Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

«Фекьи» - факих

О правоведческой роли мусульманского духовенства в лезгинском обществе

Наверное, немало кто обращал внимание на то, что лезгинское слово «фекьи» (священнослужитель, имам) подозрительно похоже на арабское «факих», что означает правовед, знаток исламского права; само слово производно от слова «фикх» - исламское право, норма поведения мусульманина. Очевидно, это обстоятельство является подсказкой к тому, какую функцию выполняли представители духовенства в лезгинском обществе.

Итак, слово «фекьи» с лезгинского языка переводится как имам. Сан священнослужителя, институт священнослужения в исламской доктрине и практике отсутствует, между человеком и Богом не существует посредников в человеческом обличье. Имамом в мечети может стать любой, кто обладает достаточными знаниями об исламе, чтобы делиться ими с остальными.

То, что слово «факих» производно от арабской лексемы, указывает на то, что оно не является исконно лезгинским словом или вообще понятием. Очевидно, в доисламский период лезгины употребляли другое слово для обозначения лица, представляющего духовенство, обладающего саном священнослужителя.

Не может не вызвать интерес, что представитель духовенства в лезгинском языке обозначается именно понятием «правовед», а не такими принятыми у других народов и конфессий понятиями, как «святой отец», «батюшка», например.

Правовед по роду своей деятельности разъясняет обществу и частным лицам их права и обязанности, указывает на нормы поведения в обществе, напоминает, как должно поступать общество или индивид в том или ином конкретном случае. То есть, это человек, который разъясняет людям установленные в обществе правила поведения.

Таким образом, выходит, что исторически в лезгинском обществе фекьи выполнял очень важную социально-правовую функцию, без которого не возможно обеспечение порядка и стабильного развития в обществе.

Лезгинские государственные образования, как и многие другие дагестанские, были организованы в теократическую форму управления. Общества не были светскими, в силу чего регулировались не светскими законами, а шариатом – исламскими правовыми нормами, источником которых являются Коран и Сунна.

Из этого исходило, что в условиях отсутствия светской власти, заменяемой властью мусульманского духовенства, имамы, будучи носителями знаний о религиозной догматике, приобретали полномочия судебного характера, разбирая гражданско-правовые вопросы населения. А уже более сложные вопросы, которые современная правовая наука квалифицировала бы как уголовные, относились уже к ведению «вышестоящей инстанции» - на суд местного кадия.

Но, правовая система горских обществ была не так просто устроена, как это может показаться. Она отражала суть горской цивилизации, представлявшей из себя сплав местных социальных особенностей и ислама.

Так и выходило, что правовая система горцев представляла собой синтез шариата с адатами – местными обычаями и традициями. Нетрудно догадаться, что такие условия требовали очень внимательного подхода при разграничении функций между двумя источниками горской правовой системы.

Известны случаи, когда к подобной законотворческой работе специально привлекались представители духовенства, которых можно назвать юристами. Так, одним из таких законотворцев был Рамазан-эфенди Ахтынский, который в 1764 году по поручению своего джамаата переписал перечень согласованных с членами общества законоположений, призванных регулировать отношения в области частного права на основе шариата.

В документе указывалось, что содержащиеся в нем правила приняты обществом добровольно и потому обязательны для всех. Впоследствии местный свод законов был переписан одним неизвестным юристом.

Примечательно, что в Ахтынском обществе более строгие меры за нарушение норм шариата были предусмотрены для местных исламских юриспрудентов, старейшин и других руководителей Ахтынского союза сел. Подобное установление, видимо, преследовало цель стимулировать духовно-нравственную ответственность местной элиты, которая должна была быть примером для подражания.

Интересный факт, что на протяжении веков наши имамы выполняли правоведческую роль, разъясняя людям их права и обязанности. Это указывает на высокое практическое значение их рода деятельности, далёкого от всевозможного церемониала и софистики.

Ильяс Букаров

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Лезгинским словам - новая жизнь

Анатомия лезгинских языков

О металлах по-лезгински

Заимствования во благо

О вселенной по-лезгински

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия