Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Неуместное самоуправление

Муниципальные избиратели в Дагестане фактически лишены права выбирать своих глав

Почти месяц назад, 16 марта, муниципальное законодательство Дагестана претерпело очередное изменение. За подписью главы республики Народное собрание существенным образом сменило порядок и принцип выбора глав муниципальных образований.

Напомним, в сентябре прошлого года решение республиканского парламента, которое передало право избирателей выбирать муниципальных глав депутатам районных законодательных собраний, вызвало у многих непонимание мотивов народных депутатов.

До того муниципальные образования пользовались правом самостоятельного определения порядка выбора глав – через прямые выборы или депутатами муниципального представительного органа. Таким образом, существовавшее на тот период законодательство было гибким и позволяло районам самим определять порядок выбора своих глав.

Необходимо отметить, что такое положение вполне соответствовало Конституции РФ, конкретно - статье 131, где, помимо прочего, указано, что «Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно». 

При этом сокращение демократических прав граждан официальные лица и СМИ объясняли тем, что прямые выборы в Дагестане порой вызывали конфликты, драки и заканчивались печальным исходом. Объяснение, мягко говоря, не очень исчерпывающее.

Наличие конфликтов между кандидатами на главные посты муниципальных образований, которые к тому же входят в политические партии, вовсе не является аргументом для того, чтобы и вовсе лишать народ права выбирать себе  глав.

Вероятно, следует проводить соответствующую профилактическую работу среди кандидатов, делая упор на их членство в определенных партиях, а не лишать зарождающееся гражданское общество чувства ответственности за себя и свой выбор.

Тогда новый закон вызвал немало неодобрительных отзывов в обществе. Многих возмутило, что власти даже не удосужились инициировать общественные слушания, чтобы узнать мнение народа о предстоящих изменениях, а просто поставили перед свершившимся фактом, что само по себе антидемократично.

При этом истинной целью законопроекта эксперты назвали попытку республиканской власти получить мощный административный ресурс, позволяющий напрямую влиять на муниципальные образования, и оценили закон как «однозначно политическое решение».

Надо отметить, что обсуждаемый закон был принят на фоне цепочки решений в регионах Северного Кавказа, в том числе Дагестане, об отмене прямых выборов глав субъектов. 

Напомним, комментируя отмену прямых выборов муниципальных глав, Абдулатипов отметил, что права местного самоуправления не забираются, а, наоборот, закрепляются, но, вместе с тем, обеспечивается управляемость республики и джамаатов.

Безусловно, управляемость республики и джамаатов усиливается, что не есть хорошо в данном контексте, однако о закреплении прав граждан и вовсе не приходится говорить. Особенно если речь идет о последней поправке.

В тексте поправки указано следующее:

«Глава муниципального образования избирается представительным органом муниципального образования из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией по результатам конкурса».

Согласно самому законодательному акту и поправке к нему выходит, что граждане ущемляются не только в активном избирательном праве, но и пассивном. Люди не только лишились права выбирать себе глав, но и быть избранными – теперь для утверждения своей кандидатуры им необходимо получить одобрение конкурсной комиссии.

Справедливости ради стоит отметить, что фигурирование конкурсных комиссий в муниципальном избирательном процессе было инициировано федеральным законом, вносящим изменения в законы «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Согласно этим поправкам, речь идет о возможности избрания главы муниципального образования «представительным органом муниципального образования из своего состава, либо представительным органом муниципального образования из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссиейпо результатам конкурса» (п.1 ч.2 ст.36 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ»).

То есть федеральный законодатель дает муниципальным образованиям право выбора конкретной процедуры избирания. Однако республиканские органы власти самовольно сокращают гражданские избирательные права. Федеральный закон хоть и выстраивает сложную схему выбора муниципальных глав, напоминающую американскую избирательную систему выборщиков, но все же дает право выбора между представительным органом и конкурсной комиссией. Республиканский же закон сужает данное право и вместо предоставления выбора устанавливает директивный порядок – выборы через конкурсные комиссии.

Особое внимание привлекает понятие «конкурсная комиссия». Если ФЗ дает подробное описание порядка формирования комиссии, то республиканский закон лишь ограничивается упоминанием его названия, оставляя немало вопросов о том, почему в нем нет описания конкурсных комиссий или хотя бы ссылки на соответствующую информацию в ФЗ. То есть, из самого нормативного акта непонятно, что они собой являют. 

Согласно ФЗ, конкурсная комиссия формируется по принципу 50 на 50 местным представительским органом и главой высшего исполнительного органа соответствующего субъекта РФ – то есть губернатором. Очевидно, в условиях Дагестана данная схема тоже выльется в фарс, так как выставленные районными депутатами члены конкурсной комиссии, призванные поддерживать некий паритет интересов, не будут противиться воле тех членов комиссии, что были выдвинуты главой субъекта.

Очевидно, предусматривая две разные процедуры избрания глав муниципалитетов, федеральный законодатель исходил из того, чтобы муниципалитеты сами могли выбрать наиболее подходящую к своим реалиям процедуру.

В прошлом году, когда шли живые обсуждения отмены прямых выборов в Дагестане, эксперты отмечали, что Рамазан Абдулатипов не скрывал того, что закон необходим ему для увеличения своих властных полномочий. Очевидно, что дополнение от 16 марта также призвано расширить полномочия главы республики.

Заключая, можно отметить, что политика республиканских властей за последний год в области муниципального законодательства направлена на существенное сокращение гражданских избирательных прав – как активного так и пассивного. В итоге это выливается в торможение развития гражданского общества в республике, так как с простых членов общества снимается ответственность за свое будущее.

При этом, наличие механизма конкурсных комиссий, в котором присутствуют представители регионального уровня государственной власти, нарушает конституционный принцип самостоятельности местного самоуправления и его отделения от системы государственной власти.

Магомед Абдуллаев

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

В Дагестане депутаты приняли в первом чтении отменяющий прямые выборы глав городов и районов законопроект

Избирком РД: явка избирателей в Дагестане по последним данным составила 22%

ЦИК РФ: даты выборов глав Дагестана и Ингушетии зависят от окончания полномочий руководителей этих регионов

В Дагестане выборов не будет

Ингушетия и Дагестан могут отказаться от прямых выборов глав республик

Комментарии (1)
Комментарий #1, дата: 07 апрель 2015 22:12

когда в дагестане отменили выборы глав районов то некоторые видные политики страны приветствовали этот диктат. короче. власть ведя скрытно военное положения  готовится к выборам .  все свое нежелание ,неумение решать гос-е проблемы прикрываются воинственностью хорошим это не закончится 




Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия