Rus Eng Az Lz

Федеральная лезгинская
национально-культурная автономия

Особое мнение

Главное

Выступление Аликберова А. К.

Аликберов А. К. Здесь говорили о проблемах мониторинга на Кавказе. Для того чтобы делать исследования такого рода, необходимо изучение на мес­те процессов, которые там происходят, с целью выявления основных тенден­ций: что происходит, в какой степени культура развивается, какие проблемы существуют.

          Я сейчас представляю работу группы изучения Северного Кавказа Инсти­тута востоковедения. Несколько наших сотрудников, членов группы выезжали в регионы, три человека выезжали в Дагестан и Южный Дагестан — это я сам, Бобровников Владимир Олегович и Рощин Михаил Юрьевич. Владимир Оле­гович побывал также в Азербайджане. В результате исследований сложилась картина, которую я хотел бы вам здесь представить.

          У народов Южного Дагестана нет особо специфических проблем социаль­но-экономического развития, которые были бы исключительными и которых не было бы у других народов. То есть социально-экономические проблемы — они общие для всего Кавказа, но вместе с тем есть одна проблема, которая явля­ется характерной именно для народов Южного Дагестана и может предопреде­лить дальнейшее развитие народов этого региона. Дело в том, что впервые в ис­тории административные границы, установленные ещё в 1860 году, после рас­пада Советского Союза оказались государственными границами и после достижения договорённости о трансграничном сотрудничестве между Россий­ской Федерацией и Азербайджанской Республикой территория расселения лезгинских народов оказалась де-факто разделённой на четыре зоны. Вот такая ситуация сейчас сложилась. Являются ли лезгины разделённым народом? Есть несколько нюансов, которые действительно делают постановку проблемы про­вокационной, если говорить, что это разделённый народ и его надо объединить. Это с одной стороны. С другой же стороны, проблема всё-таки существует, и при её обсуждении необходимо учитывать три основных момента.

          Первое. Народы Южного Дагестана — это составная часть историко-куль­турной общности, которая известна как дагестанская. Эта общность сложилась ещё в древности, и эти народы инкорпорированы между собой, имеют слож­ный, более или менее стабильный баланс отношений в Республике Дагестан. Проблемы этих народов имеют общую природу. Это первый момент.

          Второй момент. Лезгины, табасараны, рутульцы, агулы, цахуры в России не являются диаспорами. Это коренные российские народности, история кото­рых самым тесным образом переплетена с историей российского государства буквально с самого начала его образования. Арабские источники сообщают о походах русов в Закавказье и на Северный Кавказ начиная с IX века. Известно, что в середине X века русы совершили совместный с аланами и лезгинами по­ход и дошли до Партава (это древняя столица Кавказской Албании), вытесни­ли оттуда арабо-мусульманские силы и в течение продолжительного времени удерживались в Закавказье.

          Третий момент. Лезгины, аварцы, цахуры, таты в Азербайджане не являют­ся диаспорами, таты — коренная народность Азербайджана, история их тоже тесно переплелась с историей азербайджанского этноса. То есть это коренной народ и здесь, на территории России, и там, на территории Азербайджана.

         Чтобы понять ситуацию, необходимо отметить следующие особенности.

         Первое. В отличие от большинства других народов лезгинские народы не имеют собственных национальных государственных образований не только на уровне политических автономий, но и автономий культурных на территории проживания.

        Второе. Лезгины, аварцы и цахуры — не единственные разделённые наро­ды, проблема которых существует во взаимоотношениях России и Азербайджа­на. На территории Дагестана живут азербайджанцы, в том числе гергебильцы, и табасараны, которые говорят на азербайджанском языке, это субэтнические группы, которые признаны азербайджанцами, но некоторые из них являются табасаранами.

        Третье. И дагестанские, и азербайджанские, и российские лезгины, лезгин­ские народы, в подавляющем большинстве являются лояльными гражданами своих государств. При этом некоторая часть лезгинской интеллигенции в Азер­байджане имеет пророссийские политические устремления. У дагестанских лезгин проазербайджанеких политических устремлений нет, но при этом на­блюдается достаточно сильное культурное притяжение.

         Четвёртое. Дагестанцы и азербайджанцы в основном лояльные граждане Российской Федерации, но немало и таких, кто имеет экстремистские полити­ческие устремления.

         Пятое. Среди представителей народов Южного Дагестана сравнительно больший процент тех, у кого приоритет этнической и гражданской идентично­сти преобладает над приоритетом родовой и религиозной. Клановые связи на юге Дагестана были ослаблены в большей степени, чем у соседних народов, и степень религиозности у них также сравнительно ниже. Здесь зарождаются некоторые процессы, которые обусловлены таким положением вещей. Слабое знание народом учения ислама ведёт к тому, что процесс религиозного возрож­дения нередко приобретает фундаменталистскую окраску. Исламский фунда­ментализм, в свою очередь, выступает в качестве противника любого проявле­ния этничества у местных народов и одновременно, причём в гораздо большей степени, против российской гражданской идентичности.

          Этот процесс только набирает силу, и, учитывая квалификацию и актив­ность миссионеров, которые, несмотря на все усилия властей, не прекращают своей деятельности, эти негативные тенденции могут только усилиться, если не оказать им активное противодействие, в том числе с помощью средств массовой информации. Распространение исламского фундаментализма невыгодно ни России, ни Азербайджану. В России этничность в определённом смысле высту­пает в качестве союзника гражданской идентичности. И то и другое явления ан­тагонистичны по отношению к исламскому фундаментализму. В Азербайджане же возрождение ислама консолидирует этнические сообщества и мешает не только объективным или политически ангажированным ассимиляционным процессам, но и интеграции суннитских сообществ в рамках шиитского общест­ва. Дальнейшее возрождение ислама на территории Азербайджана в перспекти­ве может обозначить новый рубеж в противостоянии, способствовать приоста­новлению ассимиляционных процессов. Этническая ассимиляция происходит легче, чем религиозная, то есть лезгину легче стать азербайджанцем, чем шии­том, равно как суннитам тяжело стать шиитами.

          Какие здесь могут быть решения? Вокруг сложных проблем всегда много спекуляции, особенно, когда вмешиваются третьи силы, преследующие собст­венные геополитические задачи. У лезгинских народов тоже нет единого мне­ния о своём будущем, они разделены не только территориально, но и в этно­культурном отношении. Попытки подавить какие-то национальные движения в Азербайджанской Республике, подвергнуть репрессиям их лидеров в принци­пе проблемы не решают, они загоняют её внутрь и ещё больше обостряют. Про­тиводействие становится более тонким.

 

 

 

         Что касается политических решений, то Российская Федерация действи­тельно является гарантом стабильности, она не может нарушить её принципы. Поэтому 15 апреля 1994 года Президент Российской Федерации вместе с дру­гими главами государств — участников СНГ подписали Декларацию о соблю­дении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности гра­ниц государств — участников СНГ. И трансграничными проблемами, по идее, должно заниматься СНГ, однако у Содружества нет соответствующих струк­тур. Эти проблемы могут решаться с учётом интересов Российской Федерации и Азербайджанской Республики, но при этом должны учитываться интересы всех народов, которые проживают в Дагестане. Сотрудничество возможно в двухстороннем формате: Российская Федерация и Азербайджанская Респуб­лика в рамках СНГ.

          В сложившихся условиях наиболее оптимальным для всех заинтересован­ных сторон было бы превращение территории проживания лезгинских народов из потенциального источника напряжённости, которая может возникнуть при осложнении ситуации в будущем, если процесс интеграции забуксует, в зону активного и взаимовыгодного сотрудничества двух соседних государств. Для этого, во-первых, необходимо восстановление и укрепление доверия в этом ре­гионе, установление на границе режима упрощённого пропуска. Российская Федерация предлагала наладить совместную охрану южных границ Азербай­джана, чего Азербайджан не поддержал. Необходима разработка поэтапных ша­гов по углублению трансграничного сотрудничества, координация работы по противодействию идеологии радикальных исламских течений. И со стороны Азербайджанской Республики необходимо обеспечить поддержку стремления лезгинских народов Азербайджана к изучению русского и родного языков по примеру того, как азербайджанцы на территории Российской Федерации полу­чают бюджетную поддержку для развития собственной культуры: есть печат­ные средства массовой информации, радио- и телепередачи на азербайджан­ском языке. Необходима поддержка Российской Федерацией российских наро­дов, соотечественников за рубежом в тех случаях, когда их права нарушаются. Важно и поощрение развития демократических институтов.

          Завершая своё выступление, я хотел бы сказать, что у России и Азербай­джана нет альтернативы: в случае их бездействия регион может стать зоной ка­ких-то обострений, конфликтов, потому что проблем здесь хватает. Не секрет, что именно в Южном Дагестане распространяется ваххабитская идеология. Надо думать, почему она там распространяется. Из зоны потенциальных угроз, нестабильности этот регион может стать зоной сотрудничества, зоной, которая обеспечит долговременные стратегические интересы, стратегическое партнёр­ство России за рубежом.

 

 

Председательствующий. Спасибо, Аликбер Калабекович.

         Я на одну только фразу отреагирую. Вы сказали, что среди источников на­пряжённости есть вопросы, связанные с национальной идентичностью. Я хочу напомнить о принципах проблем, которые лежали ранее в основе националь­ной политики СССР. Помните, на праздновании 50-летия образования СССР говорилось: "Сложилась и утвердилась новая историческая общность — совет­ский народ". Всё это ещё на слуху. Сейчас с такой формулировкой в первую оче­редь связывают создание условий для формирования российской нации.

          Второй тезис: "Расцвела единая советская культура — социалистическая по содержанию и многообразная по национальным формам".

          Третий: "Исчезло понятие "национальная окраина".

          Четвёртый: "Национальный вопрос в том виде, в каком он достался нам от прошлого, решён окончательно и бесповоротно".

          Пятый тезис: "С созданием Советского Союза стала явью тысячелетняя прекрасная мечта лучших людей покончить с племенными, расовыми и нацио­нальными конфликтами".

          А теперь мы с вами знаем, что со всем этим произошло после 1980 года: эти громкие обещания начали рушиться, и в первую очередь был снят с повестки дня тезис об окончательном решении национального вопроса в СССР. Акцент стал делаться на другое — на нерушимое единство, братство, дружбу народов СССР, пропаганду интернационализма. Тезис о новой исторической общности уже звучал как тезис о длительном, незавершённом процессе и так далее.

         Сегодня мы говорим об этносах, мы говорим о лезгинах, мы говорим о рутульцах, мы говорим о табасаранах, мы говорим об агулах. Цель нашего сего­дняшнего "круглого стола" — выработать программу, в первую очередь связан­ную с развитием этих народов, с развитием их языков и культуры. И вот тогда, когда это будет серьёзно решаться, они сами будут понимать, что такое иден­тичность российской нации.

         Слово предоставляется Гусейнову Абдусаламу Абдулкеримовичу, директо­ру Института философии РАН.

 

Выступает Гусейнов А. А. - Подробнее >>

 

Навигация заседания круглого стола:

Вступительное слово Председателя Комитета Государственной Думы по делам национальностей Трофимова Евгения Николаевича

Доклад заведующего сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН доктора социальных наук Кисриева Энвера Фридовича

Содоклад Председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свобо­ды совести Тишкова Валерия Александровича

Содоклад заведующего сектором истории арабских стран Института востоковедения РАН Аликберова Аликбера Калабековича

Выступление директора Института философии РАН Гусейнова Абдусалама Абдулкеримовича

Выступление заместителя  начальника  отдела Межнациональных отношений Министерства ре­гионального развития Российской Федерации Мартынова Вадима Евгеньевича

Выступление президента Федеральной лезгинской национально-культурной автономии Керимова Арифа Пашаевича

Выступление президента Фе­деральной национально-культурной автономии азербайджанцев в Рос­сии (АЗЕРРОС) Садыкову Союну Касым оглы

Выступление депутата Государственной Думы,  президента Ассамблеи на­родов России Смирновой Свет­ланы Константиновны

Выступление Ректора института "Юждаг" Республи­ки Дагестан Османова Наримана Османовича

Выступление декана отделения факультета международных отношений дипломатической акаде­мии МИД России Семедова Семеда Абакаевича

Выступление профессора Дагестанского государственного педагогического университета Абдурагимова Гаджи Аслановича

Выступление первого за­местителя министра по национальной политике, информации и внешним свя­зям Республики Дагестан Ильясова Зикруллы Зияфдиновича

Выступление помощника депутата Государственной Думы Санаева Шахлара Фарзулаевича

Подведение итогов круглого стола

Рекомендации круглого стола

 

Фотоальбом: Национально-культурные особенности развития народов Южного Дагестана (круглый стол - 2006 год.)



ФОТОГАЛЕРЕЯ ВИДЕО АУДИО БИБЛИОТЕКА