Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Положение дагестанских языков

Гамидулах Магомедов о путях решения языковых проблем

Гамидулах Магомедов

Мы продолжаем серию публикаций по языковой ситуации в Дагестане. Сегодня представляем вам беседу с директором Дагестанского научно-исследовательского института педагогики им.Тахо-Годи МОН РД, депутатом НС РД Гамидулахом Магомедовым.

Он любезно согласился ответить на наши вопросы, в том числе касаемых последних изменений в новом Законе «Об образовании в РФ», где трехкомпонентная структура общего образования заменена однокомпонентной – федеральной.

Многие решили, что национально-региональный компонент полностью исключен из структуры содержания образования. Так это или нет на самом деле расскажет наш собеседник.

- Гамидулах Исмаилович, как Вы оцениваете степень защищенности лезгинских (дагестанских) языков в Дагестане?

- Дагестанские языки защищены законом. Есть Законы РФ «О языках народов Российской Федерации» и «Об образовании Российской Федерации». По этим двум законам статус языков субъекта определяет сам субъект. По Конституции РД в 11 статье все языки Дагестана признаны государственными языками.

Но здесь условно, на мой взгляд, можно считать таковыми только письменные языки, потому что бесписьменные языки государственных функций, к сожалению, не выполняют. Они остаются языками общения на бытовом уровне. Значит, языки защищены конституционно. Здесь никаких сомнений быть не должно еще и потому, что впервые в истории Дагестана нам удалось в 2006 году принять Закон «Об образовании РД», где в 5 статье в 5 параграфе прямо записано, что в образовательных учреждениях изучение родных языков является обязательным.

Т.е. если мы раньше преподавали родные языки, особенно в городских школах, по желанию родителей – это был Закон, принятый в 1958 г. в бывшем Советском Союзе «О добровольном изучении родных языков», то с 2006 года изучение родного языка от желания родителей не зависит. Они являются такими же обязательными дисциплинами как русский язык, химия, математика и т.д.

Дагестанский НИИ педагогики им.Тахо-Годи

Иногда говорят: вот у нас нет закона «О языках народов Дагестана». Было бы лучше, если бы он был, конечно. Но отсутствие этого закона не дает нам право сегодня не изучать родной язык в городах. Предмет этот обязательный, он входит в инвариантную часть учебного плана в предельно допустимой недельной нагрузки учащихся. Эти часы не являются дополнительными, не являются нагрузкой.

Второе, в отличие от других республик, Дагестан является одним из бесконфликтных с точки зрения взаимоотношения русского и родных языков. Потому что, допустим в Башкортостане, Татарстане «государствообразующий» язык один, а у нас в республике соотношение русского и родного языка мы рассматривается с учетом того, что русский язык является не только государственным языком всей России, но и языком межнационального общения между народами Дагестана..

- Что это значит? Как соблюдается у нас баланс между русским и родными языками?

- Это значит, если в законе «Об образовании» Республики Татарстана написано, что на родной язык надо давать столько же часов, сколько и на русский, то мы в Дагестане по этому пути сознательно не идем. И я думаю, правильно делаем. Мы даем на русский язык больше часов, чем на родной, учитывая многоязычие, одноаульность некоторых языков.

Русский язык для нас является не только языком межнационального общения, но и средством повышения качества знаний, средством познания. Будешь хорошо владеть русским языком, будешь успевать по всем предметам. У нас есть такое сложившееся соотношение для сельских школ один учебный план – с родным (не русским языком обучения) и второй для городских школ – с русским (не родным). Поэтому я считаю, что все языки защищены.

- А как же с введением ЭГЭ. Ведь ущемляются интересы родных языков, особенно в сельской местности.

- Что происходит? Раньше, сколько существует российская школа, были свои программы, свои учебники, нормы оценок. Мне приходилось лет 20 работать в госуниверситете, приходилось быть председателем комиссии по русскому языку. Я составлял программы отдельно для сельских школ и городских. И нормы оценок были разные.

А сейчас ЕГЭ все сдают одинаково: московские школьники и, скажем, цунтинские. Это недопустимо, потому что стартовые возможности у них совершенно разные. Выпускники московских школ с детства владеют русским языком, имеют русскую среду, а, например, рутульские, цахурские дети поступают в первый класс абсолютно не зная русского языка, без соответствующей русской среды. И вот требовать с них сдавать ЕГЭ по одним и тем же материалам, критериям несправедливо. А все это объективно приводит к ущемлению родных языков.

Как? В сельских школах русский язык был на втором плане, т.е. часов преподавания меньше выделялось, чем на родной. Теперь они автоматически переводят родной язык на второй план, чтобы побольше часов дать на русский язык. Но это не правильно. Дети не готовы обучаться на русском, они им не владеют и элементарно не понимают правил, не могут справиться с заданиями. Надо приостановить этот процесс.


Открытый урок родного языка

В сельских школах до 4 класса надо все предметы преподавать на родном языке, и постепенно их готовить к переходу обучения на русском языке. А у нас нет учебников по математике, природоведению и другим дисциплинам на родных языках. Эту базу надо создать. Пишу служебную записку новому президенту Дагестана, чтобы, наконец, начали издавать такие учебники. Наш институт предлагает сделать так, чтобы 4 класс был буферным, смешанным русский и родной языки, чтобы не было резкого перехода.

- Какие изменения произошли в последнее время в сфере образования? Исключен ли из образования национально-региональный компонент?

- В 2007 г. были внесены изменения в Закон «Об образовании», где трехкомпонентную модель заменили на однокомпонентную. Если с 1992 по 2004 года по стандартам мы имели три компонента содержания образования – это федеральный, национально-региональный и компонент образовательного учреждения (последний с 2002 года), то теперь остался только федеральный компонент.

Остается ли в таком случаем национально-региональный компонент образования? Да, остается! И не просто остается, а по сравнению с предыдущими стандартами, мы имеем сейчас даже больше часов на национальный компонент, на этнокультурное образование, чем в базисном плане. В 2004 году эта доля не могла превышать 25%, сейчас мы имеем до 30% плюс еще в 1 и 2 классах дают 10 часов дополнительно. Следовательно, компонент как таковой остался, и никакого ущемления здесь нет.

- К чему тогда все эти изменения?

- Очень просто. Закон «Об образовании» был принят в 1992 году, а Конституция Российской Федерации уже после. Возникли противоречия. И вот российские законодатели привели старый Закон РФ «Об образовании» (1992г.) в соответствие с требованиями статьи 43 Конституции РФ в той части, где говорится, что «Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты».

И теперь, согласно новому Закону «Об образовании в РФ», к полномочиям субъектов РФ отнесены разработка и реализация программ развития образования с учетом региональных, социально-экономических, демографических, этнокультурных и др. особенностей субъекта.

Научно-практическая конференция, посвященная Международному дню родного языка, сел.Касумкент

Во многих субъектах и у нас в Дагестане министерства образования восприняли эти изменения как исключение национально-регионального компонента, как отказ от него. Нам пришлось бороться за национально-региональный компонент. Нет секрета в том, что в 2008-09 году исключили из учебного плана дагестанскую литературу в старших классах, культуру и традиции народов Дагестана, родные языки в начальных классах. Нам пришлось полностью их восстановить.

И сейчас работа в нашем институте идет полным ходом. Не будет преувеличением сказать, что почти все республики вместе взятые не создают столько учебников, сколько у нас. Мы должны издавать отдельно для сельских и городских школ по 11 учебников. Получается 22 учебника и это для каждого языка!

У нас есть непростая ситуация с младописьменными языками – агульским, рутульским и цахурским, не хватает специалистов. У нас проблема с учебниками. Хотя мы каждый год издаем 15 наименований учебников на языках народов Дагестана. Все равно их не хватает. Сегодня обеспеченность учебниками по родным языкам в Республике составляет где-то 50%.

- Почему?

- Потому что они должны фондироваться, то есть переиздаваться каждые 4 года. Вот в тот период, о котором я рассказывал, когда не было понятно, будет ли национально-региональный компонент или нет, министр образования издал приказ о том, что надо изъять из учебных заведений все учебники, созданные до 2005 года. Нам пришлось срочно отменить этот приказ. Но в результате фондирование было временно приостановлено и мы попали в трудную ситуацию. Постепенно мы из нее выходим, и я надеюсь, что через два года мы перейдем на поставленный график и будем своевременно обновлять учебники. Но учебников, как я сказал, не хватает пока. Методисты также работают над наиболее дефицитной наглядной учебно-методической литературой для школ.

- На Ваш взгляд, что нужно предпринять, чтобы улучшить ситуацию с национально-региональным компонентом?

- Во-первых, надо соблюдать закон. В городских школах уже 4-5-й год идет введение родного языка как обязательной дисциплины. Но пока не во всех школах родной язык изучается. Надо считаться с тем, что теперь это обязательные предметы. Правда, в этих школах учится разный контингент.

Некоторые совсем не знают родной язык, часть владеет им в той или иной степени и есть свободно владеющие родным языком. Надо создавать соответствующие группы, необходимо повысить ответственность руководителей образовательных учреждений и, прежде всего, родителей.

Во-вторых, родителям надо разговаривать со своими детьми на родном языке. Мы даже на один час в неделю увеличили в городских школах изучение родного языка. Вместо двух даем три часа. Но они не заполняются. Нужно ответственно подходить к этому всем участникам образовательного процесса.

Я везде продвигаю идею о том, что каждый дагестанец должен быть билингвом, то есть свободно знать два языка: родной и русский, не считая иностранных языков. Три языка – это идеально. Поэтому необходимо создавать соответствующую учебно-методическую базу для этого.

Выступление Гамидулаха Магомедова на научно-практичной конференции в сел.Касумкент

- Как обстоят дела с кадрами - дипломированными специалистами по родному языку? Достаточно их или нет?

- Мне этот вопрос хорошо знаком, я все-таки десять лет работал деканом филологического факультета. И я завидую выпускникам моего периода. Они в этом плане выгодно отличались от выпускников русского отделения. Во-первых, они знали и русский язык, так как их специальность была «русский язык и литература, родной язык и литература».

Потом их разделили, и это была ошибка. Исходя из реалий Дагестана, неправильно готовить специалистов только по родному языку. Что сегодня получилось: провалили прием на эти отделения. Сегодня, говорят, всего по два-три студента готовят на отдельных курсах.

Какие первоочередные проблемы мы сейчас имеем? Первое, качество подготовки нуждается в очень серьезном улучшении. Второе, куда идут трудоустраиваться выпускники? В школы не идет и три процента! Вот, сегодня городские школы нуждаются в учителях родного языка, а их нет.

Недавно приняли Закон «Об ответственности семьи за воспитание и обучение детей». Семья в нынешних условиях почти не несет никакой ответственности. Но, по правде говоря, у них и нет на это времени. Хотя это совсем другой вопрос.

- Люди переселяются из сел в города. Улучшилась ли ситуация с обучением родному языку в городских условиях?

- Процесс миграции, урбанизации сильно изменил облик Дагестана. Махачкала увеличилась в последние годы на две трети от своей численности. К этому нельзя подойти чисто механически. Дело в том, что переселившиеся люди приехали в Махачкалу из сел. Они свободно владели родными языками, изучали их в школах. А оказавшись здесь, и они перестают изучать его, а вслед за ними и их дети тоже.

Вот таким образом и росло количество людей, не владеющих своим родным языком. Это означает, что они не только не знают родной язык, но и утрачивают родные обычаи, перестают уважать своих предков, историю. Это далеко идущий процесс. Родной язык сегодня – это не просто школьный предмет. Можно не усваивать какой-то другой предмет, но не усваивать родной язык нельзя, потому что через него идет становление человека, его духовно-нравственное формирование.

Эти «магомеды не помнящие своего родства», растущие в городах, что из себя представляют? Была бы моя воля, я бы установил жесткие правила: если чиновник любого уровня, республиканского, районного масштаба, начиная с президента Дагестана не знает родной язык, то он не должен занимать свою должность.

- Все больше лезгин проживают за пределами Дагестана. Многие не знают родного языка, но хотят овладеть им. Как можно помочь им?

- Эту проблему надо разделить. Есть наши общины в Азербайджане – лезгинская, аварская, цахурская. Это одна ситуация. А есть общины в разных российских регионах и диаспоры в странах СНГ и Балтии. Они все ко мне обращаются. Мы отправляли учебники в Харьков, Тюмень, Казахстан.

Конечно, после распада Советского Союза никакого внимания со стороны государства не уделяется изучению родных языков за пределами Республики Дагестан. На них мы в своей работе, к сожалению, не рассчитываем, так как не можем создавать для них специализированные учебники. Просто по возможности, отправляем небольшое количество учебников, изданных для дагестанской школы.

У нас внутри Дагестана есть свои сложности, связанные с тем, что для азербайджанцев, чеченцев и ногайцев наш институт не имеет права создавать учебники. Они создаются в республиках и странах, где они являются «титульными» (для ногайского – в Карачаево-Черкесии – Р.Ф.). В последние годы мы оттуда ничего не получаем, что осложняет изучение родного языка для этих народов. Нам необходимо уладить эту проблему.

-А как все-таки обстоят дела в Азербайджане?

-Лет семь-восемь назад я был там в составе правительственной делегации. Мы посетили весь север Азербайджанской Республики, от Кусаров до Закатал. Для преподавания родного языка там отведено два часа, которые по большей части зафиксированы на бумаге. Нет ни преподавателей, ни учебников – ни наших, ни своих. Вообще-то они выпустили совсем немного учебников, я что-то там видел, но они не имеют на это право согласно международному законодательству. Учебники лезгинского, аварского, цахурского языка мы должны им предоставлять, но они не заказывают у нас и не закупают. Поэтому их там нет.

В Кусарах во время совещания я задал вопрос: «Почему вы не заказываете у нас учебники? Мы бы вас обеспечили ими». На него отреагировал старый учитель, лезгин, который ответил почему-то на азербайджанском языке: «Ваши учебники нам не подходят по одному принципу. В них написано, что Москва – столица России». Я ему отвечаю: «Ну и что? В азербайджанских школах в Дагестане дети учатся по вашим учебникам, в которых тоже написано, что Баку – столица Азербайджана. Что тут плохого?»

Поэтому России надо на государственном уровне поставить вопрос об изучении родных языков в Азербайджане, чтобы все наши народы там были обеспечены этим правом.

- Какие задачи на Ваш взгляд следует решить в первую очередь в языковой сфере?

- Недавно я ездил в села, которые переселили с горной местности Курахского и Сулейман-Стальского района на низменность. Посетил около десяти сел и увидел в учебное время ребят 13-14-летних верхом на лошадях. Я спрашиваю: «Они учатся?» Мне отвечают: «Нет, с первого класса не учатся». «Почему?». Отвечают: «Они пасут овец, коров, зарабатывают деньги. Зачем для этого школа, образование?». Это меня неприятно удивило

А ведь раньше был всеобуч. В советское время, если я работал директором школы и ученик куда-то выезжал, то я должен был получить письменное подкрепление, в какой школе он будет учиться. Поэтому важнейшая сегодня задача – это возврат к системе всеобуча. Все население школьного возраста должно быть охвачено образованием.

Еще один вопрос – ЕГЭ. Дети сами говорят: «Зачем учиться? Там баллы, папа договорится». ЕГЭ разрушило систему образования. Весьма пагубно влияет на воспитание и образование учащихся, вообще на школу в целом, установившаяся в стране практика определения результатов деятельности учителя и образовательной организации в зависимости от количества баллов, полученных выпускниками на ЕГЭ. Ни по содержанию, ни по организации, ни по сути ЕГЭ не может стать пока таким критерием.

Все знают, что баллы и знания учащихся пока не соответствуют друг другу. Задача состоит в том, чтобы учитель в пределах выделенных часов по русскому языку в государственном учебном плане, а не за счет других, прежде всего путем повышения эффективности своей работы обеспечил высокие баллы на ЕГЭ, соответствующие реальным знаниям учащихся, а не за счет репетиторства. Для этого необходимо повысить ответственность учителя за качество знаний учащихся, руководителям образовательных учреждений умело воспользоваться рычагами стимулирующей зарплаты и др.

- В некоторых селах последнее время отправляют детей учиться в медресе. Как Вы к этому относитесь?

-Ничего плохого в медресе нет, пусть оно существует, но пусть в них обучают и родному языку тоже. Медресе как дополнительное образовательное учреждение должно уделять внимание всему пласту традиционной духовной культуры, в том числе и родному языку, который нельзя оторвать от народа, как и религию. Но медресе не может заменить школу, это запрещено Конституцией страны. Ребенок должен получить светское девятиклассное образование, параллельно пусть посещает и медресе тоже, но после занятий в школе. Если он не ходит в школу, то медресе, где он учится, надо закрыть.

…Я вам должен сказать, что после принятия в 2006 году Закона «Об образовании в Республике Дагестан» об обязательном изучении родных языков в городских школах наблюдается оживление. Намного выросло количество учащихся, охваченных изучением родных языков. Вы не представляете, что происходило в этом году в день родного языка. Он прошел в районах и городах республики как праздник, состоялись конференции, приуроченные к нему. Наблюдается большой интерес.

Я очень доволен. Сейчас родители тоже хотят, чтобы дети знали родной язык. Но сразу результат невозможен. Нужен длительный процесс.

-С чем связаны такие изменения?

-Люди начинают понимать, что без родного языка, без культуры и традиций ничего нельзя делать. Можно ли называть человека культурным и образованным, если он не знает своих обычаев, своих традиций, свой родной язык?

Иера Рамазанова

.

Корреспондентский корпус ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Дагестан теряет мудрость предков

Вернуть городским детям родной язык

Вышел сборник материалов научно-практической конференции «Пути сохранения, изучения и развития родного (лезгинского) языка»

О сохранении родного языка

Отстаивая право на родной язык

Комментарии (9)
Комментарий #9, дата: 14 апрель 2014 17:02

Будучи лезгином, я понимаю агульцев, рутульцев, табасаранцев, крызов где-то на 30-50%


Комментарий #8, дата: 14 апрель 2014 16:58

Все народы Восточного Кавказа имеют генетическое родство, также как и немцы с англичанами, французами и таких примеров очень много. Национальные споры напоминают  детские разборки, мой папа самбист а твой борец, значить мой папа сильнее, и наоборот. К чему все это. Мы все произошли от одного праязыка, история у нас практически идентична. Хватит вести националистические безпочвенные беседы. В конце концов на чате мы общаемся общепонятным языком, а это главное. 


Комментарий #7, дата: 14 май 2013 21:42
Цитата: Рашид
Видимо часть села Яракк переселился в горы, а другая часть, оставшиеся на равнине постепенно олезгинился. Название села тоже стали произносить на лезгинский манер - Яраг.

Жителей села Яракк таб-цы называют "ярккар", почти так же как "яркурар". А лезгины, живущих в Хивском районе и некоторых селах С-Стальского района, называют себя "ярк1ар" (яркинцы). И другие лезгины их так называют.

Комментарий #6, дата: 14 май 2013 21:38
Цитата: Рашид
Табасаранцы за железки(медали) Родину не защищали. Сто процентно уверен, что многие табасараны совершили героических поступков во время войны,даже больше тех кто получил звезду Героя СССР, но из-за своей природной скромности не получили высоких званий, так как табасараны не умеют прогибаться, подхалимничать перед вышестоящим командованием. Многие ещё не знают, что табасаранцы находились в списке неблагонадежных народов из-за активного сопротивлению становления советской власти на юге Дагестана.

Эти байки можешь своим детям рассказывать.
Таб-цы - единственный крупный народ Дагестана, у которого нет Героев. А самыми неблагонадежными всегда были аварцы, нам сказки не рассказывай. Таб-цы - самый мирный и добрый народ, который никогда никуда не высовывался и молча выплачивал долю арабскому майсуму.

Комментарий #5, дата: 14 май 2013 13:35
Цитата: Рашид
Магомед Яракский тоже имеет табасаранские корни. Его предки переселенцы из села Яракк Хивского района.

Он не ЯраКский, а ЯраГский. Есть такое село в Магарамкентском районе.
А село Яракк в Хивском районе раньше было лезгинским, таб-цы называют лезгин "яркурар".

Комментарий #4, дата: 12 май 2013 10:16
Цитата: Рашид
по числу известных людей на душу населения, табасаранцы занимают одно из первых мест в Дагестане. Достаточно упомянуть одного табасаранца, одного из создателей российского интернета, благодаря которому мы, россияне, в том числе и лезгины-табасаранофобы, общаемся в виртуальном пространстве. Всему Дагестану известны умственные способности табасаранов. Не зря им доверяют ответственные должности где необходим ум, логическое мышление...

Уахахахахаха! насмешил.
Самый никакой народ в Дагестане - это табасаранцы. Нет ни одного Героя Советского Союза, ни одного военачальника, ни одного известного ученого, ни одного известного писателя... Из спортсменов только полурусская Исинбаева и чуток известен стал Камал Ханмагомедов. В остальном полная тишина....
Жаль, что у нас такие слабые соседи....
Всю жизнь вы, таб-цы, жили под пяткой своего арабского майсума..

Комментарий #3, дата: 27 апрель 2013 23:06
Рашид,
Рашид надеюсь на это,что таких прохиндяев и туфтаболов как ты у вас немного!!!

Комментарий #2, дата: 25 апрель 2013 23:49
Табасаранцы пока могут гордиться только тем,что размножаются как кролики!!!

Комментарий #1, дата: 25 апрель 2013 16:49
Цитата: Рашид
В научном мире понятие "лезгинские языки" отсуствует
А можно ссылку? Вообще-то это только безграмотные люди утверждают обратное. Все языковеды, начиная с конца 19 века не сомневаются в том, что табасаранский язык не только относится к лезгинской группе, но и еще входит в восточнолезгинскую подгруппу вместе с агульским и лезгинским. После агульского к табасаранскому наиболее близок именно лезгинский язык. Это для неучей



Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия