поэтому до проведения специальных лабораторных исследований ее заполнения нельзя сказать, что в ней обжигали. Впрочем, это едва ли была глиняная посуда, поскольку внутри и по соседству с печью не найдено никаких отходов гончарного производства. В окрестностях горна не было также обломков сасанидского кирпича, качественного или бракованного. А почти весь кирпич, обнаруженный внутри горна, имел на поверхности остатки раствора и, следовательно, относился к самой конструкции. Таким образом, если в горне все же обжигали кирпич, то он, во-первых, недолго использовался (иначе вокруг были бы отходы), во-вторых, он был, по-видимому, полностью разгружен после финального цикла обжига. Внутри горна было обнаружено довольно большое количество слежавшегося белого порошкообразного вещества, которое может являться известью. Если это так, то горн мог быть предназначен для отжига известняка и получения извести. Во всяком случае, такова была цель последнего из проведенных в нем обжигательных циклов», – говорит Таймазов.

Одной из важнейших задач работы Дербентской приморской археологической экспедиции было исследование кладбища солдат Дербентского гарнизона Низового корпуса Русской Императорской армии, существовавшего в 1722-1735 годах: участок данного кладбища попадал в зону проведения строительных работ. Важность проведения полноценных археологических исследований была связана не только с научной стороной проводимых работ, значение которой сложно переоценить, поскольку в распоряжении ученых оказался уникальный археологический и антропологический материал, относящийся к эпохе сложной, но крайне интересной по событиям и историческим последствиям для судеб многих народов, населявших и населяющим территорию нашего государства. При этом локализация кладбища оказалась возможной только в результате проведения археологических исследований, поскольку в исторических документах данная информация полностью отсутствовала. Не менее важным являлся и морально-этический аспект: доскональное и тщательное исследование этих захоронений с изъятием костных останков погребенных солдат и последующим преданием их земле с воинскими почестями.

На площади около 800 м2 исследовано 228 погребенных, захороненных по христианским нормам. В основном погребены мужчины в возрасте 35-45 лет; рост средний и выше среднего: по указу Петра I в рекруты брали мужчин не ниже двух аршин и двух вершков (155 см). Особенность погребений - малое количество боевых травм, причем, не смертельных. Много травм бытового характера (переломы конечностей, лицевых костей и другие). Имеются группы черепов очень близких по своим антропологическим характеристикам - возможно, солдаты были забраны в рекруты из одной деревни. Встречены также 17 женских, 15 детских погребений. Антропологический комплекс, в основном, европеоидный, монголоидность встречена редко, на уровне примеси.

При 47 погребенных найдены медные нательные кресты в основном конца XVII – первой четверти XVIII века. Встречаются типы крестов, хронология которых определяется со второй половины XVII века. В ряде погребений найдены двухсоставные медные паяные пуговицы от верхней форменной одежды нижних чинов пехотных полков и пуговицы-гирьки от воротов мужских рубах. В одном погребении найдены 6 серебряных проволочных копеек Петра I, в другом (детском) - золотая зооморфная серьга с напускной стеклянной бусиной.

«Судя по архивным данным, через Низовой корпус за 10 лет прошли «более 70 тыс. служивых и почти половина из них сложили в «жарких краях» головы не в сражениях, а от вредительского воздуха» (Курукин, 2010). Высоки были потери и в Дербентском гарнизоне: по данным Н.Д. Чекулаева, за 1722-1735 годы в Дербентском полку убитых было 777 человек, умерших - 629 человек; в Дагестанском полку: убитых - 1165 человек, умерших - 896 человек; есть также данные по умершим в лазарете Дербентского гарнизона», – рассказывает археолог.

Полученные в ходе работ на территории воинской части археологические материалы, по словам Таймазова, представляют несомненный научный интерес и освещают вопросы исторической топографии, истории обживания территории города Дербента в средневековый период. В частности, они фиксируют отсутствие в данной части средневекового города слоев сасанидского и раннеарабского времени (VI-VIII века), периодов развитого и позднего средневековья (XIV-XVIII века), отмечают наличие достаточно мощных напластований IX - начала XIII века, относящихся к периоду расцвета средневекового города.

«Можно предполагать, что прекращение обживания города в этой его нижней, приморской части было связано с монгольским завоеванием Дербента во второй трети XIII века и последовавшим его разорением. После монгольского нашествия Дербент так и не смог оправиться, и средняя и нижняя его части межстенной территории не обживались вплоть до XVIII века, то есть на протяжении почти 600 лет», – отметил он.

 

РИА «Дагестан»

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Дербентская экспедиция: открытия продолжаются

И все-таки это древний христианский храм

В Дагестане идут раскопки древней крепости «Нарын-кала»

Александр Кудрявцев: Не исключено, что в процессе раскопок нами будут обнаружены артефакты, которые позволят удревнить дату Дербента

В Дагестане из-за нехватки средств археологи не могут начать раскопки в Дербенте

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия