Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Актив московских лезгин

Интервью с общественным активистом и меценатом Романом Мурадалиевым


Недавно нам дал интервью активист лезгинской общины Москвы, меценат Роман Мурадалиев. На общественном поприще он начал действовать сравнительно недавно, но уже успел запомниться многим благодаря своей поддержке при проведении различных благотворительных акций и мероприятий. Редакция ФЛНКА сочла, что пример Романа необходимо осветить в сети, чтобы и другие стремились творить благое.

Роман, расскажите, пожалуйста, нам немного о себе. Где Вы родились, выросли, чем занимаетесь?

В принципе, ничего особого в моих обстоятельствах нет. Все как обычно. Родился в селе Хлют (Хъуьлидар). Кстати сказать, самое дальнее лезгинское село в Самурской долине. Вырос, соответственно, там же. Окончил школу, поступил в педагогический институт в городе Ярославль, на физико-математический факультет, после первого курса пошел служить в армию. После службы решил бросить «педагогику», поступил на биолого-почвенный факультет МГУ. В итоге его и закончил. Сейчас занимаюсь большей частью коммерческой деятельностью.

Давно ли Вы в Москве? Насколько активно вовлечены в жизнь местной лезгинской общины?

В Москве я живу довольно давно, с тех пор, как поступил на учебу. Нет, не сильно вовлечен, во-первых, не хватает времени во что-то сильно вовлекаться, времена у нас сами знаете какие, что называется, волка ноги кормят - надо много работать, и во-вторых, на мой взгляд, нет общины в классическом смысле этого слова. Она только-только зарождается, то есть она была, но сейчас она возрождается в новом формате. И это хороший симптом. 

Община важна, чтобы сохранить свой язык, культуру и традиции. В нашем случае, еще и оказывать моральную помощь и поддержку землякам, чтобы облегчить их адаптацию к культуре пребывания, по мере необходимости оказывать помощь попавшим в трудную ситуацию. Одним словом, в той степени, в какой я чувствую, что могу быть полезен, и, исходя из своих физических и временных возможностей, в той и вовлечен.

Мы знаем, что у Вас есть собственный блог, наверное, Вы самый популярный лезгинский блогер. Расскажите, пожалуйста, о Вашем опыте создания и ведения блога. Что Вы хотите в первую очередь донести до людей в ваших статьях?

Меня трудно назвать блоггером, блоггер это несколько другое, да, и «блогерство», в сложившемся понимании этого явления, мне не совсем интересно. То, чем я занимаюсь, обычно называют публицистикой. А донести я хочу, или обратить внимание общественности, на то, что, на мой взгляд, или на взгляд здравого смысла, происходит не так, как должно происходить по юридическим, или просто по человеческим законам. Не люблю фальшь, цинизм, и когда одурачивают людей для собственной выгоды.

За последнее время Вы приняли участие в целом ряде проектов ФЛНКА, оказали нам большую помощь, как финансовую, так и методическую. Поучаствовали в таких благотворительных акциях, как «Месяц добрых дел», «Праздник детей в Дагестанских Огнях», «Доброта спасет мир» и др. Расскажите, пожалуйста, об этих акциях и о том, как и почему Вы приняли решение помочь нам в их проведении.

Сложно сказать, почему я принимаю в них участие. Наверное, дети – это слабое звено общества, и самое уязвимое. Наверное, потому, что я точно знаю - сам вырос в горах - как живут дети в горах, а уж тем по себе я хорошо представляю, как несладко им живется в детдомах. Брошенные дети, дети сироты, им и так достается от жизни, а мне хотелось, чтобы они понимали, что они не покинуты обществом, что общество, люди, знают об их беде, думают о них. Иначе они вырастают обозленные на весь мир - обиженные на людей, агрессивные, и именно от того большое их количество становится на преступный путь, и становятся легкой добычей для нечистых на помыслы разного рода религиозных деятелей.  

Также Вы регулярно помогаете не так давно открытой Лезгинской школе при ФЛНКА. Какие функции, на Ваш взгляд, она выполняет и почему так необходима нам?

По этому поводу я уже как-то писал, могу только повторить.
Открытие школы – это большое и важное дело. Всем понятно, что любая школа – это главное составляющее в деле воспитания подрастающего поколения. Именно в школе, наряду с семьей, закладывается в ребенка первые ростки патриотизма, которые потом вырастают и превращают человека в личность.

Много сейчас людей покидают свою малую Родину, по разным причинам, на учебу, в поисках лучшей доли и т.д. Лезгины тут не исключение. Не все из них потом возвращаются обратно. Многие остаются на чужбине на всю жизнь. В основном образованная часть, и это понятно, работы для них нет и быть не может на данном этапе в Юждаге, да и в Дагестане в целом тоже ее нет. Почему нет – это отдельный и очень сложный вопрос, и совершенно не связанный только с лезгинами, это общее состояние экономики в России. Естественно, все они живут там полноценной жизнью, обзаводятся семьями,  рождаются дети.

Родители на старости лет еще могут вернуться но, а дети, родившиеся и прожившие до совершеннолетия на чужбине, они никогда не вернутся обратно туда жить. В конечном итоге получается, что народ теряет одну из лучших своих составляющих. Причем, почти безвозвратно. Вот так и буксуют народы в своем развитии, или вовсе исчезают, когда прогрессивная часть перманентно покидает его.

Можно тут бить себя в грудь и говорить, нет, мы такие сякие, что именно лезгины возвращаются. Возвращается очень маленький процент. Вот этих ребят, родившихся и выросших в другой культурной среде и нужно приобщать к родной. Понятно, что, главное тут воспитание в семье. Но этого мало. Все мы прекрасно видим что происходит в стране касательно межнациональных отношений, какая массированная пропаганда направленная на кавказцев выдает СМИ. И многие люди тоже не отстают, а дети это видят и слышат, и это травмирует их неокрепшую еще психику. Поэтому школа родного языка и культуры очень важна. 

Понимаете, когда ребенок из приезжей семьи, у него в классе, таких как он, могут быть единицы, или он вовсе один, а все остальные из другой культурной среды, то хочешь не хочешь у ребенка вырабатывается что-то вроде комплекса национальной неполноценности. И дети начинают бессознательно дистанцироваться от своей национальности. Именно школа родного языка, своя культурная среда, может скомпенсировать, снивелировать, что ли, вот эти вот проблемы.
Хотелось бы еще несколько слов сказать на эту тему.

Из всех народов эмигрировавших сотни лет назад в ту же Америку, лишь несколько народов могут похвастаться тем, что они, в достаточной степени, сохранили свою культуру, свою самобытность. Твердо помнят, кто они и откуда их предки, и всячески стараются помочь своей малой Родине. 

Их помощь своим Родинам колоссальна. В основном это евреи, армяне, итальянцы. Сотни лет, десятки поколений, жить не на своей исконной Родине, и сохраниться – это заслуживает восхищения. Скорее всего, многие из них не знают родного языка. С языком на чужбине это самое сложное, когда вся жизнь вокруг проистекает на другом языке, сложно хорошо оперировать своим. Но они воспитывают в ребенке главное - национальный «стержень». 

Чтобы он твердо знал свое происхождение, свои национальные корни, чтобы любил свою национальность, не дистанцировались. Национальное самосознание должно крепко сидеть внутри человека. Он помогает правильному формированию личности.

Но это вовсе не значит, что нужно на каждом шагу бравировать своим происхождением, своей культурой, своими обычаями, доказывать кому-то, что моя лучше, а твоя хуже. Не бывает лучших или худших культур, просто культуры бывают разные. 

Тут для себя я вывел такую формулу культуры - если в культуре присутствует хорошая гигиена и отсутствует жестокость, в любых ее проявлениях, то это достаточное условие, чтобы считать культуру одной из мировых. 

Что сделали армяне и евреи такого, чего не смогли сделать другие, чтобы сохранить свою самобытность? На мой взгляд, это изначально крепкое национальное самосознание этих народов, то есть изначальная высокая национальная самооценка, но самое важное – это жизнь в диаспорах. И они почти единственные народы в мире, которые, где бы они ни жили, столетиями, поколение за поколением, живут в диаспорах, или в общинах, во всяком случае, стараются.

В диаспорах, не в том смысле, который вкладывают в это понятие некоторые националистически настроенные российские политики, а в хорошем, настоящем, созидательном. 

Только жизнь в диаспорах может помочь сохранить самобытность народов на чужбине, сохранить в себе культуру, традиции и язык своих народов. В данном случае, под диаспорой я имею в виду, прежде всего - не разобщенность, не обособление, с неминуемой потерей своей национальной идентичности, контакты между людьми, особенно между детьми. Разнообразные культурные мероприятия и тд. И большую роль в этом деле может сыграть, и играет сегодня ФЛНКА. 

Да, и еще один момент. Много говорят, вот, мол, лезгины ненадежные в деловых связях, часто подводят друг друга в делах и тд. На мой взгляд, это вносит некое недоверие друг к другу. Тут все очень просто - не нужно стараться непременно иметь и деловые контакты между собой. Если видишь, что с лезгином не получается, да не имей ты с ним дело, или тебе кажется, что «свой» склонен подвести тебя - имей дело с другими. 

Связи во благо сохранения самобытности, языка и культуры и деловая активность не обязательно должны пересекаться. Они вполне могут существовать и врозь. 

И еще. Дети, живущие в диаспорах, у них развивается высокая самооценка. А высокая самооценка залог успешности в жизни. Ведь для нормальной самооценки важна опора на свою историю, на своих предков, на свою культуру и традиции. Если она еще и достойная, если там есть чем гордиться, то самооценка у детей уже не просто нормальная, а высокая. А у нас она есть. И надо об этом рассказать своим детям. В том числе поэтому, среди армян и евреев столько много успешных людей. 

Конечно, диаспора не панацея, но существенный помощник. Поэтому, когда мы будем хоть иногда собираться в стенах Лезгинского Культурного Центра (назовем это так), то это в хорошей степени поспособствует сохранению нашей культуры, и сильно поможет детям.
Предавший свой язык, свою культуру - предает свой народ. 

А предавший свой народ, он отрывается от корней, а это очень неустойчивое, уязвимое состояние. И никогда такой человек, единожды предавший своих, не сможет войти в другую культуру. Его просто никогда не примут туда, потому как человеческая психика устроена так, что она не воспринимает предателей.

А жизнь меж двух культур, это психологически дискомфортное состояние.
Ладно, тут меня несколько занесло, но очень хотелось об этом сказать.

Как Вы думаете, почему благотворительность как социальное явление не столь популярно в лезгинской среде?

Трудно сказать, почему-то у нас эта культура не привита. Видимо, это такое особое состояние общества, когда люди сопереживают, переполняются состраданием, возникает потребность хоть как-то помочь неимущему, обездоленному, попавшему в беду.

Хотя, такого рода деяния, всевозможная благотворительность, в любой ее форме, и не обязательно деньгами, все считают бесспорным благодетелем, но реально на это решаются пока единицы. Ведь тут очень важно понимать, помогая попавшим в беду людям (ведь те же дети сироты, например – это люди попавшие в беду) мы как бы помогаем себе, любой человек, не дай Аллах, конечно, не застрахован от неприятностей.  

А когда ты знаешь, что общество примет участие в твоей судьбе, подставит плечо, понятно, что оно не решит все твои проблемы, и это просто поможет тебе легче преодолеть невзгоды. Это первое. Второе.

Когда мы не бросаем людей, оказываем по возможности, по мере своих сил, (тут не нужно «подписываться» на какие-то большие дела, если чувствуешь, что не «поднимешь») этим людям помощь, то капля за каплей мы укрепляем наше, уже изрядно пошатнувшееся, национальное самосознание.

Потому что ощущение, что мы ценим каждого члена нашего общества, во всяком случае, до тех пор, пока тот не докажет, что не достоин он внимания, это также сильно способствует укреплению самосознания. Короче говоря, уверен, что очень скоро мы обязательно дойдем до такого развития общественного сознания, иначе говоря, такого уровня развития общества, когда нам иногда жгуче захочется безвозмездно помочь страждущему. Многие народы, прогрессивные народы, в моем понимании, уже пришли к этому состоянию души, не все, конечно, но существенная их часть.

Что, на Ваш взгляд, необходимо сделать в плане сплочения московской лезгинской общины?

В деле сплочения нет ничего сверхъестественного, как и везде, московская община ни чем особенным не выделяется. Правила те же, что и для всех людей, даже для всего народа.

Поменьше цинизма, фальши, каждый должен стараться, если чувствует в себе силы и возможности, делать для того, чтобы мы не потеряли язык и культуру. Помощь друг другу, по мере сил и возможностей. Убить в себе все зависти и ревности. Если человек идет вверх, не палки ему в колеса, а, наоборот, подтолкнуть. Уважать своих, не принижать своих.

Принижая незаслуженно своего, ты тем самым принижаешь и себя. Если нет внутренней тяги что-либо сделать, не нужно браться, кроме подозрительности, недоверия друг к другу, разочарования и потери веры в собственные силы, это ничего не даст. Ведь никто не скажет спасибо, да, и не должен никто благодарить, орденов и медалей не вручат. Все должно происходить на голом энтузиазме, и не стоит ждать благодарностей.

Так вот для начала, например, хотя бы не лениться, а вести своих детей, у кого они есть, конечно, и кто чувствует, что у ребенка проблемы с родным языком, всего-то на несколько часов, в лезгинскую школу при ФЛНКА. Там прекрасная обстановка, там замечательные, ответственные педагоги, там замечательные аудитории, там дети раскрепощены, чувствуют себя свободно, почти как дома.

Ведь ничего не стоит, привести и сдать детей, а самим заняться своими делами, пока дети там. Или остаться там и чашечкой чая и обсудить накипевшие проблемы. Все очень просто, главное, как я уже сказал – желание. То есть желание остановить уже давно наметившуюся тенденцию на исчезновение языка. 

Родители должны знать, что, важно для ребенка, чтобы он хоть иногда «окунался» в свою родную среду, хоть иногда пребывал в родной культуре. Это придаст ребенку уверенности в жизни. Маленький шаг со стороны родителей, но зато большое подспорье в жизни ребенка. 

Наш язык находится под серьезным прессингом с двух сторон - с одной стороны наступает азербайджанский, а с другой  - русский. Понятно, что оба эти языка более богатые, потому более комфортные для общения.

Плюс все образование происходит на этих двух языках, все средства массовой коммуникации в России - на русском, в Азербайджане - на азербайджанском, следовательно, лезгинский язык как бы обречен. И нет сомнений, что каждый из нас достойно проживет свой век, и наши дети проживут, в современном, глобализированном мире с этим нет особых проблем, но кто-то же должен думать о том, чтобы не потерять свой язык, свои традиции. 

И еще, почему это, с какой это стати, азербайджанский или, скажем, русский язык должен сохраниться, жить и развиваться, а лезгинский исчезнуть? Чем мы хуже? Конечно, ничем, единственный наш недостаток в этом плане – мы легко растворяемся в других народах. 

Какие шаги на общественном поле необходимо предпринять для большего вовлечения представителей народов Юного Дагестана в общественную деятельность?

Трудно сказать. Народы южного Дагестана, я так понимаю, имеется в виду народы «Большой лезгинской семьи», сейчас довольно разобщены. Каждый из них хочет дистанцироваться друг от друга. На мой взгляд, это большая ошибка. Понятно, что каждый народ он по-своему самобытен, имеет свой собственный «код» самоидентификации, но существует ситуации, когда нужно быть единым целым. Особенно, что касается политики. Полезно «выступать» объединенным блоком, единым кулаком. Разобщение в этом плане ничего хорошего никому не сулит. Один в поле не воин. Да и, вообще, зачем сознательно разобщать то, что объединено самой историей. 

А для того, что поактивнее вовлечь народы Юждага на совместные «акции», скажем так, нужно, для начала, их проводить. И тут заметна деятельность ФЛНКА, с ее объединяющими культурными межнациональными проектами по Юждагу. Хотя бы тот же песенный фестиваль, прекрасное ведь мероприятие.

Но поле там не паханное, там еще есть над чем поработать. И еще мне в этом смысле сильно импонирует деятельность Руслана Курбанова и его фонда. У него в проектах работают представители всех народов Юждага, как единый организм, что очень важно, причем с завидным энтузиазмом.

 

Беседовал Гусен Шахпазов

.

.

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

На службе России

Гильский профессор Керим Керимов

Главный тяжелоатлет столицы

Спорт в Юждаге – по остаточному принципу

Мы делаем одно общее дело…

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия