Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Выступление Амиля Саркарова в ОП

Роль местного самоуправления в сохранении культурно-языкового пространства

На прошедшем 27 марта 2014 года в Общественной палате Российской Федерации круглом столе на тему «Роль местного самоуправления и гражданских структур в сохранении и развитии родных языков народов Южного Дагестана» выступил целый ряд компетентных специалистов, каждый из которых высказал свое мнение.

Предлагаем вниманию наших читателей доклад помощника президента ФЛНКА Амиля Саркарова, посвященный роли местного самоуправления всохранении культурно-языкового пространства этнических меньшинств.

В своем докладе я хочу рассказать о том, как проблематика, поднятая на сегодняшнем «круглом столе», отражена в Конституции нашей страны и законодательстве в целом, а также о том, как обстоит ситуация на самом деле.

Конституция предоставляет нам право на пользование родным языком, на свободном выборе языка общения, воспитания, обучения, творчества. Об этом говорится в статье 26.

Статья 68 дает республикам право устанавливать свои государственные языки, которые в органах государственной власти, в органах самоуправления, в государственных учреждениях Республики употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации - русским языком.

Я тут хотел бы подчеркнуть, что об употреблении языков написано в императивной форме. То есть ситуации, когда дополнительные государственные языки могут не употребляться в качестве официальных на территории республик не предусмотрены Конституцией.

Однако, данное положение на самом деле не работает в той форме, в которой оно озвучено в Конституции. Реальный статус государственных языков в республиках не соответствует ему, так как не обеспечен в полной мере.

Важен и третий пункт этой статьи, так как он говорит о том, что Россия «гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития».

Теперь, что касается местного самоуправления. Местное самоуправление не входит в органы государственной власти. Об этом говорится в третьей статье Конституции. Седьмая глава целиком посвящена местному самоуправлению.

Согласно 130 статье «местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью».

В следующей статье говорится о том, местное самоуправление осуществляется с учетом исторических и иных местных традиций. К сожалению, конкретно о языковых традициях в ней прямо не говорится.

В данном случае основной закон страны оставляет открытым вопрос о том, может ли местное самоуправление определять официальный язык на своей территории. Россия подписала и ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления, которая предполагает наделение МСУ значительной самостоятельностью.

Но в нашей стране разделение государственной и местной власти носит формальный характер. В частности, органы местного самоуправления не обладают достаточной финансовой самостоятельностью.

Об этом, кстати, недавно говорил и президент нашей страны Владимир Путин. Широкие языковые права, отраженные в Конституции должны были найти свое отражение и в законодательстве о МСУ, но этого мы, к сожалению, пока не видим.

В первой статье Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" говорится о том, что местное самоуправление в Российской Федерации – это форма осуществления народом своей власти.

В сферу компетенции органов МСУ входя вопросы местного значения, решения по которым принимаются в виде муниципального правового акта. Самостоятельный выбор и использование официального языка, кстати, вполне укладывается в вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования.

 

 

Однако в перечне вопросов местного значения муниципальных образований отсутствует данное положение. Говорится лишь о создании условий для реализации мер, направленных на сохранение (или поддержку) и развитие языков и культуры народов Российской Федерации.

Кроме того органы МСУ имеют право на создание условий для осуществления деятельности, связанной с реализацией прав местных национально-культурных автономий на территории поселения и оказание содействия национально-культурному развитию народов Российской Федерации.

Но надо сказать, что национально-культурная автономия – это тот институт, на который возлагались большие надежды, но, к сожалению, он не получил своего развития. В принципе, национально-культурная автономия должна была со временем превратиться в представительный орган того вольного народа на конкретной территории. Но этого, к сожалению, не произошло.

Федеральный закон "О языках народов Российской Федерации" утверждает, что языки народов России являются национальным достоянием государства и находятся под его защитой. А также о том, что государство на всей территории Российской Федерации способствует развитию национальных языков, двуязычия и многоязычия.

В целом закон затрагивает много важных аспектов. В той же вводной части говорится о том, что данный закон направлен на создание условий для сохранения и равноправного и самобытного развития языков народов Российской Федерации.

Но, к сожалению, в настоящее время это всего лишь декларация со стороны государства о том, какие обязательства оно возлагает на себя, а конкретные меры в законах и подзаконных актах, которые непосредственно обеспечивали эти положения, отсутствуют.

Я приведу некоторые интересные сведения. Если брать две последние переписи, 2002 и 2010 года, то, несмотря на то, что большое количество народов продемонстрировало естественный прирост своей численности, всего лишь у 6 «российских» языков выросло количество носителей. Это цахурский, тувинский, рутульский, чеченский, лезгинский и карачаево-балкарский языки.

Прирост числа их носителей все равно уступал приросту численности населения, то есть у них тоже происходит утрата родных языков. У остальных происходило абсолютное падение численности носителей родных языков. Даже у тех народов, у которых достаточно высокий прирост. Например, у кумыков, у аварцев, лакцев, даргинцев. Конечно, к данным переписи нужно относится с известным скепсисом. Мы знаем, как перепись осуществлялась на Кавказе, да и по всей стране, но, как говорится, тот факт, что эти процессы характерны для всех «российских» языков весьма показателен.

Положение о равноправии в законе заключает в себя свободу выбора и использования языка общения, что вообще-то выглядит странным, так как все это входит в «базовые» права человека, которые любое государство, называющее себя демократическим, обязано отразить в своей Конституции. Они и отражены в Конституции России, мы говорили о них в самом начале, рассматривая статью 26.

А, вот, что собой представляет «сохранение и всестороннее развитие родного языка» в законе не описывается. Свободный выбор языка воспитания и обучения, о котором также говорится во второй статье, должен быть обеспечен конкретными мерами, которые отсутствуют в законодательстве.

Никто не вправе устанавливать ограничения или привилегии при использовании того или иного языка, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации, утверждается в федеральном законе.

Однако реальная языковая ситуация в стране показывает, что ограничений и привилегий, на самом деле, более, чем достаточно для того, чтобы законодательные гарантии государства представляли собой пустые декларации.

В статье 3 «Правовое положение языков» очень интересным является пункт 4: «В местности компактного проживания населения, не имеющего своих национально-государственных и национально-территориальных образований или живущего за их пределами, наряду с русским языком и государственными языками республик, в официальных сферах общения может использоваться язык населения данной местности».

То есть может использоваться, а может и нет. Это, как показывает практика, зависит не от потребностей и желаний населения, а от органов государственной власти России и субъектов федерации. И опять в пункте 5 мы видим декларативные положения, особенно это: все языки народов Российской Федерации пользуются поддержкой государства. Что это за поддержка, в чем она заключается и какой цели служит?

Пункт 6 явно ограничивает возможности самостоятельного развития того или иного языка.

Статья 4 «Гарантии защиты языков народов Российской Федерации» представляет собой декларации, которые государство почти не выполняет. Во всяком случае, усилия с его стороны на сегодняшний день явно недостаточны в этом отношении.

Примечательно, что в статье 6 говорится об обеспечении функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации и лишь о содействии развитию государственных языков республик. Разница в подходах весьма существенна и она сразу бросается в глаза.

То есть обеспечение функционирования языков, которые были признаны государственными в республиках, не обеспечивается, оно заменено суррогатом «о содействии развитию».

Статья 7 тоже пока не работает результативно для российских языков. Как уже говорилось, в сухом остатке мы имеем то, что «российские» языки не развиваются, а стремительно деградируют.

Кстати говоря, особенно ужасная ситуация складывается с финно-угорскими языками. Так, по числу носителей карельского языка карелы уже должны попасть в список малочисленных народов. Потому что число носителей карельского языка в два раза меньше 50 тысяч – границы, отделяющей малочисленные народы от других.

В статьях 9 «Право на выбор языка образования» и 10 «Преподавание и изучение языков народов Российской Федерации» аналогичным образом декларируются разные языковые возможности в сфере образования.

Возьмем это положение: государство обеспечивает гражданам Российской Федерации условия для преподавания и изучения языков народов Российской Федерации, но с обязательным уточнением: в соответствии с законодательством об образовании. То есть оно может обеспечить, а может – нет. А на практике мы гораздо чаще видим второй вариант.

Каждый народ Российской Федерации, не имеющий своей письменности, обладает правом создавать письменность на родном языке. Государство обеспечивает для этого необходимые условия. Но, например, в Дагестане мы видим, как на самом деле реализуется данное положение, когда носители полутора десятка языков не могут добиться прав, прописанных в законе.

Статья 14 «Язык образования» Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" серьезно ограничивает возможности получения образования на ином кроме русского языке: В Российской Федерации гарантируется получение образования на государственном языке Российской Федерации, а также выбор языка обучения и воспитания в пределах возможностей, предоставляемых системой образования.

Неравноправие особенно отчетливо видно в этом положении: преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации не должны осуществляться в ущерб преподаванию и изучению государственного языка Российской Федерации, то есть не в ущерб русскому языку.

Зачем это нужно было вставлять дополнительно? У нас русский язык имеет максимальную степень защиты, существует отдельный закон «О государственном языке». Наоборот, должны быть применены формы дополнительного стимулирования для изучения и расширения функционирования других языков.

Право на получение образования на родном языке также весьма ограничено: граждане Российской Федерации имеют право на получение дошкольного, начального общего и основного общего образования на родном языке из числа языков народов Российской Федерации, а также право на изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации в пределах возможностей, предоставляемых системой образования, в порядке, установленном законодательством об образовании.

Правда, есть важное дополнение: Реализация указанных прав обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных организаций, классов, групп, а также условий для их функционирования. Однако за пределами республики, где данный язык является государственным, реализация этих прав в абсолютном большинстве случаев не осуществляется.

 

В Законе "Об образовании в Российской Федерации" постоянно говорится о языках народов Российской Федерации, но какие языки входят в их число – непонятно. Однако, раз вводится такое понятие, то следовало сформировать перечень данных языков. Это очень важное упущение российского законодательства.

Согласно статье 66 «Начальное общее, основное общее и среднее общее образование», основное общее образование направлено на овладение только государственным языком Российской Федерации, остальные языки не упоминаются, что автоматически их зачисляет в списки необязательных.

Возвращаясь к Федеральному закону "О языках народов Российской Федерации" переходим к статье 11 «Язык работы федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления». В ней, в отличие от императивной нормы в Конституции, осуществлен переход на диспозитивную норму: используется выражение «могут употребляться» вместо «употребляются» в отношении органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных учреждениях республик.

Диспозитивность мы наблюдаем и в других случаях: при проведении референдумов.

Статья 15 «Использование языков в работе государственных органов, организаций, предприятий и учреждений» как будто подразумевает большие возможности для использования языков народов Российской Федерации:в деятельности государственных органов, организаций, предприятий и учреждений Российской Федерации. Но, осуществление этих норм в реальности почти не происходит за пределами республик и ограниченно в самих республиках.


Официальное делопроизводство подразумевает использование других государственных языков помимо русского в республиках. Об этом говорится в статье 16 «Использование языков в официальном делопроизводстве». Это положение хорошо закреплено в законе, но тоже используется довольно-таки слабо. Чтобы исправить ситуацию в этой сфере, необходимы подзаконные акты, нормативные акты, которые позволяли бы развивать официальное делопроизводство на других языках.

 

В законе «О Языках народов Российской Федерации», в статье 18«Язык судопроизводства и делопроизводства в судах и делопроизводства в правоохранительных органах» и статье 19 «Использование языков в нотариальном делопроизводстве» упоминаются также суды, нотариат, в которых можно осуществлять судопроизводство на других языках.

Что касается положений о суде, то они часто используются как возможность избежать наказания со стороны отдельных подозреваемых в каких-либо преступлениях, представляющих разные национальности, особенно «редкие». Эти лица в большинстве случаев просто прикрываются якобы, незнанием русского языка и требуют перевода материалов судопроизводства на их родной язык. Но часто бывает так, что они даже не владеют родным языком или владеют им слабо.

В статье 20 «Язык средств массовой информации» указывается, что передачи всероссийского телевидения и радиовещания должны осуществляться только на русском языке как государственном языке Российской Федерации. Лишь всероссийские газеты и журналы могут также по усмотрению учредителей издаваться на иных языках.

Весьма примечательной является статья 22 «Языки, используемые в сфере обслуживания и в коммерческой деятельности». Порядок использования языков в сфере обслуживания и в коммерческой деятельности предусматривает следующее: отказ в обслуживании граждан под предлогом незнания языка недопустим и влечет за собой ответственность согласно законодательству Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Этой статьей используют в своей деятельности отдельные общественные деятели в Чувашии, Татарстане и некоторых других республиках с целью привлечения общественности и государства к проблеме отсутствия знания государственного языка республики в сфере обслуживания у персонала, работающего с населением.

Статья 23 «Язык наименований географических объектов, надписей, дорожных и иных указателей» предоставляет возможность наряду с государственным языком Российской Федерации написание наименований надписей и оформление надписей и указателей производить на государственных языках республик и иных языках в субъектах Российской Федерации.

Анализ законодательства нашей страны показывает декларативность многих положений о языках народов Российской Федерации, неразработанность законов о местном самоуправлении в области, касающейся сохранения культурно-языкового пространства этнических меньшинств, и отсутствие реальной поддержки языков этнических меньшинств, приводящей к тому, что данные языки деградируют, стремительно теряя носителей, переходящих полностью на русский язык.

Одной из причин этого процесса является отсутствие императивных норм, закрепляющих функционирование этих языков в области компактного проживания их носителей, делающих их обязательными наряду с русским языком – государственным языком Российской Федерации и, как следствие, востребованными.

.

Пресс-служба ФЛНКА

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

"Язык - транслятор культуры поколений"

«Забота о языках - приоритет для России»

"Родной язык должен функционировать"

Лезги языки в Общественной палате РФ

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия созывает Круглый стол по сохранению родных языков

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2020 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия