Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Происхождение Кубинских ханов

Новый взгляд на родословную легендарного Фетали-хана

В 2013 году на сайте ФЛНКА вышла моя статья «Вопросы о родословной Кубинских ханов». В ней я озвучил некоторые из вопросов, которые возникают при ознакомлении с происхождением ханов. Целью той статьи было привлечение внимания наших профессиональных историков к родословной ханов Кубы, в надежде на то, что люди, более компетентные в истории, чем я, исследуют этот вопрос и дадут свое заключение.

Прошло три года, однако эта тема так никого и не заинтересовала. Я решил сам в меру своих скромных возможностей и способностей начать разбираться с генеалогией ханов и засел в архивах. Однако при изучении документов, касающихся личности Фетали-хана, а большая часть документов о кубинских ханах касалась именно его, я был поражен, насколько он в реальности отличался от того образа, который был создан Бакихановым и другими авторами. Фетали-хан не был тем коварным убийцей и жестоким ослепителем, властолюбивым тираном и захватчиком, каким его рисуют. Он был совсем другим человеком, отзывчивым, умным и дальновидным, и даже гуманным. Он был подлинным защитником народа.

Его все любили. Все притесненные и оскорбленные обращались за помощью к Фетали-хану. Ради него сестра уцмия Ахмад-хана воевала с братом. Все его враги в конце концов становились его друзьями. Даже грозный Умма-хан простил ему смерть отца и (по Буткову) даже сосватался за его сестру.Так у меня появилась идея написать о нем книгу и осветить всю его жизнь. И происхождение его, как и его предков, должно было стать однойиз глав будущей книги. Однако после настоятельных просьб моих друзей из ФЛНКА я решил эту главу вынести на суд читателей сайта Лезгинской автономии.
Итак, начнем...
Сразу скажем, что историческая наука считает кубинских ханов выходцами из рода кайтагских уцмиев. Эта точка зрения утвердилась в  XIX веке и еще ни один историк не подверг её сомнению. Авторам данного исследования это положение хорошо известно. Но на самом деле в этом вопросе далеко не все так однозначно.

Любопытным является уже то, что те, кто писали о кубинских ханах при их жизни, будь то при Гусейнали-хане, Фетали-хане или Шихали-хане, об их национальности не сказали ни слова. Такие исследователи как Гербер, Гмелин, Биберштейн, Симонович, Соймонов, Легкобытов, Дренякин и др., описавшие Кубинское ханство, излагая в своих работах вкратце и его историю, не сочли нужными освещать этническую принадлежность кубинских ханов, для них все как будто было ясно и естественно.

Историк Бутков П. Г., оставивший нам пожалуй самые подробные сведения о Кубинском ханстве, в своем раннем труде «Сведения о Кубинском и Дербентском владениях. 1798 г.» писал и о ханах кубинских, но касаться их происхождения нашел не нужным.

Мало того, сами Кубинские ханы тоже никогда и ни при каких обстоятельствах не упоминали о своих кайтагских корнях. В 1774 году ряд дагестанских владельцев во главе с уцмием Кайтага составили военный блок и решили отобрать у Кубинского Фетали-хана часть его владений. После похода генерала де Медема, исправившего положение Фетали-хана, Россия в лице майора Фромгольда приложила немалые дипломатические усилия для завершения конфликта и примирения враждующих сторон. Фромгольду при посредничестве Тарковского шамхала и Акушинского кадия удалось призвать в марте 1777 года стороны к мирным переговорам. Однако Кайтагский уцмий Ахмад-хан и Табасаранский кадий на них настояли, чтобы Фетали-хан оставил Дербентское ханство и Ширван и владел только Кубинским ханством. С чем Фетали-хан естественно не согласился, переговоры были сорваны. Но Фетали-хан на этих переговорах ни словом не обмолвился о кайтагском прошлом своих предков и о том, как они оказались в Кубе.

Вот где ему следовало бы заявить о своей причастности к правителям Кайтага. Ведь если б он был потомком уцмииев, убитых или изгнанных другой ветвью, то не Ахмад-хан с кадием должны были претендовать на Дербент, а Фетали-хан как минимум на половину Кайтагского уцмийства, как представитель незаконно отлученнойго от власти семейства.

Но по результатам этих переговоров есть несколько документов, Фромгольдом написано два рапорта, и в них нет ни слова о том, что кубинские ханы являются потомками кайтагских уцмиев. О таком веском аргументе в свою пользу Фетали-хан на этих переговорах почему-то решил промолчать. А в письме императрице Екатерине II Фетали-хан начинает свою родословную с «покойного деда Султан Ахмед-хана» (Письмо Фетали-хана дербентского Екатерине II с уверением в своей преданности 1775 года. Пер. с персидского. РДО № 213).

Но зато в XIX веке, когда последний хан был в изгнании или скончался (В месяце Рамадан 1237 года (22.V – 21.VI. 1822 г.). Похоронен в селении Балахани – авт.), а само ханство было уже Кубинской провинцией Кавказского края, почти все, кто даже вскользь упоминали в своих заметках о Кубинском крае, считали необходимым вставить примечание о кайтагском происхождении его бывших ханов. В том числе и историк Бутков в своих «Новых материалах по истории Кавказа».

А между тем в самой Кубе жители говорили, что династия ханов произошла от «Лезги Ахмеда», это отмечено в 4-х томном «Обозрении Российских владений за Кавказом» (Обозрение Российских владений за Кавказом. Т. 4, с. 143). В этом первом фундаментальном исследовании Кавказа выводится довольно интересная генеалогия «последней фамилии» Кубинских ханов. Хан Гусейн в этой «последней фамилии» отсутствует, династия начинается с Ахмед-хана. Зато его авторы называют еще одного хана, Хасан-Али, сына Ахмед-хана, о котором нет упоминания в других источниках.

А следующего хана, «султан Ахмед хана», они не называют ни внуком Ахмед-хана, ни сыном Хасан-Али-хана. Дальше наследственность ханов в «Обозрении» вновь соблюдается: «ему наследовал сын его Гусейн-Али-хан», который «со смертью своей передал правление сыну же своему Фет-Али-хану».

Кроме них, П. К. Услар в своей работе «Кюринский язык» тоже указал, что родоначальником кубинских ханов был «некто Лезги-Ахмед». Но дальше Услар добавляет: «По преданию он был из фамилии Уцмиев» (Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание. VI. Кюринский язык, Тифлис, 1896 ).Население самой Кубы и Кубинской провинции составляли в подавляющем большинстве своем лезгины, это Услар знал хорошо. Они не могли назвать кайтагца лезгином, чуть ниже он же отмечает, что лезгины не называют «лезгинами» «…ни хайдаков, ни табасаранцев, ни лаков, ни какой-либо другой из горских народов».

Но такое смещение этнонимов укладывалось в рамки его собственной, им же произведенной дефиниции – как раз в этом труде Услар собственно лезгин «для определительности» переименовал в кюринцев, что уже де-юре делало допустимым применение этнонима «лезгины» ко всем народам Дагестана.

А знаменитый кавказовед А. П. Берже, в бытность свою председателем Кавказской Археографической Комиссии составил родословную кубинских ханов. Он каким-то образом, используя известные ему одному источники, установил, что Гусейн-хан скончался около 1690-го года, Ахмед-хан (Берже называет его и Султан-Ахмед-хана уцмиями, так-как им по версии Бакиханова удавалось захватить Кайтаг и на время воцариться в нем – автор) – в 1703-м г., погребен в Маджалисе, Султан-Ахмед-хан в 1711-м г. и погребен в Худате, даты их рождения Адольфу Петровичу выяснить не удалось. А Хусейн-Али-хан, отец Фетали-хана, род. в 1709 г. женился в 1734 и 1737, умер в 1757, погребен в Худате (АКАК Т. VI, стр. 907). Тем самым кайтагское происхождение Кубинских ханов стала как бы задокументированной.
Чтоб разобраться в этом вопросе, мы решили подробно изучить все существующие документы, касающиеся происхождения кубинских ханов. Для начала рассмотрим историю появления кайтагцев в Кубинском крае. Она рассказана только в «Гюлистан и Ирам», а позже практически без изменений повторяется в «Асари Дагестан».Где-то к середине XVII века раздор в роду кайтагских уцмиев, которые разделились на «Маджалисских» и «Енги-Кентских», перерос в вооруженное противостояние: Енги-Кентская ветвь перебила своих маджалисских родственников.

Но один малолетний мальчик из маджалисских во время расправы был спасен своим молочным братом. Он же и переправил спасенного ребенка к шамхалу. Звали мальчика Гусейн. Этот будущий Гусейн-хан вырос во дворе шамхала, а по достижению совершеннолетия отправился в Персию, к шахскому двору, по пути женившись в Сальяне. В Персии Гусейн-хан поступил на службу, удачно женился еще раз на девице из правящего рода, принял шиизм, сумел понравиться шаху, и наконец получил во владение Кубинскую и Сальянскую области.

Став Кубинским ханом, он объявил войну Енги-Кентским уцмиям, которые правили в Кайтаге. Собрав войско, Гусейн-хан в 1689 году захватил «свое наследственное владение» и засел в его столице Башлы. Но уцмий Алисултан, успевший убежать в горы, с помощью окрестных народов прогнал его обратно в Кубу. Вскоре после этого Гусейн-хан скончался. У него был сын по имени Ахмад-хан. Ахмад-хан продолжил реваншистские стремления своего отца. Ему тоже удалось захватить Кайтаг и воцариться в Башлы. Уцмий Амир-Гамза, вступивший в правление по смерти предыдущего уцмия, Алисултана, снова удрал в горы, но освободить Кайтаг не успел, тоже умер своей смертью.

Это сделал уже следующий уцмий из Енги-Кентской линии который тоже звался Ахмад-ханом. Ему удалось освободить Башлы и часть Кайтага, Ахмад-хан кубинский перебрался в Маджалис. Далее Ахмад-хану уцмию удалось, натравив одного из нукеров, убить Ахмад-хана кубинского.  Бакиханов время не уточняет, но эти события произошли уже в самом начале XVIII века, до начала массовых антииранских выступлений. Ханом Кубы стал Султан-Ахмад-хан, согласно Бакиханову сын Ахмад-хана и внук чудесным образом спасенного Гусейн-хана.

Дальше у Бакиханова история в какой-то степени повторяется. В 1711 году повстанцы «по наущению Хаджи-Гайба Алпанскогo, везира Хаджи Давуда» захватили Худат и персидского ставленника Султан-Ахмад-хана убили вместе со всей семьёй и приближенными, но снова спасся грудной ребенок по имени Гусейн-Али. Гусейна-Али, сына Султан-Ахмед-хана, спасли на этот раз сами повстанцы и переправили в Ахты (другие пишут, что в Тагирджал).О состоянии Кубинского престола и собственно ханства после свержения Султан-Ахмед-хана Бакиханов не пишет, об этом пишет только Серебров. По нему Кубинское ханство стало владением Сурхай-хана Кази-Кумухского.

А спасенного Гусейн-Али сердобольные люди вырастили, воспитали, а когда в 1722 году в Дербент нагрянул Петр I, эти спасители привели Гусейн-Али к императору, чтоб тот своей властью вернул ему, ханство с титулом, что Его Императорским Величеством якобы и было сделано.Позже Надир-шах также утвердил его в своих правах, а в 1736 году женил Гусейн-Али-хана на дочери уцмия Ахмад-хана, и соответственно помирил их, тем самым положил конец вражде маджалисских и енги-кентских линий. Правда, это уточнение есть у Алкадари, у Бакиханова примирение предполагается.Такова вкратце суть кайтагских корней кубинских ханов (Аббас-Кули-ага Бакиханов. Гюлистан-и Ирам. Баку. 1991, IV. Сс. 122-125).

В хронологическом плане сразу бросается в глаза соответствие этой истории с датами родословной из АКАК, видимо А. П. Берже, определяя даты смерти ханов, если не руководствовался, то во всяком случае учитывал рассказ Бакиханова о злоключениях «маджалисского» семейства уцмиев.Но, несмотря на соответствие изысканиям Берже, история, приведенная Бакихановым, вызывает странные чувства. Спасение венценосного младенца благородными людьми во время расправы над монаршей семьей и вновь обретение им верховной власти, - сюжет, достойный авантюрного романа, но крайне редкий в реальной жизни. Но когда пишут, что за полвека в одном правящем доме произошли сразу два таких чудесных случая, то вместо сарказма приходит мысль, что одно из этих спасений могло иметь место, а на второй случай оно было просто спроецировано.

Продолжение читайте в следующем материале

Бедирхан Эскендеров

Поделиться

Возможно Вам будут интересны:

Еще одна жемчужина Восточного Кавказа

Борьба Шеки с Сефевидами

На пороге бизнес-клуба молодежи

Вопросы о родословной Кубинских ханов

Галопом по Кубинскому ханству…

Комментарии (0)


Официальный сайт FLNKA.RU © 1999-2021 Все права защищены.

Российская Федерация, г. Москва

Федеральная лезгинская национально-культурная автономия