Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Хронология Аршакидов Албании

Переосмысление начала правления парфянской династии Арраншахов в начале 4 века


Албанский храм Кюрмюк, Кахский район

Редакция ФЛНКА продолжает публиковать статьи, вошедшие в первый том издания "Albania Caucasica", посвященного 2000-летию города Дербента и 80-летию профессора Заза Алексидзе, первооткрывателя албанских палимпсестов, благодаря которому была открыта новая веха в изучении истории, языка и культуры Кавказской Албаниии.

Муртузали Серажутдинович Гаджиев - ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН, доктор исторических наук.
 
В противовес устоявшимся мнениям автор обосновывает начало правления династии Аршакидов в Кавказской Албании в начале 4 века и связывает их воцарение с Нисибинским мирным договором 298 г. На основании анализа сведений Каланкатуаци автор датирует время правления первого царя Вачагана I Храброго около 300 – около 336, определяет время правления других албанских царей вплоть до последнего царя Вачагана III Благочестивого (около 485 – около 510).
 
Вопрос о времени восхождения новой династии ― династия Аршакидов ― на престол Кавказской Албании является дискуссионным. Исследователи (М.И. Броссе, С.Т. Еремян, К.В. Тревер, К.Л. Туманов, Н.А. Акинян, Б.А. Улубабян, Ф.Д. Мамедова, Р.Б. Геюшев, Т.М. Мамедов, И.Г. Семенов и др.[1]) неоднократно обращались к данной проблеме. В целом исследователи придерживаются двух противоположных точек зрения.
 
Согласно первой из них (К.В. Тревер, Ф.Д. Мамедова и др.), боковая ветвь династии парфянских Аршакидов в лице Вачагана I начала править в Албании в I в. н.э. При этом, однако, не учитывается, например, тот факт, что третий царь (Урнайр) новой династии правил уже в IV в. и участвовал в Дзиравском сражении в 371 г. Столь огромный хронологический разрыв, конечно же, невозможен.
 
Полагать же, что в списке албанских Аршакидов, приведенном Мовсесом Каланкатуаци[2], были пропущены какие-то цари (кроме названного в списке вторым Вачэ I), правившие в период между Вачаганом I и Урнайром, у нас нет никаких оснований.
 
Датировка прихода к власти Аршакидов в Албании I веком н.э. опирается не на исторические факты, приводимые в источниках, а на факт установления их власти в это время в Армении и Иберии, на чем делается вывод (основанный на принципе аналогии) и об утверждении их в Албании.
 
Между тем, список царей Кавказской Албании из династии Аршакидов, сомневаться в хронологической последовательности и преемственности правления которых у нас нет никаких оснований, а также имеющиеся конкретные событийные даты, связанные с теми или иными албанскими царями, категорически не позволяют принимать версию о воцарении Аршакидов в Албании в I в.
 
По второй версии (М.И. Броссе, С.Т. Еремян и др.), Аршакиды воцарились в Албании в начале IV в., при этом первым царем якобы был Санатрук, неверно идентифицировавшийся с царем маскутов, а в реальности являвшийся видным армянским нахараром из царского рода Аршакуни, владетелем Пайтакарана (возможно, «бдешхом со стороны маскутов», фигурирующем у Агатангелоса), вступившим после смерти царя Трдата III ок. 330 г. в борьбу за трон Армении с законным наследником Хосровом II. 
 
Согласно этой точке зрения, маскутский царь, упоминающийся в связи с событиями 330-х гг., положил началу как маскутскому правлению в Албании, так и самой Аршакидской династии Албании. Это мнение, высказанное историками и опирающееся фактически только на указание Фавстоса Бузанда о том, что царь маскутов вторгся в Албанию и был родом Аршакуни, не находит своего археологического подтверждения.
 
Между тем, в данном случае массовые материалы археологии, фиксирующие пребывание на северо-востоке Албании к югу от Дербентского прохода родственных аланам ираноязычных маскутов, и находящие соответствие в данных нарративных источниках, имеют первостепенное значение и противоречат точке зрения о маскутском происхождении династии албанских Аршакидов.
 
Говоря об археологических материалах, я имею в виду тысячи курганов, датируемых сер. IV – сер. V в. и сосредоточенных в приморской части Южного Дагестана в междуречье Рубаса, Гюльгеры-чая и Самура (курганные могильники Паласа-сырт, Сугют, Донгуз-ноур, Кухмазкунт).
 
Они имеют в своей погребальной обрядности два культурных компонента: с одной стороны, они фиксируют самую тесную и прямую связь с погребальными памятниками аланской культуры центральных районов Северного Кавказа (катакомбы типа I ― с Т-образным расположением входной и погребальной камер), с другой ― генетически связаны с погребальными обрядовыми традициями среднесарматской культуры (катакомбы типа IV ― с Н-образным расположением входной и погребальной камер, подбойные и ямные захоронения), в частности, курганных некрополей Северного Дагестана (Львовские могильники, за исключением некрополя Львовский VI, на котором преобладают катакомбы типа I)[3].
 
Так как целью данной статьи не является анализ этих археологических данных в контексте существующей точки зрения о маскутском происхождении Аршакидов Албании, я предполагаю вернуться к этой теме в специальной статье.
 
Обе названные версии не имеют под собой серьезной аргументации и не подкреплены сведениями письменных источников и их анализом. Хотя решение проблемы датировки воцарения Аршакидов в Кавказской Албании содержится в информации, которую приводит Мовсес Каланкатуаци.
 
Первым царем новой династии, как известно из списка албанских Аршакидов Мовсеса Каланкатуаци, был Вачаган I Храбрый. Ответ на вопрос о приблизительном времени его воцарения и, следовательно, утверждения на престоле Албании династии Аршакидов дает информация, приводимая Каланкатуаци в главе 14 книги I при освещении событий 330-х гг.
 
Описывая восстание в это время в городе-крепости Цри, албанский историк сообщает: «Случилось это при храбром Вачэ, царе Алуанка (Албании. ― М.Г.). И до царствования Вачагана Третьего Благочестивого, царя Алуанка, сына hАзкерта, брата Вачэ, царя святого, пресвятые мощи блаженных мучеников (Захарии и Панталеона. ― М.Г.) были сокрыты там. Ибо от храброго Вачагана до Вачэ в Алуанке было девять царей. Десятым по счету царем Алуанка был боголюбивый царь Вачаган Благочестивый»[4].
 
В следующей главе Каланкатуаци уже дает перечень этих десяти албанских царей династии Аршакидов. Некоторые исследователи полагают, что данный пассаж является поздней интерполяцией, исходя из того, что видят в упомянутом храбром Вачэ не албанского царя Вачэ I, а Вачэ II, правившего значительно позднее ― около 450–462 гг.[5]. К.Дж. Даусетт в своем переводе специально обратил на это внимание, чтобы не создать путаницы в понимании текста, и указал в скобках римскую цифру II при втором упоминании имени Вачэ во второй раз в данном пассаже[6]. Кстати, в переводе Даусетта пояснение «сына Йездигерда, брата Вачэ» отсутствует.
 
Действительно, из приведенного пассажа может возникнуть предположение, что здесь речь идет о Вачэ II, а не Вачэ I, который взошел на трон после Вачагана I и при котором произошли описываемые события.
 
Но Каланкатуаци, дабы у читателя не возникло недопонимания, поясняет, что мощи блаженных мучеников Захарии (отца Иоанна Крестителя) и Панталеона были сокрыты до царствования Вачагана III Благочестивого (около 484–510), сына шаханшаха Йездигерда II (439–457), брата Вачэ (т.е. Вачэ II), подчеркивая тем самым, что мощи подвижников Христа хранились на протяжении длительного времени (около 150 лет).
 
Далее в своем повествовании в главе 19 Каланкатуаци рассказывает о чудесном явлении в правление Вачагана III в церкви города Цри мощей этих блаженных мучеников, местонахождение которых было забыто[7].
 
Вачаган III Благочестивый

И, конечно же, если бы в рассматриваемом пассаже речь шла о Вачэ II, который правил в 450-х – начале 460-х гг., то весьма странным выглядит то, что за столь короткий период времени (около 20 лет) верующие позабыли о том, где находятся мощи особо почитаемых святых христианской церкви.
 
Наконец, предпринимаемая иногда также попытка датировать события в городе Цри (восстание против албанского царя и последовавшие события) периодом правления Вачэ II, а не Вачэ I на основании рассмотренного указания албанского историка, является несостоятельной по следующей причине. Погибший при взятии персами города Цри Даниел являлся, как сообщает Каланкатуаци, учеником просветителя Албании епископа Григориса, который оставил его там «служителем и блюстителем мучеников Христа»[8]. 
 
Григорис же вел проповедническую деятельность в Цри, а затем среди маскутов в 330-х гг., и, естественно, в данном рассказе речь идет о событиях 330-х гг., а не рубежа 450–460-х гг. Это же подтверждает то, что Каланкатуаци ясно подразумевал в вышеприведенном отрывке Вачэ I, а не Вачэ II, царствовавшего в 440-х – нач. 460-х гг.
 
Наконец, следует указать еще на одно хронологическое свидетельство Каланкатуаци. В главе 5 книги II он повествует: «Во времена царя Алуанка Вачагана и епископа Амараса Гарника на этой горе (гора Дизапайт. ― М.Г.) появились люди. Имена их следующие: св. Мовсэс, св. Даниел, св. Елиа.
 
Это были сыновья царя маскутов Санесана, [бывшие] ученики святого Григориса. Вместе с ними [были] и три тысячи восемьсот семьдесят мужей. [Укрываясь от преследования], все они поспешили поселиться на горе Дизапайт и жили там, питаясь только травами. 
 
Преследуя их, сюда пришел Санесан и предал их мечу девятого числа месяца навасарда (июль. ― М.Г.)»[9]. Здесь мы имеем прямое указание на то, что в период проповеднической деятельности епископа Григориса среди маскутов и последующих событий 330-х гг. царем Албании являлся Вачаган.
 
Связывая это сообщение с предыдущим хронологическим указанием Каланкатуаци, мы можем констатировать также, что примерно в середине 330-х гг. в Албании на смену царю Вачагану I пришел царь Вачэ I, которому впоследствии наследовал царь Урнайр, женившийся на дочери шаханшаха Шапура II (309–379).
 
Храм Святого Елисея в селении Киш, близ Шеки

Восшествие на престол Албании Урнайра должно было произойти не ранее 340-х гг., принимая во внимание его участие в Дзиравской битве 371 г. Учитывая, что Шапур II был возведен на трон Сасанидского Ирана, будучи еще ребенком[10], а его дочь должна была достигнуть брачного возраста, то примерная дата утверждения Урнайра царем Албании может быть условно определена как 350 г.
 
Продолжение следует...

Список источников:

[1] Краткий обзор мнений см.: Мамедова Ф. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Баку, 1986. С. 168-171; а также в статье И.Г. Семенова в данном сборнике.

 [2] Мовсэс Каланкатуаци. История страны Алуанк. Пер. с др.-арм., предисл. и коммент. Ш.В. Смбатяна. Сличение с критич. и ред. С.А. Авакяна. Ереван, 1984. С. 39 (I.15) (далее: Мовсэс Каланкатуаци).


 [3] Гаджиев М.С., Малашев В.Ю. Об этнокультурной принадлежности курганных могильников IV–V вв. Южного Дагестана // Е.И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. XXVIII Крупновские чтения. Материалы Международной научной конференции. Москва, 21–25 апреля 2014 г. М., 2014. С. 231-233.


 [4]  Мовсэс Каланкатуаци. С. 45–47 (I.19).


 [5] Акопян А.А. Албания ― Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках. Ереван, 1987. С. 180.


 [6] The History of the Caucasian Albanians by Movsēs Dasxuranci. Transl. by C.J.F. Dowsett. L., 1961. Р. 24.


 [7] Мовсэс Каланкатуаци. С. 37 (I.14).


 [8] Там же. С. 45–47 (I.19).


 [9] Там же. С. 71 (II.5).


 [10] Согласно ат-Табари, шаханшах Шапур II начал править, когда был еще ребенком, и «ромеи и тюрки», воспользовавшись этим, захватили приграничные территории Ирана (Nöldeke Th. Geschichte der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden, aus der arabischen Chronik des Tabari übersetzt und mit ausfürlichen Erläuterungen und Ergänzungen versehen. Leuden, 1879. S. 53. См.: Луконин В.Г. Завоевания Сасанидов на Востоке и проблема кушанской абсолютной хронологии // Вестник древней истории. 1969, № 2. С. 42–43; он же. Древний и средневековый Иран. Очерки истории культуры. М., 1987. С. 227).

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

О времени воцарения Аршакидов

К истории Аршакидов Албании

Новые горизонты албанистики

Кавказская Албания и лезгинские народы

Дербент-2000: Перекресток цивилизаций

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия