Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Кавказская Албания и лезгинские народы

Статья Аликбера Аликберова из первого тома сборника "Albania Caucasica"


 

Редакция ФЛНКА предлагает вашему вниманию публикацию статьи, вошедшей в первый том издания "Albania Caucasica", посвященного 2000-летию города Дербента и 80-летию профессора Заза Алексидзе, первооткрывателя албанских палимпсестов, благодаря которому была открыта новая веха в изучении истории, языка и культуры Кавказской Албаниии.

Аликбер Калабекович Аликберов - руководитель Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук.

КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ И ЛЕЗГИНСКИЕ НАРОДЫ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, НОВЫЕ ДИСКУРСЫ

Открытие двух кавказско-албанских рукописей в монастыре Св. Екатерины на Синайском полуострове (Египет), совершенное З.Н. Алексидзе, стало, без преувеличения, переломной вехой в истории изучения Кавказской Албании, а также автохтонных народов Восточного Кавказа. Данному событию предшествовали достаточно драматические обстоятельства, которые описаны в научной литературе, прежде всего, в первом томе международной публикации этих рукописей[1]. Поскольку данный сборник посвящен 80-летию со дня рождения Зазы Николаевича, будет уместно еще раз отметить наиболее важные этапы этого открытия, опираясь на материал упомянутой публикации, разбавив его информацией, полученной непосредственно от юбиляра.

30 ноября 1971 г. в церкви Св. Георгия на территории монастыря Св. Екатерины произошел пожар. В мае 1975 г. во время работ по ремонту и реконструкции монахи обнаружили под алтарем церкви замурованный склеп, в котором было спрятано более 1100 манускриптов. Большинство рукописей, написанных на пергаменте, оказались греческими, остальные ― арабскими, сирийскими, эфиопскими, славянскими и грузинскими.

Из-за схожести начертаний буквенных знаков православные монахи-греки поначалу приняли 142 новооткрытых рукописи за армянские, но при более внимательном изучении алфавитов допустили, что они могут быть и грузинскими. Последнее предположение было полностью подтверждено Патриархом Грузии Илией II, который посетил монастырь в 1984 г. Соответственно, вместе с 85 ранее известными грузинскими кодексами библиотеки фонд грузинских рукописей монастыря составил 227 единиц.

В 1990 г. для каталогизации и микрофильмирования грузинских рукописей в монастырь были приглашены специалисты Института рукописей им. К. Кикелидзе Академии наук Грузии во главе с директором института, проф. З.Н. Алексидзе. Грузинские ученые за отведенное им короткое время инвентаризировали находки, снабдив их самыми общими описаниями. Выявление такого числа средневековых текстов всегда знаменательно, но ничего не предвещало неожиданностей. Правда, в одном из грузинских палимпсестов нового синайского собрания под инвентарным номером Sin.Geo. N 13 был зафиксирован еле различимый нижний слой текста, написанного на неизвестном алфавите. Вследствие плохой видимости этот алфавит первоначально был принят за эфиопский.

Во время второй поездки в 1994 г. грузинские археографы перешли от кодикологической работы к восстановлению отдельных рукописей и их сборников (кодексов), чтению фрагментов грузинских текстов на рукописных страницах, разрушенных в различной степени, их идентификации. Тогда же было установлено, что 15 рукописей из грузинской коллекции практически «окаменели». В один из последних дней командировки З.Н. Алексидзе обратил внимание на то, что на уголках страниц одного из палимпсестов под инвентарным номером Sin.Geo. N 55 под верхним слоем грузинского текста явственно проявился нижний слой с буквами, стилистически похожими на армянские и грузинские, но не идентифицируемыми ни с одними из них. Оказалось, что буквы этого алфавита идентичны с теми, что были выявлены на нижнем слое палимпсеста Sin.Geo. N 13, но, в отличие от них, были гораздо более ясными. По рассказу самого исследователя, виной тому был пожар: нижний текст стал проявляться из-под верхнего из-за термического воздействия на пергамент и «окаменелости».

Сопоставив неизвестные письмена со всеми известными алфавитами, в том числе албанским алфавитом из Матенадарана и албанской эпиграфикой Азербайджана, исследователь идентифицировал тексты как кавказско-албанские. Для этого пришлось самостоятельно, не имея никакого специального оборудования, кроме фонаря, пытаться разобрать текст на просвет, стараясь вычленить максимальное число буквенных знаков и их сочетаний. Такая работа проводилась во время командировки З.Н. Алексидзе в 1996 г. По признанию ученого, в результате этой командировки зрение у него заметно ухудшилось, но зато появился материал, который позволил начать работу по расшифровке кавказско-албанского текста. По существу, это был настоящий научный подвиг. На основе полученного с таким трудом материала удалось уточнить значения многих букв кавказско-албанского алфавита и уверенно установить наиболее употребительные сокращения, такие как «Бог» и «Иисус Христос». Уже через год появилась первая публикация о синайских находках, ставшая подлинной научной сенсацией[2].

В 2000 г. в рамках масштабного проекта по электронной документации кавказских языков ARMAZI, поддержданного Фондом Фольксвагена (Volkswagen Stiftung), в монастыре были сделаны ультрафиолетовые фотографии рукописей, которые оказались единым кодексом. Было установлено, что на 242 страницах кодекса содержится текст на кавказско-албанском языке, из которых 126 страниц, написанных более крупными буквами, представляли собой текст лекционария, а 112 страниц ― Евангелие от Иоанна. Текст на четырех страницах безвозвратно утерян. Кроме того, нижний слой содержал также небольшие фрагменты текстов на армянском, сирийском и грузинском языках. Полученные снимки позволили начать планомерную работу по расшифровке кавказско-албанского текста.

Ключом к расшифровке оказалась кодикология грузинских и армянских палимпсестов. Поскольку большая часть новооткрытых грузинских рукописей имели литургический характер, у З.Н. Алексидзе возникла мысль о том, что и албанский манускрипт мог представлять собой лекционарий ― сборник годичных литургических чтений[3]. В грузинских и армянских лекционариях заголовки библейских фрагментов написаны более мелкими буквами. Сопоставление с ними заголовков из кавказско-албанского палимпсеста Sin.Geo. N 55 позволило дать транскрипцию нескольких десятков таких заголовков, идентифицировать имена апостолов и евангелистов, выявить числовые обозначения апостольских посланий и священных имен. Сравнивая библейские топонимы и имена с соответствующими армянскими, грузинскими и удинскими словами, удалось установить значения всех букв и расшифрована значительная часть рукописи.

Большой объем работы по чтению и переводу палимпсестов, а также их анализу выполнили Йост Гипперт, Вольфганг Шульце и Жан-Пьер Маэ. Й. Гипперт и В. Шульце завершили расшифровку текста, начатую З.Н. Алексидзе. Кроме того, В. Шульце составил словарь морфем кавказско-албанского языка и опубликовал лингвистический анализ отрывка из 2-го послания к Коринфянам. В 2004 г. при помощи специального оборудования были сделаны мульти-спектральные фотоснимки всех листов манускрипта и началась работа над изданием текстов[4].
 
Первый том "The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai” (317 стр.) вышел в свет в серии "Monumenta Palaeographica Medii Aevi. Series Ibero-Caucasica” в 2008 г. под редакцией Й. Гипперта, В. Шульце, З.Н. Алексидзе и Ж.-П. Маэ[5]. Он включает в себя введение З.Н. Алексидзе и Ж-П. Маэ, и семь разделов, написанных Й. Гиппертом и В. Шульце.

Введение посвящено истории Кавказской Албании, с особым акцентом на происхождение и судьбу албанской письменности.

Раздел 1 является кодикологическим: в нем как раз рассказывается об открытии рукописей, их оцифровке, приводятся описания структуры и содержание рукописей отдельно по слоям: верхнему ― грузинскому и нижнему ― албанскому.

Раздел 2 ― лингвистический, в нем исследуются фонология, морфология и синтаксис кавказско-албанского языка, его место в существующей системе классификации языков.

Раздел 3 содержит латинскую транскрипцию албанского текста и перевод на английский язык фрагментов Библии. Из книг Нового Завета это: рукопись Евангелия (Евангелие от Иоанна); рукопись лекционария (включает в себя отрывки из Евангелий от Матвея, Марка и Луки, Деяний Апостолов, Соборных посланий и Посланий Павла). Из книг Ветхого Завета: Книга пророка Исайи; Псалмы (фрагменты).

Раздел 4 представляют различные указатели ― именные, географические, терминологические и др.

Второй том издания (267 стр.), продолжая нумерацию разделов первого тома, включает разделы 5, 6 и 7. В них детально описаны сами тексты, приводятся их фотографии и переводы[6]. Для восстановления лакун в рукописях исследователи использовали конъектуры, выделив их отдельно в транскрибированном тексте.

Принципиально важный вывод, к которым пришли исследователи албанских палимпсестов в результате дешифровки текстов, заключается, в частности, в том, что «лезгинский характер» кавказско-албанского языка «находится за пределами всяких сомнений»[7].
 
Что конкретно они имеют в виду под лезгинским характером языка, детально описано ниже в нашем специальном исследовании о народах и языках Кавказской Албании, которое вошло в данный сборник. К лезгинским языкам, кроме собственно лезгинского, относятся удинский, табасаранский, агульский, рутульский, цахурский, будухский, крызский и арчинский. Исследователи албанских палимпсестов не только подтвердили высказанный еще А.Г. Абрамяном[8] тезис о том, что в основе кавказско-албанской письменности лежит один из языков лезгинской группы, но и уточнили этот вопрос, определив язык палимпсестов как наиболее близкий к современному удинскому (см. ниже). Тем самым была поставлена точка на спекуляциях по этой теме. Если выводы А.Г. Абрамяна и его последователей оспаривались как гипотеза, то результаты исследований кавказско-албанских палимпсестов не оставляют простора даже для изощренной фантазии.

Появление надежно атрибутированных источников кавказско-албанской письменности создает благоприятные условия для обсуждения многих спорных аспектов истории Кавказской Албании, но оно вряд ли снизит конфронтационность в этой области знаний, поскольку история кавказско-албанских племен тесно связана с проблемами этногенеза и этнической карты Восточного Кавказа, исторической принадлежности тех или иных территорий. В различной степени проблематика темы затрагивает Азербайджан, непризнанную Нагорно-Карабахскую Республику, Армению, восточные районы Грузии (Кахетию), южные области России, точнее ― Дагестан. История Кавказской Албании до сих пор чрезвычайно современна, хотя до публикации албанских текстов кавказские албаны оставались в определенной степени таким же загадочным фантомом, как и хазары: несмотря на обилие сведений письменных источников о них, споры относительно их происхождения, племенного состава и этнической принадлежности никогда не прекращались.

Особую остроту дискуссиям по Кавказской Албании придает неразрешенность ситуации вокруг Нагорно-Карабахского конфликта. Вероятно, стоило бы отделять академические, в частности источниковедческие и исторические аспекты темы от идеологических и политологических, а также от проблематики этнологии, социологии истории и культуры с ее детерминантом проблемы идентичности. Выведение политических аспектов проблематики, которая на Южном Кавказе все еще сохраняет свою злободневность, за скобки основной темы, возможно, позволило бы несколько снизить эмоциональный градус общественных дискуссий, основанных на противоположных исходных посылах, и деполитизировать изучаемую научную тему, сместив акценты с изучения политической и этнической истории на комплексное изучение новооткрытых албанских текстов. Истории Кавказской Албании долгое время не везло, не повезло и теперь, в постсоветское время: результаты исследований в данной области сразу становятся аргументами в руках сил, вовлеченных в карабахский конфликт (ср.: политизацию раскопок городища в Арцахе, идентифицируемого некоторыми исследователями с Тигранокертом, с последующими выводами). Многие исследователи и поныне остаются заложниками этой ситуации, несмотря на то, что, как показывает мировой опыт решения подобных конфликтов, исторические аргументы никогда не оказывались решающими в реальной политике. К сожалению, везде, где кавказско-албанские штудии неразрывно связаны с местной историей, научные исследования все еще продолжают оставаться под влиянием властей и общественности.

В истории Кавказской Албании можно выделить ряд проблем, которые в наибольшей степени искажаются в угоду политическим интересам. Проблема этнической принадлежности албан имеет невероятную общественно-политическую остроту, прежде всего, из-за этнокультурного наследия Кавказской Албании. В Азербайджане эту тему актуализируют не только продолжающиеся дискуссии об исторической принадлежности территории Нагорного Карабаха, но и объективные трудности в формировании этнической и гражданской идентичности сложного по своему составу азербайджанского народа.

Некоторые азербайджанские интеллектуалы, не являющиеся специалистами-историками, неправомочно ставят знак равенства между кавказскими албанами и современными азербайджанцами, видя себя их «прямыми потомками», что, конечно же, не отражает исторические реалии.
 
При этом необходимо признать, и на это неоднократно указывали исследователи, что кавказско-албанские племена сыграли немаловажную роль в этногенезе и формировании азербайджанского народа. Впрочем, подобным образом поступают и некоторые лезгинские интеллектуалы: культивируемое ими прямое сопоставление кавказских албан с современными лезгинами точно так же неправомерно с исторической точки зрения.  

Вторая важная, актуализированная и крайне политизированная проблема связана с определением границ Кавказской Албании, особенно южных рубежей. Условно ее можно назвать проблемой правобережья, поскольку Нагорный Карабах (Арцах), значительная часть которого именовалась Цавдек и коренных жителей которого (цавдеев) Мовсес Хоренаци недвусмысленно относил к албанским племенам, находился именно на правобережье Куры. Большинство армянских исследователей настаивает на том, что территория Албании не распространялась южнее Куры (за исключением в основном периода после раздела 387 г., марзбанства и Михранидов), причем они акцентируют внимание не только на границе политической, но особенно ― этнической: по их мнению, река Кура была границей двух различных этнических общностей. Тем самым, в частности, отрицается сам факт кавказско-албанского происхождения автохтонов некоторых исторических областей правобережья. В свою очередь, азербайджанские исследователи порой значительно сдвигают на юг политические и этнические границы Кавказской Албании.

Учитывая то обстоятельство, что международный статус Нагорного Карабаха до сих пор не определен, можно не сомневаться в том, что обе указанные проблемы останутся чрезвычайно актуальными в ближайшей перспективе. Посему, полагаем, до полной деполитизации истории Кавказской Албании все еще очень далеко. Тем не менее, очевидно, исследователи должны в полной мере учитывать причины, которые политизируют историю, и относиться к этому с некоторым пониманием.

Признавая кавказских албан близкими по происхождению и языку восточнокавказскими племенами, многие исследователи, тем не менее, стараются сегодня избегать даже упоминания о лезгинских или в целом дагестанских народах, замалчивать их этническую, этнокультурную сопричастность. Такой подход, обусловленный общественно-политическими условиями, в которых оказались исследователи, можно считать меньшим из зол, но он объективно упрощает задачу реализации определенного политического заказа.
 
Продолжение читайте в нашем следующем материале.
 
 
Список источников:

[1]The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. I. Edited by Jost Gippert, Wolfgang Schulze, Zaza Alexidze, Jean-Pierre Mahé. Turnhout: Brepols Publishers n.v., 2008. P. xx-xi. См. также: Майсак Т.А. К публикации кавказско-албанских палимпсестов из синайского монастыря // Вопросы языкознания. 2010, № 6. С. 90–91.  

[2] Алексидзе З.Н. К открытию письменности Кавказской Албании // Festschrift für Fairy von Lilienfeld zum 80. Geburtstag. B., 1997.

[3] Alexidze Z. Discovery and Decipherment of Caucasian Albanian Writing // Sacartvelos Mecnierebota Erovnuli Akademiis Moambe / Bulletin of the Georgian Academy of Sciences. 175/1, 2007. P. 161–167.

[4] Подробнее об этом см: The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. I. P. xx–xi; Майсак Т.А. К публикации кавказско-албанских палимпсестов… С. 90–91.

[5] The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. I. 2008.

[6]The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. II. Ed. by J. Gippert, W. Schulze, Z. Alexidze, J.-P. Mahe. Turnhout: Brepols Publishers n.v., 2008.

[7] The Caucasian Albanian Palimpsests of Mt. Sinai. Vol. I. Р. II–65.

[8] Абрамян А.Г. Дешифровка надписей кавказских агван. Ереван, 1964.

Аликбер Аликберов

.

ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

К истории Аршакидов Албании

"Albania Caucasica" представили ИВ РАН

Новые горизонты албанистики

Революционный труд Albania Caucausica

Участники международной конференции в Москве подняли вопрос о возрасте Дербента

Комментарии (3)
Комментарий #3, дата: 18 август 2015 02:48

Если до народа правильно довести что дают собственная ГОСУДАРСТВО провести пропаганду через культуру и приводить примеры  народа который по численности меньше раз пять  какие у них изменение и скажут ДА.  Набирать из добровольцев. методов очень много все это должен добровольно.  Это должны быть хорошие толкователи. Один человек берет на себе три или десять тому то же десять каждый деревне магале улице на свадьбах день рождения конце концов простой беседе. Ты просто раскроешь им своих соплеменников На бытовым уровне Не надо  призывать его к плохому. Трудная работа с терпением толкователи должен основным во возрасте  не нарушая закон Наши соседи много методов использовали.

Пример моей жизни ученики профтехучилиша и техникомов из бедных семей вычисляли на получение паспорта нужны 50 рублей а о многих почти многих трудно было найти.  Учителя нацики не штатный сотрудник милиции или кб брали на себя анкеты заполняли они сами /не легально  / в графе писали вместо авар лезги тат  цахур курд талыш.  

вспомнит мне больно и обидно когда от радости не откровая паспорт придя домой этот парен показывая свою родною маму ЛЕЗГИНКУ а там написано АЗЕРБАЙДЖАНЕЦ  САГЬРАЙ ЛЕЗГИЯР!!! 

 


Комментарий #2, дата: 16 август 2015 22:25

Цитата: Закир
Цель унас одна соединение и создат свои ГОСУДАРСТВО. Никто нам не мешает.Желательно без крови 
А ты вериш что это возможно без крови?Стоит делегации ФЛНКА посетить аз-н и уж тем более посетить места компактного проживания лезгинского народа там все спецслужбы на ушах будут стоять!


Комментарий #1, дата: 14 август 2015 20:38

Цель унас одна соединение и создат свои ГОСУДАРСТВО. Никто нам не мешает.Желательно без крови 




Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия