Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

От Лайзана к Лакзу

Об этническом облике раннесредневекового Аррана

Редакция ФЛНКА предлагает вашему вниманию вторую часть статьи, вошедшей в первый том издания "Albania Caucasica", посвященного 2000-летию города Дербента и 80-летию профессора Зазы Алексидзе, первооткрывателя албанских палимпсестов, благодаря которому была открыта новая веха в изучении истории, языка и культуры Кавказской Албаниии.

Арсен Акопян - аспирант Института востоковедения НАН РА (Ереван)

К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА ОБ ЭТНИЧЕСКОМ ОБЛИКЕ ЦАРСТВА ЛАЙЗАН

Специальный анализ источников об этническом облике царств Лайзан и Ширван в IX-X вв. показывает, что их мусульманское население, по всей видимости, восходило к собственно албанским (лезгиноязычным) племенам лп'инов и ч'илбов (лупении и сильвы), о которых упоминают античные и раннесредневековые источники.

Начиная с первых десятилетий Х в. царство Лайзан упоминается в источниках в качестве одной из областей в составе владений ширваншахов, но первоначально оно фигурировало как одно из небольших полунезависимых царств Восточного Кавказа. Впервые его название засвидетельствовано у арабо-персидских историков и географов  IХ–Х вв. в качестве одного из мелких этнополитических образований на северо-востоке Закавказья во главе с местными владетелями, за которыми Хосровом I Ануширваном была признана царская власть.

Упоминая ширваншаха среди подданных шаханшаха Ануширвана, ал-Масуди сообщает: «Царем в настоящее время является некий мусульманин по имени Мухаммед б. Йазид, который происходит от Бахрама Гура...»[1]. В другом месте он пишет: «Мухаммед б. Йазид, теперь известный как Ширваншах, был ранее наследственным царем Лайзана»[2].          


По сообщению «Истории Дербенда» («Тарих ал-Баб»), в 861 г., когда после смерти халифа Мутаваккиля правитель Ширвана, представитель рода Мазьядидов ― Хайсам ― стал независимым правителем в Ширване, его брат Йазид стал независимым в Лайзане[3]. С двумя укрепленными крепостями (Нияль и Сулут) и многочисленными селениями это царство имело весьма важное значение на указанной территории[4]. Свидетельством этому служит тот факт, что в 917 г., по данным того же источника, лайзаншах Абу Тахир Йазид захватил власть в Ширване, и с той поры в последнем начала править лайзанская ветвь Мазьядидов, хотя при этом Лайзан стал составной частью Ширвана[5].

Прямые свидетельства, касающиеся этнического облика царства Лайзан, в источниках отсутствуют. В специальной литературе также не уделено достаточного внимания этому вопросу. Судить о нем приходится лишь на основании косвенных свидетельств и в контексте рассмотрения общих для Восточного Закавказья этнических процессов. Единственной известной нам гипотезой по этому вопросу пока остается точка зрения В.Ф. Минорского.

Проведя параллель между некоторыми топонимами и географическими названиями интересующей нас территории и южного побережья Каспийского моря, он возводит историю Ширвана и Лайзана к переселенцам из Дейлема, этим обстоятельством собственно и определяя основной этнический состав указанных областей[6].


Обоснованием для подобного суждения служит факт кажущейся идентичности хоронима Лайзан (варианты ― Лиран, Лайджан, Лаhиджан, ал-Абхаз) и современного топонима Лаhич’ (к району которого в верховьях рек Гирдыманчай и Ахсу относится средневековый Лайзан) с населенным пунктом Лаhиджан на южном побережье Каспийского моря. Аргументируется данная идентификация тем, что чередование иранского суффикса происхождения –з с –джи, -идж является свойственной закономерностью для иранских языков[7].

На первый взгляд, точка зрения В.Ф. Минорского кажется весьма убедительной, однако некоторые вопросы все же остаются. Например, что следует понимать под корнем «лай», если снять суффикс со слов лай-з или лай-дж? Между тем, есть еще и разница в вокальной длине первого слога в терминах «Лайзан» и «Лаhиджан»[8]. Необходимо также обратить внимание на то обстоятельство, что форма «Лайзан» впервые засвидетельствована у авторов IX в. (Балазури, Ибн Хордадбех), а Лаhиджан ― у географов X в. (Истахри, Ибн Хаукаль, Мукаддаси)[9].

У Масуди, написавшего свой труд в 943 г., наряду с формой «Лайзан» засвидетельствован, по словам В.Ф. Минорского, некий переходный вариант «Лāйзан» с долгой гласной в первом слоге[10].


И, наконец, если учесть, что великое дейлемитское продвижение приходится на середину X в.[11], то нельзя ли предположить, что пришлые дейлемцы просто приспособили местные названия к внешне созвучным топонимам своей родины? По крайней мере, возможно, на наш взгляд, с известной осторожностью заметить, что в местах расселения ираноязычных народностей некоторые топонимы стали развиваться в соответствии с диалектальными закономерностями последних.


Что же тогда может представлять собой термин «Лайзан»? Нам кажется, что возможно с большой долей уверенности предположить, что данный хороним является плодом творения арабо-персидской исторической традиции, поскольку, как уже отмечалось выше, впервые он засвидетельствован в IX в. 


Вместе с тем, античные и древнеармянские источники, как известно, на той же территории упоминают племя лупениев-лп‘инов (рядом с сильвами-ч’илбами)[12], а к 450 г. (по предположению Б.А. Арутюняна, указанному в личной беседе, начиная с сасанидской административной реформы 428 г., основным пунктом которой было упразднение царства Аршакидов в Армении и внедрение в Закавказье системы марзпанств) ― достаточно сильное царство Лп‘инк‘, южная граница которого, по всей вероятности, доходила уже до р. Куры. Албанские племена лп‘инов и ч’илбов, соседствуюших друг с другом, весьма сведущие армянские источники ― «Ашхарацуйц», П‘илон Тиракаци, а также изложенная очевидцем событий «История 684 года», использованная (дословно переписанная) в X в. Мовсесом Дасхуранци (Каланкатуаци)[13], ― упоминают вплоть до конца VII в..


На основании локализации Б.А. Арутюняном племен ч’илбов и лп‘инов (первые ― в районе города Шемахи, а вторые ― западнее этого района) и выявления их территориального совпадения с позднейшими Лайзаном и Ширваном[14], А.А. Акопян обратил внимание на сходство этнонима ч’илб с топонимом Ширван, в котором частица –ан является этно- и хоронимообразующим суффиксом множественного числа иранских языков, а ширв- ― закономерным развитием формы ч’илб[15] (в докладе, прочитанной нами на конференции молодых востоковедов в апреле 2007 г. в Ереване, мы попытались дополнительно аргументировать эту точку зрения[16]). Хронологически довольно ранняя иранизация этого этнонима (в промежутке VII–IX вв.), на наш взгляд, является еще одним наглядным свидетельством отмечаемого специалистами присутствия иранских колоний в Восточном Кавказе еще в раннем средневековье, а также свидетельством более восточного вектора их направленности[17].

Что же касается вероятной связи между Лайзаном и Лп‘инк‘ом, то она внешне в достаточной мере не обнаруживается. Думается, что вопрос их совпадения может быть рассмотрен лишь в связи с наличием множества вариантов восстановленной формы «Лайзан» (Лиран, ал-Лайджан, ал-Абхаз). 

Упоминание Ибн Хордадбехом в системе проходов Дербента (ал-Баба) Баб-Лабаншаха[18], возможно, следует рассматривать как последнюю  память о лп‘инах. Хотя факт единичного упоминания не может исключить и фактор случайности, однако наличие такого варианта в источниках дает слабую возможность сопоставить эти два термина и, не вникая пока в суть вопроса с полной глубиной, выдвинуть в качестве хотя бы гипотезы и для дальнейшего всестороннего рассмотрения идею о неслучайности некоторого сходства между собственно албанским этнотопонимом Лп‘ин-к‘ (точное звучание ― Л[ы]п‘инк‘) и хоронимом Лай-з-ан постарабского периода.


Если иметь в виду отсутствие осмысления компонента Лай- в термине «Лайзан», то попытка восстановления первоначального написания этого компонента как Лаб- кажется заманчивой, и следует обратить внимание на то, что в арабском письме в начале и в середине слова литеры ба и йа отличаются друг от друга лишь одной точкой. Вспомним и наличие буквы -б- в другом варианте рукописного обозначения Лайзана ― ал-Абхаз, который еще Й. Маркварт восстанавливал как ал-Лайджан[19]. В таком случае, причиной большего письменного хождения в дальнейшем формы Лайз-ан [<Лабз-ан] можно было бы считать ассоциацию с этнотопонимом Лакз.


Сообщая о местоположении Лайзана, источники (Истахри, Масуди) называют среди его соседей: на востоке ― Ширван, на юге ― Муканийю, а на западе ― Абсийю, соответствующую Анбасийе ― области Капалака-Кабалы[20]. На севере по вершинам Главного Кавказского хребта царство Лайзан примыкало к другой области ширваншахов ― Хурсану. «Худуд ал-Алам» упоминает Ширван, Лайзан и Хурсан как «три провинции под властью одного правителя»[21]. 
Балазури, перечисляя правителей Восточного Кавказа, называет хурсаншаха правителем лакзов[22].

Хурсан, согласно мнению большинства исследователей, вероятнее всего, локализуется на северных склонах юго-восточного отрога Кавказского хребта, начиная примерно от современных селений Крыз, Будух и Хиналуг (со своими лезгиноязычными народностями) и на северо-восток, до района оборонительных сооружений Сасанидов, названных в «Ашхарацуйц» Хорс-вэм («Камень, или скала Хорс»)[23].

Таким образом, выявляется весьма примечательный и, возможно, пестрый этнический облик средневекового царства Лайзан. С северной стороны оно примыкало к лакзам и другим лезгиноязычным народностям. На восток от него простиралось царство Ширван, которое, по всей видимости, восходило к собственно албанским племенам ч’илбов и шилбов. На юго-западе и западе ― собственно Муканийа-Мовакан и Капалак-Кабала, в которой, по сообщению Масуди, «городские жители ― мусульмане, а те, кто живет в поселениях и поместьях ― христиане»[24]. С юго-восточной стороны, несомненно, шло иранское влияние, а господствовавший класс был представлен арабской династией.


Наглядным показателем бытования на территории царства разных этнических групп являются, на наш взгляд, упомянутые в «Худуд ал-Алам» селения Курдийан (Курдиван) и Гюрдживан, которые, возможно, свидетельствуют о наличии здесь иранской и грузинской[25] этнических групп. Однако то же самое обстоятельство показывает и на присутствие на этой территории основной этнической группы, которая не причисляла себя к представителям названных групп. И, безусловно, встает вопрос, не является ли эта группа прямым наследником лп‘инов античных и раннесредневековых источников, т.е. представителем именно собственно албанской народности?


Окончательно ответить на этот вопрос на сегодняшний день, несомненно, сложно, поскольку вопрос, на наш взгляд, требует более обстоятельного и специального этнолингвистического изучения. Однако его решение по предложенной нами схеме могло бы пролить свет на важнейшие вопросы этнической истории Восточного Закавказья до появления там тюркоязычных племен и начала этногенеза современного азербайджанского этноса. 


Список источников:

[1] Масуди. Мурудж ал-Дахаб. XVII. С. 4.

[2] Там же. С. 69.
[3] Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X–XI веков. М., 1963. С. 47–48.
[4] Hudud al-Alam. The Regions of the World. Translated and Explained by V. Minorsky. L., 1937. P. 144–145, 407.
[5] Минорский В.Ф. История Ширвана. С. 48. 
[6] Там же. С. 32-35;  Hudud al-Alam. P. 408–410.
[7] Там же. 
[8] Hudud al-Alam. С. 408-410. 
[9] Там же. 
[10] Там же. 
[11] Minorsky V. La domination des Dailamites. P., 1932. 
[12] Plin. Nat.Hist. VI, 29; Агатангелос. История Армении. Изд. Г. Тер-Мкртчян, С. Канаянц. Тифлис, 1909. С. 16-17 (на арм. яз.); Елишэ. О Вардане и войне армянской/ изд. Е. Тер-Минасян. Ереван, 1957. С.10-11 (на арм. яз.).
[13] Ашхарацуйц Мовсэса Хоренаци. Изд. А. Сукрян. Венеция, 1881 (на арм. яз.). С. 27; Мовсэс Каланкатуаци. История страны Алуанк. Критич. текст и предисл. В. Аракеляна. Ереван, 1983. Кн. II, гл. 39. С. 238-239 (на арм. яз.).
[14] Арутюнян Б. К вопросу о локализации Лпинка // Вестник Ереванского университета. 1971, № 1. С. 108-124 (на арм. яз.).
[15] Акопян А.А. Албания-Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках. Ереван, 1987.  С. 90.
[16]  Акопян А.А. Чилб. Ереван, 2007 (на арм. яз.).
[17] Семенов И.Г. Этнополитическая история Восточного Кавказа в III-VI вв. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Махачкала, 2002. С. 3–4.
[18] Ибн Хурдадбих. С. 123; Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. С. 28, прим. 38.
[19] Hudud al-Alam. С. 408.
[20] Истахри. С. 191; Масуди. С. 58, 69.
[21] Hudud al-Alam. С. 144. 
[22] Баладзури. С. 196.
[23]Hudud al-Alam. P. 144, 399; Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. С. 114-115; Семенов И.Г. Этнополитическая история Кавказа. С. 25. 
[24] Масуди. С. 68.
[25] См.: Мусхелишвили... Отметим, что современные удины обозначают термином «гюрджи» православных христиан вообще, так что здесь надо быть более осторожным в конкретных выводах.

.

Пресс-служба ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

К истории Аршакидов Албании

Хронология Аршакидов Албании

"Albania Caucasica" представили ИВ РАН

Новые горизонты албанистики

Кавказская Албания и лезгинские народы

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия